- Город

Я в тренде

Сергей Собянин рассказал о важности строительства Юго-Восточной хорды

США рассказали об инциденте с российским генералом в Сирии

Ночь на 24 января в Москве стала самой холодной за текущую зиму

Синдром «ждули»: почему женщины выбирают в мужья заключенных

Новые лица правительства России: коротко о вице-премьерах

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Будет ли зима в Москве: Росгидромет сделал окончательный прогноз

«Страшно представить, что было внутри»: очевидец о трагедии в пермском отеле:

Протоиерей объяснил, сколько святая вода сохраняет свои свойства

Брежнева ответила фотографией на слухи о разводе с Меладзе

Я в тренде

«ВМ» начинает серию очерков «Портрет явления». Первый из них — о трендах. Каждый день мы слышим фразу «быть в тренде» и зачастую даже не понимаем, что она означает. Жизнь многих превращается в гонку за течением моды. Это пена, которая поднимается и скрывает настоящие ценности. Общество становится заложником тренда. Что за этим стоит, разбирается спецкор «Вечерней Москвы» вместе с писателями, философами, стилистами, представителями современной российской элиты.

6.00–7.00

Абсолютно нагие поджаренные, как гренки, они сидят в раздевалке на скамейках в позе фигуристов, ожидающих оценок.

Элитный закрытый спортклуб в центре Москвы. Сюда приходят ухоженные, одинаковые на лицо женщины без возраста.

— А мыться лучше надо, когда в бассейн ходишь!

Они свято хранят чистоту бассейна и осуждают всякого, кто, по их мнению, недостаточно долго пробыл в душе перед тем, как залезть в бассейн.

В их руках — банки с мутным желеобразным содержимым — супердорогой состав против жира, целлюлита и старения. Одну ложку втирают в себя, вторую глотают.

Закончив осуждать, они начинают обсуждать. Свои путешествия. Ужасный отель в Кении, курсы Александра Васильева в Венеции.

— Это я не ударилась, это мой косметолог удаляет у меня шрам. Говорит, будет маленький синячок несколько недель. Хотите, дам адрес.

— Биркин — это отстой.

Я свою домработнице отдала.

Хотелось бы что-то более интеллектуальное.

— Вы заметили, что у Рудковской и Кати Лель — одно лицо?

Сняв кофточки от Кензо, брюки с эмблемой YSL, модные женщины без возраста и в тренде превращаются в старых теток. Но обращаться к ним «бабушка, подвиньтесь» — никак нельзя.

— Кстати, вы смотрели фильм «Ив Сен-Лоран»?

— Очень лакшери.

— А мне показалось, нет. Быть геем уже не в тренде...

7.00–8.30

В кафе на Фрунзенской ажиотаж. Сегодня здесь завтракает стилист Александр Васильев.

Историк моды, по обыкновению, в шарфике, с двумя камеями на лацкане пиджака, с помощником Шурочкой и тяжелым чемоданчиком типа «дипломат». Он ест что-то модно-полезное вроде сельдерея и пророщенных зерен пшеницы и до одури запивает морковным соком. Сидящие за соседними столиками, как подсолнухи к солнцу, восхищенно повернулись к маэстро. Ловят каждое движение вилки и уже готовы бисировать за удачно подцепленный кусочек полезного салата.

Две длинноволосые девушки пьют через соломинку сок и не обращают внимания на Александра Васильева.

У одной — хриплый голос, какой бывает, если плачешь ночь напролет.

— Я уже все продумала, — говорит она. — По утрам я буду ходить на «химию», а после обеда — на работу. Никто не узнает.

— Да, никто не узнает. Пока волосы не выпадут, — равнодушно отвечает подруга.

Звонок лингвисту

— Тренд — это то же самое, что и тенденция, но только с вау-эффектом, — не задумываясь и по-модному отвечает популярный лингвист Максим Кронгауз.

Лингвисту Кронгаузу удалось то, что его коллегам и в голову бы не пришло. Свои исследования в области русского языка он сделал трендовыми.

Его «Русский язык на грани нервного срыва», «Самоучитель олбанского» — бестселлеры и настольные книги для тех, кто в тренде.

— «Быть в тренде» — это быть в моде, прислушиваться ко всему интересному, становящемуся популярным.

— Без негативных коннотаций?

— Абсолютно.

— А вы, Максим Анисимович сами в тренде?

Слышно, как филолог улыбается в трубку.

— Конечно, я в тренде. Причем с тех пор, как стал лингвистом. Когда-то лингвистику называли языкознанием.

И это название было не «в тренде»...

10.00–11.00

— Максим Анисимович, а кто сегодня в тренде?

— Славникова, Толстая, безусловно...

У писательницы Ольги Славниковой космический вид, дорогие наряды с вензелями и холодное лицо, перечеркнутое оправой модных очков.

Она не скрывает, что ее образ стоит уйму денег. Говорит, что деньги можно заработать всегда, а одежду нужно полностью обновлять раз в полгода. Она — куратор молодежной премии «Дебют». Она «в тренде».

— Ольга, а раньше, в те же советские времена, тренды были?

— Я помню, когда еще была студенткой, поехала как-то на практику в Среднюю Азию и купила там целый чемодан «Анжелики». Я столько книг потом выменяла на эту «Анжелику»! Не поверите! Но когда мы были студентами, было стыдно не читать этого, этого и этого. Тогда это было признаком принадлежности. Если ты читал — то свой, не читал — не свой. Сейчас люди держатся на тонком слое повседневности. А раньше — не боялись выйти за этот слой.

— Может быть, это вынужденно?

— Не было моды, не было импорта. У советских людей не было необходимых в повседневности вещей, кроме книг?

— Были, — сердито сверкает очками Славникова.

— Раньше добывать было сложнее и интереснее, чем сейчас. Это могло стоить целой жизни.

Добыть одежду, урвать дефицит. Выстоять в очереди... Это увлекает. Это позволяет держаться.

***

Два года назад. Аудитория «Политеха» забита до отказа.

Молодые люди, старики… стоят в проходе, толпятся на лестнице.

Гайдаровский фонд проводит встречу с писательницей Татьяной Толстой. Толстая — в черных сапогах, серых колготках и сумкой расцветки «собачий зуб» остроумно рассказывает о тяжелой жизни в советские времена: о конфетках типа «помадка», стиральных машинках «Фея» и о никуда не годных квартирах. Губы в ярко-красной помаде — центр Вселенной «Политех». Двигаются и завораживают.

— Я десять лет посвятила попыткам переехать в центр, — говорит Толстая. — В советские времена нельзя было купить квартиру. Можно было только поменять. А где вы найдете идиота, который бы свой центр поменял на мое Медведково? ...И вот сестра нашла выход.

В одном доме на Полянке, где окна подбородком касались земли. Там жили парализованный старичок и старушка.

Сестра моя говорит: у тебя есть шанс переехать. И вот она однажды звонит и говорит: приезжай...

Я своего добилась: я жила в центре и была абсолютно счастлива...

***

— Ваш кофе, — торжественно объявляет восточный официант.

— В Штатах появилась рецензия на «дебютовские» сборники, — рассказывает Славникова. — В рецензии фраза: зачем я буду это читать, если они не пытаются меня развлекать. Это распространенная точка зрения. Культура сегодня стала синонимом развлечения. Это нынешний тренд, если хотите.

13.00–16.00

В кинозале очередь. Модный философ Жижек представляет новую серию философско-популярного фильма «Киногид извращенца».

— В нашем обществе мы должны наслаждаться, и это становится извращенной его обязанностью, — высокопарно говорит Жижек. — Люди сейчас ходят к психоаналитику, чтобы пожаловаться на то, что не получают удовольствия.

Они, представьте, чувствуют себя виноватыми не из-за избытка удовольствия, а от того, что мало наслаждаются.

Жижек похож на резидента Савеловского вокзала: клочковатая борода, синие джинсы на резиночке и ужасный английский. Он подчеркивает, что не в тренде. Он — популярный трендовый философ.

На его фильме «Киногид извращенца» народу не меньше чем на «Иве Сен-Лоране».

Кинотеатр подвергся нашествию гламура, как картофель нашествию колорадского жука. Важные фифы, похожие снизу на цапель, сверху — на уток, вышагивают на длинных ногах вдоль рядов на протяжении всего фильма.

Неважно, что фильм уже заканчивается. Главное — отметиться и выгулять новое пальто.

— Вы заметили? Этот Ив Сен-Лоран ужасно похож на Лисовца, — делятся дамы впечатлениями от фильма.

16.00–17.00

Влад Лисовец — молодой сорокалетний стилист в красных брюках, синей кофте и сланцах на платформе, мил, обаятелен, часто употребляет слово «тренд» и собирает аншлаги.

— Жижек и бомжи — это стиль гранж, — говорит он нарядной публике. — Стиль гранж — это тренд. Дамы, чаще меняйте образ, — продолжает он изрекать свои истины. — Опытный стилист, глядя на женщину, всегда определит ее возраст. Не по состоянию кожи и тела, а по одежде.

По нашим женщинам всегда видно, в каком году она впервые попала в магазин одежды: в девяностые, восьмидесятые, двухтысячные...

***

Философ и социолог Зиммель говорил, что мода — это вынужденная необходимость элиты. Элита должна постоянно выдумывать новую моду, чтобы выделяться из общей массы.

Модные вещи — это своего рода опознавательные знаки указывающие на принадлежность к элите. Но в тоже время мода — это стремление низов подражать элите.

Кому мы подражаем? или элите?

— Девушка, у нас акция покупайте  десять роз цене пяти, — это ко мне.

Женщина в костюме букета тянет руку с бумажкой. Но я не беру.

Элита

— Жепе, он и есть Жепе, — ворчит тетя Ира.

Модная пятидесятилетняя женщина с курсов по философии. Сейчас в тренде философия. Она ненавидит Сартра. И Примерова, наверное, тоже. Потому что тот в предсмертной записке написал, что ненавидит Ельцина. А тетя Ира на своей даче заказала садовнику сделать клумбу в виде портрета Ельцина. — Все, что у меня есть — благодаря ему, — говорит тетя Ира.

Значит, благодарить есть за что. Десять или двенадцать квартир в центре (я же знаю, куда вкладывать свободные деньги), вид на жительство в Чехии, жилье в Италии и Германии (я же подготовилась к Исходу). Ягуар на подземной парковке и еще  три авто попроще. Внучка, которая в пять лет научилась говорить «я хочу» и указывать пальцем. Круглосуточная няня для внучки. Тетя Ира — модная женщина. Называет любовника «мой мэн», ездит  в хамовническую церковь в трех шагах от дома на бронированном джипе. Таких, как она, много, и к утренней службе заняты все парковочные места, поэтому до конца службы тетя Ира кружит на джипе вокруг в надежде найти парковочное место.

***

В Литературном институте потертые стены, не работает туалет и провалилась лестница.

Рассказывают, в Литературный институт однажды приехал Жан-Поль Сартр.

Он сидел в третьей аудитории. Там, где по стенам висят гипсовые портреты Маяковского, Блока, Есенина.

— Для чего вы пишете? — спросил Сартр студентов.

— Для того чтобы своей поэзией нести свет и знания в массы, — сказала девочка-отличница.

— Для того чтобы наставлять товарищей, — добавил еще один мальчик-ударник.

И с каждым ответом лицо Сартра становилось все более и более мрачным, а от возмущения глаза сошлись на переносице.

А потом с последней парты протянул руку Борис Примеров.

— Я пишу, потому что боюсь умереть, — сказал Боря.

Это был правильный ответ.

— Жепе, он и есть Жепе, — ворчит тетя Ира.

После службы заезжает в супермаркет «Рай» и привозит кучу еды для внучки и няни.

***

— Алло, это служба доставки пиццы? Когда сын поэта Пермякова заболел раком, он сначала лежал в больнице, а потом попал в хоспис. Федю любили, и у него в комнате постоянно тусили друзья. Федя заказывал для них пиццу.

— Адрес, — спрашивала служба доставки.

Федя отвечал. И добавлял. Несите, пожалуйста, побыстрее. Это хоспис. Мы можем не дождаться.

***

В тренде телеграфный стиль. В тренде клиповое сознание.  

— Анна Геннадьевна, а нужно ли быть в тренде?

— Нужно, — уверенно отвечает декан факультета журналистики ВШЭ Анна Качкаева. — Нам грозит цифровой разрыв с нынешними двухлетними, которые рождаются с ощущением медиа как бытования. Старшее поколение — те, кому сейчас больше 35 лет, испытало в своей жизни технологический  шок. Сорок миллионов детей в мире уже владеют компьютерным кодом. Во многих школах мира IT-грамотность  введена как школьная дисциплина. Мир движется к визуализации и интерактивности. И нам нужно не опоздать. 

***

— Ольга Вячеславовна, нужно ли быть в тренде?

Философ Ольга Зайцева. Доцент Литературного института, отвечает не сразу. У нее в голове крутится столько фамилий, фактов и цитат, сколько костюмов в шкафу тети  Иры.  

— Тиллих, — вспоминает она. И, наткнувшись на мой непонимающий взгляд, объясняет: богослов и философ Тиллих. Боязнь судьбы и смерти в начале века. Боязнь наказания в Средние века... Он разделил временную ось на периоды, в которые господствовал определенный вид тревоги. В нашу эпоху преобладает тревога перед пустотой и потерей смысла.  

«Нам угрожает духовное небытие. Человек XX века утратил осмысленный мир и то Я, которое жило в этом мире смыслов, исходящих из духовного центра. Созданный человеком мир объектов подчинил себе того, кто сам его создал. Но при этом человек еще достаточно человек для того, чтобы переживать свою дегуманизацию как отчаяние», — цитирует Ольга по памяти.

— И что делать, Ольга?  

— По Тиллиху — нужно жить. Его работа так и называется  «Мужество быть».  

— А что делать с отчаянием  и потерей смысла?  

— Принять. Принять пустоту, бессмыслицу. И быть собой. Значит, быть в тренде — это соломинка, за которую можно ухватиться. Это ниточка, натянутая из неизвестного в неизвестное, по которой можно идти. Проволока, на которую можно нанизать бусины. Пустые внутри, но такие красивые. Ольга знает все. Ее обожают студенты. Когда-то она ловила кайф от выступлений. А теперь — в депрессии.

21.20–23.20

— Я хочу быть собой, — говорит полному залу кинотеатра «Соловей» героиня трендового фильма Ларса фон Триера «Нимфоманка».

Автор материала:

Евгения Коробкова, литературный критик. Увлекается современной философией, творчеством Ксении Некрасовой и Ларисы Рейснер.

Новости СМИ2

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Исполнение желаний. Как человеку обрести то, что ему необходимо

Антон Крылов

Спасибо новому министру культуры за незабываемое шоу

Екатерина Рощина

Счастливы вместе, но некоторые — счастливее

Марат Хуснуллин, заместитель председателя правительства РФ

Важно ставить высокую планку

Анатолий Горняк

Коллекторы займутся ЖКХ

Юрий Смолкин, врач

Стоит ли бояться китайского вируса

Георгий Бовт

Премьер и его команда

Новый Ноев ковчег. Ученые МГУ разрабатывают уникальный проект

Если одерживать легкую победу, прогресса не добиться

Нужно уметь рассуждать

Школьники открыли астероид