Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Фантомные боли не покидают поуехавших

Общество
Есть у меня приятельница; учились когда-то вместе. Лет 15 назад Лена уехала в Израиль. Казалось бы, уехала, нравится ей все, говорит — живет теперь в самой лучшей стране. Только почему-то, уехав физически из России, мозгами Лена все равно осталась здесь.

Про наши театральные премьеры, выставки, про наши политические события, благотворительные фонды, книжные новинки, митинги Лена в курсе куда больше, чем большинство россиян. С яростью Лена постоянно доказывает: там, где она сейчас, все лучше. Вот буквально все: погода, культура, архитектура, люди… Люди, конечно, особенно. За столько-то лет на чужбине можно было уже миллион раз разорвать пуповину с ненавистной родиной. Но и там Лена продолжает общаться в основном с бывшими соотечественниками. Прямо какой-то клуб по интересам. Основной интерес, объединивший абсолютно разных людей, один: «Как они там загибаются».

Они — это мы; загибаемся, надо полагать, без них, поуехавших. А все что-то никак не «загнемся». У меня давно уже назрели вопросы к Лене: а за что она так ненавидит россиян? Ее никто здесь не задерживал, но никто и не выталкивал. Не обижал никто. Откуда эта просто бешеная ярость, смешанная с каким-то патологическим интересом? Будь одна Лена такая, можно было бы предположить какие-то психологические отклонения. Но ведь их много! Уедут и вроде как обижаются, что про них не вспоминают. Есть такая поговорка: «Бабка на город сердилась, а город не знал». Лена сердится на Москву, а Москве все равно.

Фантомные боли не покидают поуехавших Борис Акунин / Фото: YouTube / А поговорить

Но одно дело — никому не известная тетя Лена. Но есть ведь и медийные лица — известные. Для кого-то, может, и культовые. Вот они так же — выкормились в России, заработали денег. Сейчас свалили за рубеж. Их соцсети лучше не читать, такое ощущение, что каждый раз из их ртов, как в известной сказке, вываливаются черные жабы и гадюки. Жабы и гадюки должны замарать все русское. Вообще — все. Себя эти чудесные творческие люди причисляют, конечно, к особой касте. Ну те самые знаменитые макаревичские двадцать процентов «элиты» против восьмидесяти процентов «идиотов». В чем элитарность, непонятно. У Макаревича посты без матерщины можно сосчитать по пальцам одной руки; эстет Шендерович* «любил» матрас, а пьяница Панин — собаку. Просто обычные люди, довольно несчастные. Как та моя Лена — только более известные. Так же уехали из России, но «все свое» оставили, увы, здесь.

Борис Акунин, писатель, наклепавший два вагона книжек о Фандорине, обогатившийся на русском читателе (неужели кто-то будет читать псевдоисторические опусы Акунина-Чхартишвили за границей), сейчас поливает Россию так, что аж кровавая пена закипает в уголках губ. Сколько праведной ненависти! При этом, по словам самого Акунина, ему «грустно». Готовы три новые книги — а он не уверен, что книги эти выйдут, по крайней мере в России. Акунина спросили, не предпочтет ли он на время отказаться от публикации своих книг в России? «Не предпочту», — ответил Акунин. Незамутненный и чистый ответ! «Я категорически не поддерживаю инициативу бойкота российского книжного рынка». Не дурачок. И денежки лишними не бывают.

Макаревич вон тоже собирался в гастрольный тур, приуроченный к юбилею «Машины времени», но его отменили. Молодцы вы, ребята. Не теряетесь в цивилизованном мире. Даже моя Лена, хоть и попроще лицом, чем вы, а тоже в России, оказывается, получала многие годы пособие на ребеночка. Копейка, как известно, шекель бережет.

* СМИ, выполняющее функции иноагента.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты