ср 23 октября 08:45
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Что генный нож готовит нам к столу

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Политолог подвел итоги шестичасовых переговоров Путина с Эрдоганом

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Что генный нож готовит нам к столу

Появление в широкой продаже продуктов из растений со свойствами, измененными методами генной инженерии, вызвало жаркие дискуссии во многих странах

[i]Что это: благо или очередное насилие над природой, грозящее людям непредсказуемыми последствиями? Корреспондент «ВМ» встретился с заместителем директора Института питания академиком РАМН [b]Виктором Тутельяном[/b] и попросил его ответить на несколько вопросов.[/i] — Начну, пожалуй, с истории проблемы, – заметил академик. Пища — это не только энергия и «строительный» материал для организма, а и элемент культуры. Китайская мудрость гласит: если в одно прекрасное утро вдумчивый человек начнет перебирать в памяти, что в жизни доставляет ему истинное удовольствие, то обязательно на первом месте будет пища. Действительно, лучшие минуты общения в семье или с друзьями обычно проходят за столом. Но еды всегда не хватало человечеству. И люди, чтобы увеличить свои продовольственные ресурсы, издавна занялись селекцией. Стали скрещивать разные сорта для того, чтобы научиться получать высокопроизводительные растения. Пика в этом достигли, когда появилась наука генетика. В сельском хозяйстве она открыла невиданную прежде возможность конструировать пищу. Ведь теперь известно, какой именно ген — участок молекулы ДНК — ответственен за те или иные свойства или, скажем, за синтез ключевого белка или фермента. В конце восьмидесятых годов специалисты уже научились методом конструирования вырезать эти гены из одной молекулы и вживлять их в молекулу ДНК другого организма. Таким образом стали придавать растениям необходимые свойства. [b]— Давайте, обратимся к конкретному примеру.[/b] — Пожалуйста. Есть такое растение — соя. Она обладает великолепным белком, максимально приближенным к белку животного происхождения: мясу, рыбе, яйцам, молоку. Поэтому сою широко используют как продукт питания. Но выращивается соя только в определенных районах. Самый крупный производитель — США. На втором месте — Китай, Аргентина. И вот ученые задались целью повысить урожайность культуры за счет эффективного удаления мешающих ее росту сорняков. Обычно для этого используют гербициды. Но они, к сожалению, убивая сорняки, не лучшим образом воздействуют и на саму выращиваемую культуру. Заколдованный круг какой-то, правда? Но генетики нашли из него выход. Есть такой гербицид — глифозат, который используется при культивировании сои. А у определенного вида агробактерий, оказалось, имеется фермент, не чувствительный к глифозату. Этот фермент генетики и вставили в наследственный аппарат сои. Эффект получился фантастический. Соя стала нечувствительной к глифозату. Сорняки погибают, а она бурно развивается. Резко возросли урожаи. Снизились экономические затраты на агротехническую обработку. Сои стало больше, и она подешевела. Но тут возникли проблемы медицинского характера. А не несет ли побочных эффектов это генетическое изменение, ведь генетики внедрились в святая-святых — в наследственность? А вдруг будут синтезироваться какие-то ядовитые вещества или повысится аллергенность? Американские ученые проверили все по многоступенчатой системе. Выяснилось: такая соя отрицательных свойств не имеет. Несколько лет назад министерство здравоохранения США зарегистрировало эту генетическую модификацию и разрешило использовать ее безо всяких ограничений. [b]— Но ведь последствия могут наступить не сразу, а через какое-то время? [/b] — Конечно. Поэтому следующим этапом стал двух-, трехлетний опыт массовых наблюдений за людьми, которые употребляют такую пищу. И тут тоже не обнаружили никаких отклонений. В прошлом году модифицированная соя была зарегистрирована в странах Европы и разрешена к использованию без каких-либо ограничений. И вот, наконец, мы добрались до нашей страны. Практически весь прошлый и в первой половине нынешнего года такие исследования проходили в России. В них участвовали крупнейшие научные центры, давшие комплексную медико-биологическую оценку нового продукта. Это позволило в итоге главному государственному санитарному врачу России Г. Онищенко подписать регистрационное удостоверение, разрешающее и у нас в стране применять модифицированную сою в пищевой промышленности и реализовывать населению без ограничений. Но это, как говорится, не конец истории. Есть еще один аспект проблемы — экологический. Необходимо выяснить, как уживется растение с новыми свойствами в природе, в цепи, созданной эволюцией, — тесной, продуманной, целесообразной. Этот сложный вопрос в случае с соей к России, правда, не относится. Соя у нас не произрастает. Мы импортируем только продукцию, полученную из нее, на кормовые цели: бобы и шрот. Завозим соевый белок для производства некоторых пищевых продуктов. На эту продукцию и выдана Госсанэпиднадзором РФ гарантия безопасности. А вот экологические последствия взращивания других растений, например картофеля, ставшего благодаря генетике нечувствительным к колорадскому жуку, для россиян важны. Как пища этот картофель безопасен, установили ученые. Но проблема применения его в качестве семенной базы остается пока открытой. Да, колорадский жук перестает есть такой картофель. Но как поведет себя в этом случае сам жук? Окончательного ответа пока нет. Именно, чтобы не допустить экологической катастрофы в России, и создана многоступенчатая система контроля. Госсанэпиднадзор занимается регистрацией новой продукции и информирует о ней население. Образована межведомственная, фактически правительственная, комиссия по проблемам генно-инженерии. Возглавляет ее министр науки и технологии РФ академик М. Кирпичников. [b]— Сколько же всего в мире уже создано генно-модифицированных источников питания? [/b] — Не так уж и много. Но для россиян особенно важны три: картофель, соя и кукуруза. Пока у нас зарегистрирована только соя. Что касается картофеля и кукурузы, ряд исследований и регистрация еще впереди. Замечу, при подписании контракта на любой продукт мы уже год как обязательно запрашиваем, содержатся ли в нем генно-модифицированные компоненты. Если содержатся, то до недавних пор доступ их в Россию не разрешался. Теперь для сои он открыт. Остальные ждут своего разрешения. [b]— И, наконец, не могу удержаться от вопроса: какой будет пища в ХХI веке? [/b] — Формула пищи ХХI века проста: мы должны быть изящными, красивыми, здоровыми. Не страдать от недостатка в витаминах, минеральных веществах. На первом месте, уверен, останутся традиционные натуральные продукты. Еды в таблетках не будет, как, впрочем, и порошков, исключающих радость накрытого стола. Добавятся, конечно, генно-модифицированные продукты. Убрать надо будет из нашего рациона то, что нам не нужно, допустим, животный жир. Сахар стоит заменить на подсластитель, добавим в рацион витамины, минеральные вещества. Особо остановлюсь на биологически активных добавках к пище. Их надо употреблять обязательно. Ведь сейчас от 70 до 100 процентов россиян недополучают витамин С, 60—80 процентов — витамины группы В. Не хватает в нашем рационе и селена, железа, кальция. Но вовсе не обязательно дожидаться ХХI века, чтобы поправить здоровье. Начните уже сейчас принимать любой витаминно-минеральный комплекс. Это и есть биологически активные добавки к пище. Проглотите во время завтрака капсулу или таблетку, и дефицит биоактивных веществ ликвидируется немедленно. А здоровье улучшится весьма заметно.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга