Доброе злое слово Черного Сантехника
/ Фото: «Вечерняя Москва»

Доброе злое слово Черного Сантехника

Общество
Я вышел из квартиры и не спеша зашаркал вниз по лестнице, сметая в пролет окурки, горелые спички, фантики и прочий мелкий мусор. Эту операцию я проделываю почти ежедневно — с тех самых пор, как поселился в пятиэтажке неподалеку от станции метро «Октябрьское поле».

Обычно я так шаркаю со своего пятого этажа до площадки между третьим и вторым, где мусор уже гарантированно попадает в негласную зону ответственности уборщиц (ни разу не встречал их выше).

Двумя пролетами ниже меня тормознула представитель местного ТСЖ. «Нет, вы видели?! Сколько же можно!» — она ткнула в прилепленный на стену лист: «Мусор лень на помойку нести — проще загадить подъезд? Черный Сантехник тебе отомстит: в своем же утопнешь дерьме!» «Видел, — сознался я, огибая возбужденную активистку. — Такое же и на других этажах есть».

Черный Сантехник вошел в жизнь нашего подъезда несколько месяцев назад. Распечатанные на принтере двустишия появлялись в почтовых ящиках, на стенах и дверях квартир. Автор, скрывающийся за инициалами Ч.С., каленым словом беспощадно карал нарушителей внутридомовой гигиены, предрекая им ужасные кары фекально-анальной направленности. Сегодняшний немудреный стих был еще приличным: обычно Ч.С. в выражениях не стеснялся и щедро использовал обсценную лексику.

Вечером подъезд встретил меня одной-единственной оберткой от жвачки и жестянкой из-под алкококтейля. Причина непривычной чистоты обнаружилась сразу: на подоконнике стояла внушительная посудина — нечто среднее между жаровней для углей и здоровенной курильницей. Примерно на треть она была заполнена окурками и разной мусорной мелочью.

Приглядевшись, я понял, что посудина сделана из спиленной верхней части 50-литрового баллона из-под пропана. Аналогичные емкости обнаружились и на других подоконниках.

На площадке между четвертым и пятым этажами я остановился покурить. Пепел стряхивал в новенькую мегапепельницу, плод чьих-то умелых рук и изобретательности. Не знаю, кто ее сделал. Не знаю, сколько ему заплатили и платили ли вообще. Зато я знаю, почему эти пепельницы появились. Добрым словом и пистолетом можно добиться куда больше, чем просто добрым словом. И сколько можно натворить словом злым — атомная бомба отдыхает. Потому что слово — это оружие.

И в начале, говорят, тоже было оно — Слово. А уж кто как его использует, к худу ли, к добру.

…Я докурил свою вечернюю сигарету и ткнул ее в пепельницу — Черный Сантехник внутри меня только ухмыльнулся, дело было сделано.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news