Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Параллельное пространство

Общество
«Как там твой розарий?» — спрашивает меня коллега. У меня? Розарий? Ну, если три разнокалиберные розы разных сортов и высоты, купленные абсолютно случайно, можно гордо назвать розарием, то да, у меня именно он. Вроде «розарий» перезимовал и начинает оживать. Вот и почки какие-то ярко-красные появились возле корней.

Но не дает покоя мысль — с чего Вероника взяла, что я чудесный садовод с уникальной коллекцией роз? «А на телефоне-то заставка — твои ведь цветы?» — сказала Вероника. Да, точно. Летом, где-то в июле, мои спасенные розы бурно зацвели, наверное, в благодарность. Я их сфотографировала и показывала всем подряд. И по этому кусочку цветочного великолепия можно было сделать вывод, что я-де не просто случайный обладатель трех юных роз, чудом уцелевших. Я — мощный и опытный садовод!

Реальный мир как бы раздвоился. Одна его версия — обилие грядок, на которых я сажаю зелень и морковку, а розы здесь как бы случайно. И другой вариант, где захлебываются цветением обильные розы. Обе версии вполне себе рабочие. Выбирай, как говорится, любую. Обе довольно правдивые.

С этим «раздвоением реальности» мы сегодня не просто сжились. Мы стали его частью. Мятущейся и колеблющейся. Появился даже термин — «метамодерн». Метамодерн — это совмещение несовместимого, юбка с кроссовками, любовь к Киркорову и Вагнеру одновременно. Ну, и еще важный постулат метамодерна: новые технологии позволяют смотреть на мир с множества позиций.

В одной из частей фильма «Дети шпионов» были юные герои-силачи, помогавшие бороться со вселенским злом. Борьба проходила в виртуальном мире. Потом, в конце фильма, оказалось что герои-силачи — это просто тощие и проблемные подростки. Тогда (фильм вышел лет 20 назад) такая метаморфоза казалась смешной. Сегодня между аватаркой в социальной сети и реальным видом у подавляющего большинства чудовищная пропасть. Человек в реальной жизни и его фотографии в «Инстаграме» (социальная сеть, запрещенная в России. — «ВМ») — это две огромные разницы. Порой даже не скажешь, что это один и тот же человек. Реальность раздвоилась, и вроде бы реальных пострадавших нет. Обманутые поклонники не в счет — они рады обманываться. А так, ну кому какое дело, если пожилая женщина решила выглядеть помоложе лет эдак на «дцать»? Вам что, жалко? Да пусть себе.

Параллельное пространство Фото: depositphotos

Но параллельная реальность разрастается как раковая опухоль. И захватывает все новые сферы жизни. Ты едешь снимать квартиру по фотографии — а там «бабушатник» вместо заявленного ультрасовременного лофта. «Где лофт-то?» — спрашиваешь у агента. «Да вот же он, вот! Смотрите, прямо то самое место, вот этот уголок в маленькой комнате возле балкона», — радостно отвечает агент. Смотришь фото. Да, действительно. Фото сделано здесь. Вот на этом квадратном метре.

Да что там — берите больше. Одни и те же политические события трактуются диаметрально противоположно двумя сторонами. Даже одни и те же съемки подаются с разными подписями и комментариями. Мифодизайн, ага. Тоже новое понятие. Создаются мифы, а если назвать грубо, то не мифы, а жирные вбросы. Где-то в параллельной вселенной они растут, как зеленая плесень на старом хлебе. Кто-то чувствует себя в мифодизайнерском мире как рыба в воде. Куда увереннее, чем в реальной жизни. Там, в зазеркалье, так просто и сладостно назначить себя гениальным поэтом или успешным коучем по личностному росту.

Метамодерн позволяет тебе «колебаться» между настоящим и выдумкой, повторяя, к месту и без, «я художник, я так вижу». Кстати, у меня в параллельной вселенной готовится к цветению розарий. Когда-нибудь человек, по всей вероятности, полностью переползет в параллельную реальность. У каждого она будет своя собственная. Никто не будет видеть тебя реального — жалкого, маленького и слабого червяка, приросшего намертво к монитору.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты