- Выключить коронавирус

Политолог: Жертвы вербовок террористов нуждаются в помощи

Семь больных COVID-19 оштрафовали в Москве за нарушение карантина

Роструд разъяснил порядок начисления зарплаты с 4 по 30 апреля

Московскому трамваю исполнился 121 год

Мораторий на плановые проверки бизнеса ввели в Москве до 1 мая

Сыгравшая на балконе пианистка рассказала о творчестве в изоляции

Работающие в Коммунарке врачи объяснили, почему не боятся коронавируса

В какие регионы России может долететь радиация из Чернобыля из-за пожаров

«Вечерняя Москва» вошла в список социально значимых ресурсов Минкомсвязи

СМИ: Надежду Бабкину ввели в искусственную кому

«Женщина с бородой»: что известно о погибшем в ДТП блогере Павле Петеле

Воздух в столице стал чище, потому что мы реже ездим на машинах

Соловьев осудил граждан, жалующихся на нехватку масок в аптеках

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Яна Рудковская озвучила годовой заработок семилетнего сына

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Политолог: Жертвы вербовок террористов нуждаются в помощи

Кандидат политических наук Сергей Судаков считает, что террористы делают ставку на постоянные вербовки 

ФОТО: Скриншот с видео (https://clck.ru/Geubz)

Следственный комитет раскрыл сеть финансистов запрещенной в России международной террористической организации «Исламское государство»*. Корреспондент «Вечерней Москвы» пообщалась с кандидатом политологических наук, членом-корреспондентом Академии военных наук Сергеем Судаковым и выяснила, достаточно ли усилий прилагают правоохранители для борьбы с терроризмом, и можно ли покончить с ИГ* навсегда.

— Сергей Сергеевич, по вашему мнению, почему в условиях глобализации и общемировой слаженности в борьбе с терроризмом организации вроде «Исламского государства» продолжают существовать?

— Надо понять, что терроризм — это не какая-то отдельная организация, которая существует для отмывания денег, незаконного зарабатывания или чего-либо еще. Это, безусловно, определенная идеология, которая позволяет подпитывать все новых и новых участников. Обратите внимание, как развивались сеть «Аль-Каида»** (одна из самых крупных ультрарадикальных международных террористических организаций ваххабитского направления ислама, запрещена в России — прим. «ВМ»), ИГИЛ. Они всегда делают ставку исключительно на постоянные вербовки, поступление все новых и новых кадров.

— Но эти кадры нужно же приманивать. Неужели люди идут добровольно?

— Им обещают хорошую жизнь, причем не когда-нибудь, а уже сегодня. Дают какие-то материальные блага, которые позволят им стать частью большой террористической семьи, как они полагают. На самом деле, это люди, которые во многом слабы, нуждаются в защите. Нередко в сети вербовки попадает брошенная молодежь. Но, естественно, чтобы эти сети поддерживать, чтобы они бесперебойно функционировали, должна быть финансовая подпитка.

— Почему же не хватает усилий даже на международном уровне, чтобы положить этому конец?

— Заметьте: самый крупный «эмиссионный центр» на сегодняшний день — это Соединенные Штаты Америки. Самые большие суммы денег печатаются в американской валюте — долларах США. Этот доллар все время отправляется на те или иные благие цели, которые американцы называют поддержкой режимов: повстанческих, режимов сопротивления диктаторам и так далее. Но, по большому счету, они давно установили для себя определенную планку: у них нет связки «хороший террорист — это мертвый террорист», как у нас. Для них есть определенная градация террористов в зависимости от тех угроз, которые они несут: «желтые», «оранжевые» и «красные». Человек примкнул к террористической организации — значит, он попал на заметку спецслужбам. Что-то сотворил — становится «оранжевым». Если же совершил весомое преступление — переходит в «красную» группу. У меня возникает вопрос: если вы все это знаете, почему вы их не арестовываете? Ответ лежит на поверхности. США очень лихо лавируют и одних и тех же людей, когда им это выгодно, называют повстанцами и борцами за свободу, а когда нет — террористами.

— Получается, проблема в понятийном аппарате?

— Именно. Мы пытались договориться об одних и тех же определениях достаточно давно. Черное должно называться черным, террорист — террористом. А страны, которые их финансируют, — к ним примкнувшими. Но США всегда ведут двойную игру. С одной стороны, они против терроризма, а с другой — это та сила, которая им очень нужна. Отсюда происходят истории, подобные гражданской войне в Сирии.  

— Есть ли в современном мире панацея от терроризма? И если да, почему ее попросту игнорируют?

— Побороть терроризм на самом деле очень просто: перережьте финансовые артерии, и он умрет. Без денег никого вербовать не придется. Никто не пойдет просто так воевать. Десяток фанатиков, может быть, но это не будет носить такой массовый характер. В современных условиях всему миру очень важно договориться о некоем словаре, перестать поддерживать двойные стандарты, которые и приводят к катастрофам. Но некоторым игрокам личные интересы дороже.

*«ИГ» (Исламское государство) и «Аль-Каида»** — запрещенные на территории России террористические группировки.

Читайте также: Здесь до сих пор стреляют: корреспондент «ВМ» рассказал, что происходит в Кабуле

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

222 +16 (за сутки)

Выздоровели

5181 +697 (за сутки)

Заразились

31 

Умерли

Александр Лосото 

Вирус или водка — что опаснее

Сергей Хвостик

Футбола нет, а деньги есть

Георгий Бовт

Три ошибки 2008 года, которые нельзя повторить России

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Смирение и любовь Пресвятой Богородицы

Олег Сыров

Готовим дома: «Крылышки Разумовского»

Игорь Воеводин

Вся сила — в руках

Анатолий Горняк

Добро пожаловать в удаленное рабство

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?