Главное
Карта событий
Смотреть карту

Ни денег, ни друзей: как себя чувствуют сбежавшие от СВО на чужбине

Общество
Ни денег, ни друзей: как себя чувствуют сбежавшие от СВО на чужбине
Военнослужащий пограничной службы ФСБ РФ по Челябинской области на дежурстве по охране российско-казахстанской границы. Кстати, из Казахстана часть русских мигрантов уже «просят» / Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Россия должна создать условия для возвращения уехавших в прошлом году граждан. Об этом заявил первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак. «Наша задача — максимально сделать так, чтобы те, кто уехал, как можно быстрее вернулись. За исключением тех, кто позволил себе выпады в отношении страны», — сказал парламентарий, добавив, что возвращение важно для экономики России. Между тем люди уже возвращаются. Не всем оказалось хорошо за границей.

Москвич Артем Дубровин (фамилия изменена) недавно приехал из Грузии. Он сбежал туда в конце сентября, когда объявили частичную мобилизацию.

Ни работы, ни денег

— Мне 32 года, но я не служил, и меня бы точно не мобилизовали. Но я поддался панике, — признается Артем. — Если честно, все пошло криво с самого начала. Мы с другом заезжали в Грузию через Дагестан. Сначала улетели в Махачкалу, потом ехали на такси к границе, затем уперлись в пробку, которая растянулась километров на 30. Ад начался уже тогда. Мы стояли в этой очереди трое суток, почти без еды. Нашлись какие-то добровольцы, которые подносили из родника воду. А вообще было стыдно: мы, толпа здоровых мужиков, чувствовали себя какими-то напуганными беженцами. Кое-как добрались да Батуми, сняли за 500 долларов квартиру, потому что цены на аренду там взлетели сразу.

Артем — дизайнер, занимается созданием интерьера. В основном — квартир.

— Уже дня через три я понял, что работы для меня нет. Ведь в Москве я находил клиентов методом сарафанного радио — мой телефон давали знакомым, собиравшимся делать ремонт. Здесь знакомых не было от слова «совсем», — рассказывает Артем. — Но это полбеды. В Грузии нет привычных мне сайтов, на которых я в начале карьеры искал работу. Плюс если ты не знаешь язык — а его почти никто не знает, то сможешь в лучшем случае только продукты в магазине купить. В Батуми, правда, довольно много русских, потому что город приморский, но большая часть из них тоже не знает, куда себя деть. Только люди, которые работали удаленно, не испытывали проблем. Друг, например, с которым мы приехали, — айтишник, ему хорошо. Но потом к нему перебралась его девушка, а мне пришлось другую квартиру искать.

Кстати, как рассказал Артем, русским девушкам в Грузии приходится непросто:

— Подруга моего приятеля рассказывала, что боится улыбаться таксистам или просто мужчинам на улице — тут же начинают приставать, хватают, зовут в гостиницу.

Сам он вернулся после того, как кончилась заначка — четыре тысячи долларов.

— Прожить там реально долларов на 500 месяц плюс аренда жилья — это еще в среднем 400–500. В Тбилиси дороже, потому что столица, — рассказывает Артем. — Но найти работу очень сложно. Кого я там только не встретил: диетологи, коучи, психологи, фитнес-тренеры, аниматоры, мерчандайзеры. В Москве работа была у всех. В Грузии они не нужны.

Отношение к русским, по словам Артема, очень разное. В Батуми — довольно гостеприимное, потому что город курортный. А в Тбилиси на балконах развешаны украинские флаги и по-русски громко лучше не говорить — косятся или ругаются.

— Я, например, часто общался на английском — тогда нормально, все приветливы. Даже кто язык не знает, — рассказывает Артем. — А русских не очень любят.

Из русских выжимают все соки

Власти соседних государств пытаются, конечно, на русских мигрантах заработать. Так, например, в Турции в ноябре прошлого года медицинская страховка для иностранцев подорожала вдвое. А открыть банковскую карту теперь стоит дороже почти в восемь раз. Еще в октябре, например, это стоило 250 лир, а сейчас — уже 2200. Также на треть выросло оформление ВНЖ — вида на жительство.

В Армении в два-три раза выросли цены на аренду жилья.

— Сейчас однокомнатную квартиру в центре Еревана можно снять за 800–1000 долларов. Даже в центре Москвы реально найти дешевле, — сетует живущий в Ереване Андрей Сапегин. — Если вы живете с семьей и снимаете двух- или трехкомнатную квартиру с хорошим ремонтом, то нужно уже 1500–1800 долларов. Цены теперь реально дикие. Продукты, кстати, тоже дорожают, потому что на них резко вырос спрос — едоков стало больше.

В Ташкенте цены на аренду жилья, по данным местных риелторов, выросли в среднем вдвое. Еще в июне арендовать однушку было можно всего за 150 долларов. Сейчас — минимум за 300. Аренда двухкомнатной квартиры выросла с 200–500 долларов до 400–1000. При этом зарплатные предложения начинаются от 1,3 млн сум. В пересчете на наши — 7 тысяч рублей.

Не очень-то и нужны

Правительство Казахстана изменило правила въезда и пребывания иностранцев в республике. Согласно новому порядку, гражданам стран — членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в том числе и россиянам, можно находиться в Казахстане не более 90 дней в течение 180-дневного периода.

В 2022 году в Казахстан въехали около 2,9 миллиона россиян.

— Из них 406 тысяч — в сентябре, причем большая часть — после объявления частичной мобилизации, — рассказывает и. о. председателя комитета миграционной службы МВД республики Аслан Аталыков. — Почти 150 тысяч россиян, прибывших в Казахстан с конца сентября, остались в республике.

И вот республика закручивает гайки. Почему?

— Потому что «лишние» русские там не очень-то и нужны. Во-первых, Казахстан — страна крупных заводов, нефтяных вышек, шахт и рудников. В промышленность наши «поуехавшие», я уверен, не пойдут. Иными словами, экономике от них пользы немного, — рассказывает политолог Дмитрий Журавлев. — Во-вторых, и это крайне важно, наплыв огромного числа русских не очень нравится националистически настроенным гражданам, прежде всего — молодежи. В Алма-Ате, и вообще на юге страны, русская речь практически не слышна, и многие из местных от русских не в восторге.

Как пояснил эксперт, закручивать гайки в отношении россиян могут начать и в других странах.

— Я вспоминаю 2014 год, когда в Крым стали массово бежать украинцы. Они опасались, что сейчас будет война между Россией и Украиной, и «релоцировались» туда, где спокойно, — рассказывает Дмитрий Анатольевич. — И вот представьте: приехали, деньги есть, время есть, а делать, понятно, нечего. И они, разумеется, с утра начинали пить. А потом, скажем мягко, безобразничали: драки, дебоши, громкая музыка в общественных местах. То же самое, кстати, сейчас происходит с украинскими беженцами в Европе, где их любят все меньше и меньше. Русские от украинцев в плане поведения отличаются мало. Не все ходят в условном Узбекистане по музеям. Многие «веселятся», и местным жителям это очень не нравится. Чтобы не было роста недовольства, властям придется правила для приехавших россиян ужесточать.

Всем ли надо обратно?

По мнению Дмитрия Журавлева, возвращать в Россию нужно не всех уехавших.

— Если это «конкретные пацаны», то здесь они вообще не нужны — пусть остаются где хотят. Если люди работают удаленно, но на российскую компанию, то пусть живут в других странах. Ведь и они, и фирма платят налоги в России, — рассуждает эксперт. — Возможно, нам не очень нужны и рантье, живущие за рубежом на пассивный доход, получаемый в России. Вот только их нужно, раз уехали, «раскулачить» — отобрать источник пассивного дохода!

Финансовый аналитик Артем Извольский категорически не согласен.

— Экономике нужны буквально все уехавшие! Да, многие платят налоги в России, но едят, покупают одежду, обувь, бытовую технику, лекарства они за рубежом. Там же лечатся, стригутся и получают массу других услуг. Все это называется экономикой потребления, и она тоже важна, — пояснил эксперт. — А «раскулачивания» может дать обратный эффект. Вот сдает человек в Москве квартиру и живет на эти деньги, скажем, в Бишкеке. В России у него есть дом, в который всегда можно вернуться. Свой дом — стимул приехать. Нет дома — нет стимула.

Кандидат социологических наук, преподаватель МГУ Виталий Караев рассуждает:

— Многие из тех, кто в прошлом году уехал, уже либо вернулись, либо вот-вот вернутся. Ведь у большей части отъезд был связан с паникой и экономически не выверен. Приехали, все потратили, жить не на что, работы нет. Ведь уезжали-то в основном люди молодые, имеющие мало жизненного опыта, которые приняли эмиграцию за туризм. Вторая причина возвращения — социальная. Люди оказались надолго выдернуты из привычной среды. Да, у кого-то, хотя и далеко не у всех, работа есть. Но жизнь — это не только работа. Человек — животное социальное. Ему нужно общение с родными, друзьями, коллегами. Причем, как блестяще доказала пандемия, — общение непосредственное, «в реале». Третья причина возвращения — окончание мобилизации. Другой вопрос, что многие уехавшие сейчас ждут гарантий — мол, новой волны не будет. Не зря власти постоянно опровергают слухи о возобновлении мобилизационных мероприятий. Они, что логично, успокаивают и тех, кто уехал, и тех, кто сбежать готов.

Политика кнута и пряника

Политолог Константин Калачев уверен: для возвращения уехавших власти будут использовать тактику доброго и злого полицейского.

— Злой полицейский будет пугать, предлагая законодательно закрепить конфискацию имущества уехавших, раздачу их жилья сиротам, увеличение налогов, лишение избирательного права, запрет на госслужбу, если не вернутся к определенному сроку, — рассуждает эксперт. — Конечно, будет и давление через сопредельные страны. Тот же Казахстан, например, ужесточив условия пребывания мигрантов, явно сделал дружественный жест в отношении России. Что касается «доброго полицейского», будет предлагать увеличение зарплат и доступные кредиты на жилье.

Экономист и бизнесмен Евгений Змиев предлагает:

— Возможно, Минобороны и другим ведомствам имеет смысл создать своеобразный рейтинг профессий. Ведь работающие люди вносят разный вклад в экономику. Один, условно, на три тысячи в день продукции или услуг производит, а другой — на 500 тысяч. Вот того, кто производит больше, нужно мобилизовать в последнюю очередь. Самые квалифицированные сотрудники должны знать, что их, в случае чего, не призовут, как не призывали, например, IT-специалистов. Тогда многие вернутся.

Виталий Караев согласен:

— Абсолютное большинство уехавших — не политические и не экономические мигранты, уехавшие искать лучшей доли. Это люди банально испугавшиеся, что попадут на фронт или война сама придет к ним. Пока этот страх есть, говорить о полном массовом возвращении рано. Вернулись и еще вернутся те, кому буквально нечего есть, хотя и их немало. Остальные будут ждать. Поэтому лучший способ вернуть уехавших — победно завершить СВО. После победы в войнах экономика всегда идет в рост, а значит, рынок труда в России оживится, зарплаты вырастут. Вот вам и причина вернуться.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Росстат и погранслужба России еще не обнародовали данные по числу уехавших и не вернувшихся в 2022 году россиян. По данным МВД ближайших стран, больше всего наших соотечественников сейчас находится в Казахстане — около 160 тысяч, в Грузии — 112 тысяч человек, в Турции — 78 тысяч, в Армении — 40 тысяч, в Киргизии — 34 тысячи человек. В Израиль выехали около 38 тысяч человек, в страны ЕС — 34 тысячи, в Монголию — около 8 тысяч. Итого число сменивших место жительства не превышает 500 тысяч человек, хотя после начала СВО и потом частичной мобилизации разгонялись слухи о миллионах уехавших.

ЦИТАТА

Владимир Путин, президент России:

— Многие вернулись, потому что одно дело жить в Москве, в Петербурге либо, не знаю, в Саратове и Ханты-Мансийске, а другое дело — у наших соседей. Там тоже хорошо, но дома лучше.

Люди сами должны понять, что наша страна — лучше

Игорь Кузнецов, ведущий научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН:

— Люди возвращаются потому, что одумались. Ведь многие уезжали на эмоциях. Некоторые из моих знакомых студентов, например, почему-то решили, что их заберут в армию. А потом выяснилось — нет, никого не забрали. Ну и поехали назад. Вторая причина возвращения — люди остались без средств к существованию. И это, на мой взгляд, даже здорово. Потому что исчезли иллюзии, что, дескать, мы живем в эпоху глобализма, мир един, жить и зарабатывать можно в любой стране. Как выяснилось, нет.

Огромное число людей, оказывается, способны комфортно жить и зарабатывать только в России. И те, кто понял, вернулись сюда настоящими патриотами! Потому что они вдруг уразумели, что и морально-психологический климат, и отношения между людьми, и возможность заработка у нас куда лучше, чем где-нибудь в Казахстане. Во всяком случае — для россиян.

Что нужно, чтобы люди продолжали возвращаться? Налаживать нашу жизнь — больше ничего. Ведь рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Сейчас в странах СНГ, Турции и много где еще продолжают оставаться сотни тысяч россиян: взрослых состоявшихся людей, среди которых немало хороших специалистов. «Заманить» их в Россию какими-то словами, идеологемами невозможно — только чем-то реальным. Вот это реальное и нужно создавать. Спецоперация стала вызовом не только нашей армии и военно-промышленному комплексу, но и стране в целом. Насколько она хороша? Насколько способна защитить своих граждан? Комфортно ли в ней жить? Дает ли страна возможности для социального роста? На все эти вопросы России предстоит ответить в ближайшее время. Сейчас страна сдает экзамен — прежде всего самой себе.

Подкасты
Эксклюзивы