Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Похожими на нас они быть не хотят

Общество
Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) огласил результаты опроса: на этот раз социологи выясняли, как изменились представления россиян о воспитании молодежи за последние тридцать лет.

Читая о современных принципах воспитания или сталкиваясь с плодами «яжематеринства», открыто грущу по советским, дедовским способам «науки о жизни» — простым, эффективным, иногда грубовато, но четко конкретизирующим поставленную задачу методом одобряющего подзатыльника. Нет, я не за рукоприкладство, но и не за абсолютную «свободу воли», ибо вижу ее последствия — отвязных и, пардон, офигевших от своего величия недорослей.

При этом, безусловно, с той частью молодежи, которая хоть в какой-то степени знала укорот, интересно: как минимум у них своя логика и любопытные суждения.

А результаты опроса любопытны. Половина россиян (50 процентов!) отметили, что выросли такими же, как их родители, и 54 процента из них хотели бы, чтобы их дети и внуки оказались похожими на них. И «преемственность поколенческую» цифры показывают большую: в 1990-х так полагали 46 процентов опрошенных. При этом 33 процента заявили, что хотели бы видеть детей не похожими на себя. Очевидно, за этим стоит тема «лучшей доли»?

Похожими на нас они быть не хотят Фото: Сергей Ведяшкин / АГН Москва

Но еще интереснее цифры, связанные с опросом самой молодежи. Из 18–34-летних (у нас планка определения молодости переместилась уже за возраст Христа!) 54–57 процентов не хотят быть похожими на родителей. Это много. На мой взгляд, так социология начинает подтверждать тезис о разломе института семьи, который без преемственности существовать не способен. А молодые ее не чувствуют — так получается. В этом смысле незыблем Кавказ, где 72 процента почитают предков и ждут того же по отношению к себе.

Судя по откликам в сети, многих умилило, что 83 процента молодежи высказали готовность «воспринимать жизнь такой, какая она есть». Формулировку, правда, в ряде СМИ мгновенно перефразировали, превратив в оптимистичную «готовность воспринимать жизнь во всех негативных проявлениях». Заметьте разницу. В первом случае можно увидеть и некоторую инертность опрошенных, и их готовность к трудностям. Во втором — бог весть что подумаешь! Кстати, сегодня 37 процентов жителей села полагают, что детей от «негативных проявлений жизни» стоит защищать, а в городе так считают 16 процентов. Это, пожалуй, сенсация: прежде в городах над детьми «тряслись» больше.

Да, и еще. 91 процент 18–34-летних выразили желание самостоятельно зарабатывать на жизнь. Звучит ободряюще. Но из тех детей знакомых, что пошли работать, лишь двое приносят копеечку в семейный бюджет. Но это так, чтобы жить без розовых очков.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты