Главное
Карта событий
Смотреть карту

Услуживать или лечить

Общество
Хотите обидеть доктора? Напомните ему, что, согласно букве закона он не лечит больных, а оказывает потребителям медицинские услуги.

Эту нелепую и обидную для врачей терминологию приняли, когда произошел переход к страховой модели здравоохранения и начали появляться частные клиники. Казалось бы, прошло уже много лет, пора привыкнуть. Но время, как выяснилось, не лечит, уязвленные медработники возмущаются до сих пор: «Услуга — это починить утюг или почистить ботинки. А мы помогаем людям, порой даже спасаем жизни. Лечим, а не услуживаем. Неужели не видите разницы?»

Нет, законодатель не видит. Но дело не только в обидах медиков. Использование термина «медицинская услуга» придало их работе совсем иной смысл. Уголовный. «Медицинские адвокаты» нашли легальный способ грабить лечебные учреждения, запугивая их штрафами и обвинительными приговорами.

На днях депутат Государственной думы, хирург-колопроктолог Бадма Башанкаев привел пример: жуликоватый юрист объединяет 10– 20 семей, в которых кто-то умер от ковида, и подает иск на больницу. Обвинение по 238-й статье Уголовного кодекса: оказание медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности. При этом лечили погибших адекватно, врачи сделали все, что было в их силах. Но юрист прекрасно знает, что работу доктора оценивают по тому, как оформлена документация, а к ней всегда можно придраться.

По сведениям Башанкаева, в России возбуждено две тысячи уголовных дел, базирующихся на злополучной 238-й статье. За этой цифрой, замечает он, скрываются погубленные судьбы врачей. Преследование врачей по чисто, казалось бы, потребительской статье УК привело к разгулу так называемого медицинского терроризма. Часть пациентов изначально настроена на выбивание скидок и льгот, в случае отказа угрожая жалобами.

Услуживать или лечить Фото: Александр Авилов / АГН Москва

Либо, напротив, требует компенсацию уже после лечения, заявляя о якобы нанесенном ущербе. Поводом для претензий может стать что угодно — синячок на месте укола, побочное действие лекарства или недовольство оттенком цвета зубной пломбы. Сутяга ничем не рискует, закон «О защите прав потребителей», как правило, на его стороне. Даже если факты не подтвердятся, больной, подавший заявление, не пострадает.

Руководители медицинских центров, которые не имеют мощных юридических отделов, часто предлагают вернуть деньги за лечение. Потому что понимают: сам факт тяжбы с пациентом крайне невыгоден. Даже если удастся выиграть суд, ущерб репутации клиники неизбежен. В случае же проигрыша придется вернуть стоимость услуги, выплатить неустойку и два штрафа — в пользу больного и в пользу государства, а также возместить судебные расходы.

Плюс проверки контролирующих ведомств. В этой ситуации проще пойти на поводу у пациента, удовлетворить все его капризы, предложить бесплатные консультации и исследования. Но нельзя же вечно ходить под дамокловым мечом угроз! Медицинское сообщество дозрело, наконец, для борьбы за свои права. В Госдуме создана рабочая группа, собирающаяся добиться декриминализации медицинской деятельности в целом и прекращения преследования врачей по 238-й статье УК в частности.

Первый шаг в этом направлении — корректировка терминологии: «медицинские услуги» повсеместно должны превратиться в «медицинскую помощь». Казалось бы, изменение минимально, всего одно слово, но врачи надеются, что оно сбережет им нервы и даст защиту от необоснованных обвинений.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты
Эксклюзивы