Русский язык объят пожаром

Культура
Имя родившегося в ноябре 1801 года Владимира Даля, писателя, этнографа, собирателя фольклора, одного из учредителей Русского географического общества, врача, автора записок о последних часах жизни Александра Пушкина, навеки соединилось с русским языком.

Два его эпохальных труда «Толковый словарь живого великорусского языка» (1861–1868 годов) и «Пословицы русского народа» (1862 года) стали спутником, как писал академик Виноградов, «не только литератора, филолога, но и всякого образованного человека, интересующегося русским языком».

Владимир Даль прожил насыщенную жизнь: плавал по морям, участвовал в войне с Турцией, усмирении Польши, походе в Хивинское ханство, сопровождал Пушкина в экспедиции по Уралу, где тот собирал материалы о пугачевском бунте, был глазным хирургом, гомеопатом, чиновником особых поручений при губернаторе в Оренбурге.

— Это еще совершенно новое у нас дело, — благословил Даля на подвижнический труд по собиранию русского фольклора Пушкин. — Вам можно позавидовать — у вас есть цель. Годами копить сокровища и вдруг открыть сундук перед изумленными современниками и потомками.

Несколько лет спустя, умирая в квартире на Мойке, он оставит ему свой любимый перстень с изумрудом и простреленный пулей сюртук.

Русский язык объят пожаромСловарь русского языка / Фото: yourdictionary.com

Даль умер в 1872 году, успев получить признание современников. Из распахнутого им (200 тысяч слов и 30 тысяч пословиц) «сундука» черпали идеи и образы славянофилы — П. Киреевский, К. Аксаков, А. Хомяков. Ценили Даля и западники — И. Тургенев, А. Герцен, П. Чаадаев. «После Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе», — писал о нем в 1845 году Белинский.

В теоретике и собирателе русского языка не было ни капли русской крови. Отец Даля был датчанином, мать — француженкой. Сам он, в совершенстве владевший несколькими языками, этим вопросом не заморачивался: «Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю на русском». В конце жизни Даль перешел из родительской (лютеранской) веры в православную. «Россия погибнет только тогда, — утверждал он, — когда иссякнет в ней православие…» Или русский язык, хочется добавить сегодня.

Императоры Николай I и Александр II испытывали к Далю некоторое недоверие, как к «иноверцу», но награждали орденами, оказывали финансовую помощь в издании трудов. Советская власть, упростившая и обезличившая русский язык (первый нарком просвещения Луначарский вообще собирался перевести его на латинский алфавит), признавала Даля как просветителя и народного заступника, но не увлекалась пропагандой его трудов. Для исповедующей интернационализм идеологии он был недопустимо «русским».

Интерес общества к трудам Даля ненадолго вспыхнул в годы перестройки. Прежде скупо издаваемый для специалистов-филологов «Толковый словарь» был переиздан в 1989–1991 годах издательством «Русский язык» и мгновенно разошелся тиражом в 200 тысяч экземпляров. Вскоре его разрозненные тома перекочевали на книжные развалы и лотки уцененных книг.

В двадцатые годы знаменитый ученый Чижевский писал, что «русский язык объят пожаром». Сегодня пожаром объята вся культурная жизнь страны. Рухнувшим в интернет постсоветским поколениям нет дела до сбереженных Далем сокровищ. Его труды высятся над пепелищем новояза ХХI века как памятник тому, что уже никогда не вернется.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen