Не бей лежачего Ефремова

Происшествия
Помните, была такая песенка: ничего не вижу, ничего не слышу… Вот и Михаил Ефремов пошел в несознанку — мол, не помню, и все тут. Но я не о нем. Меня больше занимает толпа.

Взахлеб рыдавшие вчера в соцсетях и требовавшие освобождения актера от ответственности: «Вы что, он же гений! Он демократ!», сегодня требуют его распять. И порой совсем не фигурально выражаясь.

Хлеба и зрелищ! Вот истинный, некультурный код нашей жизни. Особенно приятно толпе топтать низвергнутого с высоты, кем бы он ни был.

У меня в лихие годы был друг. Его называли Доном. Хотя он не был членом мафии, но считался безусловным авторитетом для всех в своем городке, и крутые бандиты почитали за честь с ним дружить. Дон помогал всем, кто к нему приходил, не терпел беспредела, а по профессии был учителем. Да-да. В прямом смысле: преподавал физкультуру. Уже потом его образ растащили по сериалам и основательно испачкали.

— Говоришь, опасно? — переспросил он меня совсем незадолго до того, как его убили. — Да, опасно быть собой. Но на Руси как? Надо марку держать, а то растопчут…

Не бей лежачего ЕфремоваЯ не люблю, когда толпой на одного, когда бьют лежачего, даже дурного и с отшибленной памятью / Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

— Слыхал я, сынки, кто-то что-то против меня имеет? — спросил я свой призыв.

Мы стояли в парадках у автобуса, чтобы ехать на дембель. Они опустили глаза, а я знал, что мне готовят как минимум избиение. Я был замкомвзвода, и деды у меня ходили по струнке.

— Ты?

— Я? Не, не…

— Или ты?

— Не, я ничего…

Помолчали.

— Ну, прощайте, пачкуны, — сказал я. И они полезли в автобус. А я остался ждать товарища, ему дембель был на завтра.

Толпа отважна на словах, особенно анонимно, задним числом и умом.

Прямо сейчас в «Фейсбуке» рвут питерскую журналистку, позволившую себе усомниться в безгрешности пары демократических фигур, замешанных в уголовщине. Клеят ей ярлык сумасшедшей и травят по телефону ребенка. Но я знаю, что позже опять будут подскуливать как ни в чем не бывало.

Что до Ефремова, то он мне не интересен, и не был интересен никогда. По жизни, скорее, неприятен. Но я не люблю, когда толпой на одного, когда бьют лежачего, даже дурного и с отшибленной памятью. Мне от этого нехорошо. А вы, диванные, иначе не умеете.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news