Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Генеральный директор РОСКИНО Инна Шалыто: Ищем возможности продвигать контент

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Генеральный директор РОСКИНО Инна Шалыто: Ищем возможности продвигать контент
Фото: Пресс-служба РОСКИНО

24 ноября завершили работу два крупных рынка контента — Film Bazaar в Индии и DICM 2022 в Дубае. На днях в Мумбаи прошел Russian Film Festival, где показали российские ленты «Холоп», «Пальма», «Большой», «Молодой человек» и мультфильм «Фиксики против кработов». «Вечерняя Москва» обратилась к генеральному директору РОСКИНО Инне Шалыто, чтобы узнать, как сейчас популяризируют отечественную аудиовизуальную продукцию за рубежом.

РОСКИНО — государственная организация, которая занимается продвижением российских фильмов, сериалов и анимации за границей, по всему миру. Весной текущего года генеральным директором РОСКИНО стала Инна Шалыто. Выясняем, что поменялось с тех пор.

— Инна Анатольевна, что из задуманного получилось осуществить за прошедшее время?

— За эти полгода удалось реализовать очень многое. Для компании РОСКИНО, представляющей российскую индустрию контента на международных рынках, главным вызовом этого года стал поиск новых возможностей продвижения российского контента за рубежом, активизация сотрудничества со странами Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока и Северной Африки, содействие нашей киноиндустрии в получении необходимых инструментов и знаний по работе с новыми рынками. При поддержке Минкультуры России и в сотрудничестве с индустрией была реализована масштабная кампания по продвижению как среди широкого зрителя (проект Russian Film Festival), так и в международной киноиндустриальной среде через организацию участия российских компаний под брендом Russian Content Worldwide на международных кинорынках.

Еще мы запустили новый образовательный проект ROSKINO Academy. Вышли на новый уровень сотрудничества с рядом стран по содействию развитию копродукции, поскольку совместное кинопроизводство значительно расширяет возможности международного продвижения.

— Расскажите подробнее про образовательную программу «Академия РОСКИНО». Почему первый сезон назвали «Новая оптика»? Чем обусловлен выбор стран: Китай, страны Ближнего Востока, Индия, впереди страны MENA (страны Ближнего Востока и Северной Африки)? Каковы итоги трех блоков?

— Поскольку макрорегионы Азия и MENA имеют свою специфику и свой культурный код, было принято решение запустить образовательный проект для расширения знаний у российских кинематографистов об особенностях работы на данных рынках. В июне 2022 года в РОСКИНО при поддержке Минкультуры России стартовали онлайн-семинары под брендом ROSKINO Academy. При этом отмечу, что образовательный вектор в деятельности РОСКИНО начал активно развиваться уже в 2020 году.

В названии первого сезона 2022 года — «Новая оптика» — заложена концепция проекта: он дает новое видение горизонтов деятельности для специалистов индустрии. Мы хотим вдохновить наших кинематографистов и показать им пути развития в условиях современных вызовов. За прошедшие полгода проведены три цикла образовательных онлайн-семинаров по работе с новыми рынками (Китай, регион MENA, Индия) с привлечением международных экспертов. Лекции трех блоков получили свыше 1200 просмотров. При этом семинары по Индии были организованы в гибридном формате — онлайн и офлайн на площадках Московской школы кино, Института кино Высшей школы экономики, Школы кино и телевидения «Индустрия». В декабре планируется еще один цикл в рамках сезона «Новая оптика».

— Назовите несколько ключевых различий в культурном коде нашей страны и восточных, африканских стран, которые надо преодолеть для успешного сотрудничества?

— Культурный код разных стран — довольно широкая тема, я бы сконцентрировалась именно на том, как культура влияет на киноиндустрию и особенности потребления контента. Так, к примеру, арабская культура — «коллективистская», там очень приветствуется контент, ориентированный на семейные ценности, и для создания успешного на этом рынке проекта нужно подчеркивать важность концепции «семья» и «общество». Также, особенно для стран Персидского залива, желательно использовать элементы люкса: роскошь (в интерьерах, костюмах и так далее) привлекательна для этой аудитории.

Большое значение в потреблении контента в регионе MENA играет месяц Рамадан. Рабочие часы сокращаются, люди проводят больше времени с семьей, телевизионная зрительская аудитория значительно увеличивается, и большое количество контента готовится специально для Рамадана.

— Расскажите про проект Russian Film Festival. В каких странах удалось побывать нашим лентам в этом году? Что нам дает бесплатный показ российских фильмов иностранным зрителям?

— На сегодняшний день мы с поддержкой Министерства культуры Российской Федерации провели 20 мероприятий (офлайн и онлайн-показы российского кино) в 15 странах. Это как страны дальнего зарубежья в Латинской Америке (Бразилия, Мексика, Уругвай), в Азии (Китай), на Ближнем Востоке (Иордания, Бахрейн), в Европе (Сербия, Испания), так и государства СНГ (Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Белоруссия, Армения, Азербайджан). У проекта Russian Film Festival двойная миссия: с одной стороны, укреплять культурное взаимодействие между странами, знакомить иностранную аудиторию с современным российским кино; с другой стороны, как в случае с ключевыми зарубежными рынками, изучать зрительские предпочтения, чтобы наши компании могли более «прицельно» выходить на эти рынки со своими проектами.

— Какая форма эффективнее — онлайн или офлайн-показы? Как происходит выбор площадок и привлечение зрителей на них?

— Эффективность формата зависит от каждой конкретной страны. Если, к примеру, мы интегрируемся в крупный кинофестиваль, то, конечно, эффективнее офлайн-показы. В этом году мы сотрудничали с такими фестивалями, как Международный фестиваль женского кино CineFem в Уругвае, Ташкентский международный фестиваль «Жемчужина Шелкового пути» в Узбекистане, кинофестиваль в Бахрейне Bahrein Film Festival и Минский международный фестиваль «Лiстапад» в Белоруссии. При этом хочу подчеркнуть, что большинство офлайн-мероприятий в этом году — это собственные мероприятия Russian Film Festival, которые пользуются большой популярностью. Если мы вышли на партнерство с какой-то интересной крупной VOD-платформой, работающей в стране, то мы заинтересованы в онлайн-формате.

В данном случае это хорошо и с точки зрения бизнес-интересов: платформа может быть заинтересована в последующей покупке российского контента после проведения Russian Film Festival. Также в ряде стран мы практиковали проведение двух мероприятий с офлайн-показами в кинотеатре и онлайн-показами на VODплатформе. Выбор офлайн-площадок осуществляется совместно с локальными партнерами (фестивалями, с которыми мы сотрудничаем, или event-агентствами), которые помогают нам в том числе и в плане маркетинга и привлечения зрителей. Онлайн-площадки мы находим собственными силами, сами выходим на VOD-платформы, ведем переговоры, базируясь как на самостоятельном анализе рынка VODплатформ в конкретной стране, так и на данных, полученных от зарубежных байеров.

— По каким параметрам осуществляется отбор российских фильмов для участия в программе? Почему их состав различается?

— При выборе программы Russian Film Festival мы придерживаемся нескольких критериев. Поскольку наша цель — показать современное российское кино, то выбираются фильмы последних лет. Также мы хотим продемонстрировать разнообразие нашего кинематографа и делаем микс из разных жанров (комедии, драмы, триллеры) и направлений: в программе RFF есть и авторское, и коммерческое кино. Конечно, мы не должны забывать про самую юную аудиторию и включаем в программу анимацию, которая дублируется на язык той страны, где она показывается. В 2022 году мы впервые включили в программу некоторых стран и сериалы. Учитываем и интересы наших партнеров (VOD-платформ, фестивалей), которые высказывают пожелания по фильмам исходя из интересов аудитории конкретной страны.

— Наше документальное и анимационное кино пользуется особой популярностью в Азиатском регионе. Почему это так и какие достижения есть в этой области?

— Прежде всего хочу отметить, что Азиатский регион в целом является одним из лидеров по потреблению российского контента. Анимация — традиционно популярный жанр в Азии, во многих азиатских странах наблюдается рост аудитории детских каналов и, соответственно, растет спрос на анимационный контент. Буквально недавно, в сентябре, российский анимационный сериал «Лунтик» вышел на самых популярных цифровых платформах Китая. Также в Китае будет масштабно продвигаться «золотая коллекция» «Союзмультфильма» из более чем тысячи произведений. Российская анимация — это продукт очень высокого качества, и нам есть что предложить разной возрастной аудитории. Кроме того, в мире есть тренд на образовательную анимацию — проекты в формате edutainment, и многие российские анимационные компании создают такие образовательные мультсериалы.

Что касается документального кино, в Азии есть запрос на качественный документальный контент по экотематике, исторические фильмы, фильмы в жанре travel. К примеру, на недавних рынках контента TIFFCOM в Японии и Broadcast Worldwide в Южной Корее, в котором РОСКИНО организовало участие российской индустрии под брендом Russian Content Worldwide, документальные картины «Невидимая надежда» об экологической угрозе загрязнения пластиком и «Арктика. Рискованная экспедиция» о проблеме глобального потепления и стремительном таянии льдов в Арктике рассматривали к покупке представители Южной Кореи и Тайваня. Китайских дистрибьюторов интересовали фильмы ВГТРК «Ямал. Заповедная зона» и «Верхняя точка». Это только несколько примеров, по многим документальным проектам ведутся переговоры.

— Насколько понятно восточным и африканским зрителям наше авторское кино, интересны его создатели?

— Говоря в целом о российском авторском кино, конечно, оно всегда было более понятно и знакомо аудитории стран Европы и Латинской Америки, нежели зрителям в странах MENA. Так, к примеру, документальный фильм «Андрей Тарковский. Кино как молитва» стал лидером на офлайн-сеансах Russian Film Festival в Бразилии — бразильская аудитория ценит интеллектуальное кино, и им хорошо знакомо творчество Тарковского. А в регионе MENA российский контент является новым направлением, и мы более пристально начали смотреть на этот регион в последние два года.

— Одно из направлений деятельности РОСКИНО — продвижение наших лент на фестивали мира Focus on Festivals. Если 2021 год был очень ярким на награды, в 2022 году удалось как-то поддержать это направление? На какие фестивали получилось отправить фильмы?

— В 2022 году мы также вели переговоры с рядом фестивалей, в том числе и класса А, они рассматривали российские проекты, но контент не подошел по формату. Сейчас мы больше сосредоточены на других инициативах и проектах, которых очень много, но работу по линии Focus on Festivals продолжим в будущем.

Генеральный директор РОСКИНО Инна Шалыто: Ищем возможности продвигать контент Фото: Unsplash

— Одной из задач прошлого периода для РОСКИНО было создание единого бренда, под которым будут представлять российскую продукцию на мировых рынках. Это удалось?

— Да, РОСКИНО под брендом Russian Content Worldwide продвигает в целом российскую индустрию контента на международных бизнес-мероприятиях (кинорынках, конференциях и так далее). На всех зарубежных кинорынках 2022 года (EFM в Берлине, DISCOP в Дубае, Telefilm Vietnam во Вьетнаме, Broadcast Worldwide в Южной Корее, TIFFCOM в Японии) российские компании были представлены под единым брендом RCW. Это важно для восприятия российского контента международной аудиторией — мы должны выступать не как отдельные игроки на рынке, а как единая отрасль.

— На какие мировые рынки удалось привезти российский аудиовизуальный контент? Какими достижениями можно похвастаться?

— C тех пор как индустрия переориентировалась на рынки Азии, региона MENA и Латинской Америки весной этого года, российский контент «путешествовал» по ОАЭ (рынок DISCOP), Вьетнаму (Telefilm Vietnam), Южной Корее (Broadcast Worldwide), Японии (TIFFCOM). Был заключен ряд сделок по анимации, фильмам в жанре sci-fi, историческим сериалам, документальному кино, отмечался спрос на комедийные и остросюжетные детективные сериалы и боевики. Российским компаниям поступили предложения о покупке мелодраматического контента. На днях проходил крупнейший южноазиатский рынок Film Bazaar в Индии, и на офлайн-стенде RC W представлены российские компании. Также на этой неделе состоялся Дубайский международный рынок контента DICM, который был признан лучшим ежегодным событием медиаиндустрии на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Российская индустрия под брендом RCW была представлена на нем второй год подряд.

— За рубежом проявляют интерес к форматным правам, то есть желание переснять наши сериалы/идеи, верно? Что особенно привлекает?

— Да, сейчас адаптация и приобретение форматов становятся актуальным направлением в мировой киноиндустрии, и российские проекты не раз становились предметом интереса зарубежных компаний. Из недавних примеров можно привести российские комедии «Холоп» (были приобретены форматные права на ремейки в семи странах); «Супербобровы», «Кухня» и другие. Зарубежных коллег привлекают в первую очередь универсальные истории, понятные любой аудитории, которые могут быть адаптированы к реалиям той или иной страны.

— На Ташкентском кинофестивале «Жемчужина Шелкового пути» РОСКИНО и Агентство кинематографии Узбекистана подписали меморандум о сотрудничестве. В чем оно будет заключаться? Есть ли прецеденты с другими странами и надежды на будущие договоренности?

— Основной целью меморандума является развитие сотрудничества в области киноиндустрии России и Узбекистана. За последние несколько лет совместное кинопроизводство наших стран нарастило обороты, в Ташкенте был открыт первый зарубежный филиал ВГИКа, мы регулярно общаемся с коллегами в рамках различных индустриальных площадок, форумов, конференций. И этот меморандум выводит наше партнерство с Узбекистаном в сфере киноиндустрии на новый уровень, оно станет более системным и разносторонним. Сотрудничество подразумевает реализацию совместных проектов в сфере продвижения национальных фильмов, кинопроизводства и кинообмена, подготовку кадров в сфере киноиндустрии и содействие в выборе и обеспечении локаций для съемок на территориях обеих стран.

Кроме того, в 2021 году РОСКИНО заключило меморандум с иранским Фондом кино Фараби, это позволит укрепить кинематографические связи России с Ираном — страной с богатым культурным и историческим наследием, а также с самобытным, активно развивающимся кинематографом.

Нужно сказать, что РОСКИНО активно сотрудничает с целым рядом стран посредством своих проектов — мы организуем Russian Film Festival в странах Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока, СНГ, проводим образовательные онлайн-семинары для российских кинематографистов с привлечением экспертов зарубежных стран, организуем участие индустрии в международных кинорынках.

— Скоро, практически через год, РОСКИНО исполнится 100 лет — организация существует с 1924 года. Что вы бы хотели успеть сделать до этой юбилейной даты?

— Миссия РОСКИНО всегда оставалась неизменной — это популяризация российского кино на международных рынках, интеграция российских талантов в мировую индустрию, взаимодействие с киноиндустриями других стран. Мы уже активно работаем над масштабными планами 2023 года, которые озвучим позднее.

ДОСЬЕ

Инна Шалыто родилась 4 января 1983 года в Ленинграде. Окончила СанктПетербургский государственный университет телекоммуникаций имени БончБруевича по специальности «регионовед». Работала зампредседателя Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга, председателем Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга, занималась консалтингом в сфере GR, организацией мероприятий по культуре, туризму и образованию, занимала руководящие должности в структурах АФК «Система» и Yota.

Подкасты