- Город

«Тюрьма — это монастырь поневоле»: священники рассказали об опыте работы с заключенными

Сергей Собянин выслушал просьбы жителей

Момент смертельного ДТП возле станции МЦК «Окружная» попал на видео

Заслуженный преподаватель МГУ умер после отравления «Кротом»

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Стало известно, сколько историк Соколов пробудет в центре психиатрии Сербского

Спасти еду, чтобы спасти людей

США ввели новые санкции против ряда российских компаний и граждан

Стала известна стоимость билетов в парк «Остров мечты»

Названо условие, которое поможет реализовать закон о единой зарплате учителей

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Назван главный цвет 2020 года

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

Александр Петров впервые опубликовал фото с новой возлюбленной

«Тюрьма — это монастырь поневоле»: священники рассказали об опыте работы с заключенными

Частицу мощей святителя Луки привезли в Бутырскую тюрьму. На фото: отец Анатолий и отец Константин

ФОТО: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

Столичные заключенные обратились к членам Общественной наблюдательной комиссии Москвы с жалобой на отсутствие возможности посещать тюремные храмы и принимать участие в богослужениях. Представители УФСИН, в свою очередь, обратились в РПЦ с просьбой направить в места лишения свободы священнослужителей на послушание.

«Вечерняя Москва» решила узнать у священников, как они относятся к заключенным, в том числе к особо опасным, о чем с ними общаются и зачем вообще нужны представители Церкви в тюрьмах.

Протодиакон Русской православной церкви Андрей Кураев рассказал о том, что был приятно удивлен, впервые встретившись с заключенными в одной из столичных тюрем.

— Это интеллигентные люди, — говорит богослов. — Они нисколько не напоминают героев знаменитой кинокартины «Джентльмены удачи». Их реакции и вопросы абсолютно не отличались от поведения обычных граждан. 

По словам настоятеля храма Георгия Победоносца в Коптево священника Сергия Дикого, как правило, узники просят совета — им не хватает духовного наставника.

— Если бы многие из них вовремя открыли для себя Бога, то можно было бы избежать трагедий, которые с ними произошли, — уверен священник. — Во время службы все меняются, лица наполняются неким благоговением.

По его словам, доступ к божественной литературе и Евангелию есть у каждого заключенного.

— Помню, как после службы один из присутствующих на ней попросил прислать ему полное собрание сочинений Иоанна Златоуста, чем удивил меня, — говорит священник.

И чтобы «холод» ушел из души, уверен он, заключенные должны читать Священное писание и воздерживаться от плотских утех.

— Я запрещал таким своим прихожанам общаться с родными и встречаться с женами, — говорит отец Сергий. — Это расслабляет, начинает играть плоть. Тюрьма — это монастырь поневоле. И если человек сел, значит, он преступник и должен молиться и каяться, а не встречаться с женщинами.

Сложнее всего, признается священник, общаться с серийными убийцами и людьми, совершившими особо тяжкие преступления. 

— Такие люди не всегда искренние, — отмечает он. — Многие из них после выхода на свободу возвращаются к преступной жизни. Они будто одержимы, не могут жить без адреналина, им, как говорится, хочется крови.

Но были случаи, продолжает настоятель, когда великие грешники каялись на исповедях во всех грехах и становились законопослушными богобоязненными людьми.

— Вспомните, первым в Царствие небесное попал разбойник, — подчеркивает священник. — А это дает надежду на спасение и искупление. Конечно, очень многих вера изменила: на свободе они заводили семьи, пусть не сразу, но находили работу, строили бизнес, начинали жизнь с чистого листа.

Психологи, в свою очередь, уверены, что церковь не всегда может помочь заключенным исправиться и обрести душевный покой, когда речь идет об особо опасных преступниках. Есть абсолютно неуправляемая категория граждан, отмечают эксперты. В данном случае работа с психотерапевтом эффективнее, чем общение со священнослужителем.

— В этих случаях в дело вступает медицина, вернее, психотерапия, — говорит специалист Московского центра психологической помощи Александр Кичаев. — Это касается и тех, кто патологически предрасположен к убийствам и подвержен всевозможным психосоматическим расстройствам.

Такие граждане должны проходить долгий курс лечения, ведь маньяками и убийцами, как известно, становятся «не за один день», считает Кичаев.

Читайте также: «Отрезает человека от Бога»: священник посетовал на дурное влияние Интернета

Новости СМИ2

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Анатолий Горняк

Несмешной анекдот про судей

Антон Крылов

«Воинственные русские»: китайцы правы

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Есть ли старцы сегодня?

Екатерина Рощина

Новогодний ад потребления

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи