- Город

Возьми меня за руку: как тренеры помогают слепым

Сергей Собянин: Планируем централизовать онкологическую службу

Взыскание долгов с пенсий предложили запретить

Проезд на МЦД стал платным

«Было наплевать»: Пушков рассказал, почему Ельцин не присоединил Крым

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Названа обладательница титула «Мисс Вселенная»

Спасти еду, чтобы спасти людей

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Валерия рассказала подробности ДТП с ее сыном

Возьми меня за руку: как тренеры помогают слепым

Волонтер Алексей (слева) помогает незрячему Михаилу подготовиться к соревнованиям

ФОТО: Камиль Айсин, «Вечерняя Москва»

Сбор был назначен на станции метро «Римская». Минут десять пешком, и я на улице Рабочей, рядом с Дворцом детского спорта, где два раза в неделю проходят тренировки. Пока мы идем к месту, знакомлюсь с подопечными и волонтерами фонда. Узнаю, что волонтером может стать каждый — обучение занимает три дня, а требований к физической подготовке нет.

— Одного конкретного подопечного у волонтера нет, мы все время меняемся, — поясняет волонтер Оксана, за плечами которой около десятка длинных дистанций — от полумарафона, до ультрамарафона.

Самому старшему участнику — 55 лет. Его зовут Михаил, и у него есть мечта — принять участие в триатлоне Ironman (заплыв на 3,86 км, велозаезд 180,25 км и марафонский забег). Это более чем серьезная дистанция, пройти которую до конца — уже немалое достижение, не говоря о победе. Миша — здесь его так называют даже те, кому он годится в отцы, — с рождения слаб слухом, учился в школе для глухих и с детства постепенно терял зрение. 13 лет назад стал незрячим.

— Спортом занимаюсь с мая прошлого года, вот как пришел в проект, так и начал, — говорит он.

Пока мы шли к месту тренировок, я обратил внимание, насколько наш город может быть непрост для незрячих людей, ведь здесь все находится в движении. Вот вдоль тротуара прокладывают кабели и меняют бордюры — это настоящая полоса препятствий даже для тех, кто не испытывает проблем со зрением.

Бесконечно стеснительная Даша — в этом году она окончила школу — ведет разминку. Она родилась незрячей, училась в специальном интернате. В конце учебного года к ним приехали из фонда и пригласили всех желающих присоединиться к проекту.

Замечаю, что некоторые из подопечных проекта выполняют упражнения не то что с трудом, но как-то иначе. Для тех, кто в состоянии прочитать эти строки, ощущение собственного тела — данность, о которой нет повода задумываться. Но они, с рождения незрячие, чувствуют свое тело по-другому.

Начинаем. Мне завязывают глаза. Волонтер Инна, за плечами которой два года работы с незрячими спортсменами, берет меня за руку. Бежим.

Волонтеры бегают в паре с подопечным, стараясь максимально повторить все движения. Важно подстроиться под темп своего ведомого — тут уж не до собственных результатов. Держаться нужно за парасвязку — веревочную петлю. Этот термин придумали в самом фонде.

Доверие в паре не просто важно — это основа всей тренировки. Без него миниатюрной Инне, которая весит почти в два раза меньше меня, было бы практически невозможно управлять нашим совместным бегом. А без нее не справился бы и я сам: оказалось, что от зрения зависят и координация, и ощущение дистанции, и даже само тело незрячего ведет себя иначе, поэтому бежать сложно.

В конце дистанции развязываю глаза, вновь смотрю на свет и на ребят, которые делают спорт доступным для всех. Чувствую благодарность: пока есть такие люди, о будущем страны можно не волноваться.

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи