Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Как и просила бабушка Фатима

Общество
В Махачкалу я приехала без багажа, но зато привезла с собой дыхание ненадолго вернувшейся зимы: в еще вчера весеннем и задышавшем теплом городе даже заснежило.

Бабушка Фатима, у которой я спрашивала, как пройти на проспект Гамидова и отыскать улицу Гагарина, поскольку телефон разрядился в неподходящий момент, отправилась меня провожать с веселыми присказками: «Нет, дочка, я уж тебя провожу, прослежу, чтобы ты куда надо свернула. Правильную-то дорогу надо знать любому, хоть тебе, хоть мне, хоть стране…»

По дороге она говорила без умолку: «Ах, ты москвичка, как хорошо. А я вот в Москве давно не была, хотя помню ее, какая же красивая, важная, и очень уж мне нравилось там на метро кататься. И сейчас она мне родная — младший внук учится там на доктора. Не знаешь Гаджи? Хотя где ж тебе знать, Москва большая, народу много...» Я слушала ее и боялась, да, честно, боялась, что она свернет разговор к тому, зачем я тут, и потом начнется обсуждение.

Боялась, что услышу что-то про «интересы Кремля», что раздадутся стоны по поводу санкций. Но, услышав, что я приехала поговорить с родителями погибшего во время спецоперации Нурмагомеда Гаджимагомедова, материал о котором размещен в этом номере, бабушка Фатима заохала, утерла слезы.

Как и просила бабушка Фатима Фото: Рixabay

— Горе великое, дочка, да. Какой герой наш мальчик, все мы им гордимся. Дай бог сил родителям. Молодой совсем, жизни не пожалел, чтобы порядок был, чтобы люди зажили по-людски, за счастье их. А как иначе? Что ж они думали-то, те, кто Киев с панталыку сбил, что мы — не страна? Страна. Да какая, дочка, страна-то. Это ж нас научили, что мы порознь жить должны. А было как? Отец мой воевал, так его украинец Опанас на себе раненым вынес. А командир русский был, Иван. Зам его — мордвин вроде. И буряты воевали рядом, и кумыки, и Еся, еврей. И ты вот — русская, а я — аварка. И ты без меня дорогу бы нашла, а со мной сподручнее, разве нет? Выстоим!

Я вспоминала бабушку Фатиму всю поездку. Проще все там и яснее оказалось — в провинциальной по сравнению с Москвой Махачкале. Что напряжение есть в воздухе — правда. Как иначе — все за новостями следят, обсуждают. Но никто не скупает сахар, нет истерии в магазинах. Нет избалованности, есть убежденность — в трудный час не надо сомнений, надо стоять плечом к плечу. И слово «россияне» мне повторяли тут чаще, чем за все последние десятилетия.

«Кутайся теплее, иди прямо. Идти долго — под ноги смотри, у нас тут по-разному, на улицах-то. Не сворачивай, так и до Гагарина дойдешь! — напутствовала меня Фатима. — Завтра потеплеет. Москве от бабушки Фатимы привет!» Передаю привет. Спасибо за науку, бабушка Фатима.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты