вс 13 октября 23:46
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

О дружбе маршала Баграмяна с сыном полка

О дружбе маршала Баграмяна с сыном полка

Однополчане

[b]В деревню Кочуково, что в Калужской области, война пришла в сорок первом. Жители, способные носить оружие, уходили в армию. А старики, женщины, дети спасались от фашистов бегством на восток. Вот и колхозница Матрена Павловна Фирсова, усадив ребятишек на телегу, увозила их подальше от фронта[/b]. Но одиннадцатилетний сын Фирсовых Афоня не унимался, все твердил: «Не хочу ехать дальше. Уйду на фронт к папке, буду вместе с ним бить фашистов». Однажды утром Матрена Павловна окликнула сына, глядь – а его и след простыл: ночью, когда все спали, Афоня, прихватив буханку хлеба и кусок сала, незаметно соскользнул с телеги и ушел обратно. На вторые сутки он был уже в родной деревне. На ночлег устроился под печкой в отцовской избе. Там его и нашли красноармейцы. Уж как старался, чтобы не отправили его назад, все показал, что умел, – и спел, и сплясал, и все-таки после «концерта» бойцы отвели его к командиру. Изо всех сил тянулся Афоня вверх, чтобы не показаться командиру маленьким, и говорить старался солидно, баском, хотя мальчишеский голос срывался на фальцет. Комбат улыбался сочувственно, выслушал все, потом вздохнул: «Ну что с тобой делать – ума не приложу. Не оставлять же здесь одного. Ладно, пойдешь пока с нами». И приказал старшине: «Зачислить на все виды довольствия». Так Афанасий Фирсов стал сыном полка. В армейской обстановке Афоня освоился быстро. Охотно выполнял различные поручения не только командира, но и любого красноармейца. Бойцы полюбили Афоню за трудолюбие, общительность, ну и, конечно, за песни и пляски. И когда в часть для вручения орденов и медалей прибыл член Военного совета армии и было решено отправить Афоню в штаб армии, новость эта огорчила всех. Хотя каждый понимал, что там мальчонке будет лучше, безопаснее. Утром прибыли в штаб армии. Тут и произошла встреча сына полка с Иваном Христофоровичем Баграмяном. Впервые за долгое время Афоня спал в удобной, чистой, теплой постели. И эта теплая постель подвела его. В батальоне он вставал вместе с солдатами, а порой и раньше их. А тут конфуз получился – проспал. Разбудил его член Военного совета, уже знакомый ему генерал. – Пора вставать, солдат, заспался ты больно. Одевайся и пойдем пить чай к командарму. Пока Афоня за обе щеки уплетал вкусный завтрак, Иван Христофорович, подкладывая ему то одно, то другое, расспрашивал о житье-бытье в автомобильном батальоне. – Теперь будешь служить в штабе армии, – сказал командарм. – При мне останешься – вторым адъютантом. Так началась их дружба. Афоня не разлучался с командармом – сопровождал его на фронтовых дорогах, ездил вместе с ним в дивизии награждать героев. А в свободное время выступал перед бойцами, пел, плясал. В его репертуаре были два танца – «барыня» и «цыганочка». – Что ж это ты – все «барыню» да «барыню», – сказал ему как-то Иван Христофорович, – давай я тебя танцу джигитов научу – лезгинке… Ох, и понравилась же Афоне огненная лезгинка в исполнении командарма! Со временем Иван Христофорович и сам признал: «Ну, Афоня, по лезгинке ты меня обошел…» Время шло, и вот однажды вызывает его командарм: – Вот что, Афоня, поезжай-ка ты учиться солдатской науке – направляю тебя в Суворовское училище. Без ученья – какой ты солдат? А ты ведь хочешь стать настоящим кадровым военным. Так? И я буду спокоен: снаряды и пули тебя не достанут… С того дня, как задела шальная фашистская пуля мальчонку в пути под Карачевом, не оставляла командарма тревога за Афоню. Не дай бог, что случится с парнем – век себе не простит. Наверное, никому не дал бы себя Афоня уговорить, но командарм, как никто другой, мог подобрать «ключик» к мальчишеской душе. Поверил ему Афоня, что так будет лучше. И поехал в сопровождении надежного старшины в Калинин, в Суворовское училище. И лежала в кармане его укороченной по росту гимнастерки та самая заветная фотография, сделанная фронтовым фотокорреспондентом. А Иван Христофорович лично справлялся о нем в училище, писал Афоне о фронтовых новостях. Вскоре после Дня Победы настала встреча воспитанника Суворовского училища Афанасия Фирсова с командующим 1-м Прибалтийским фронтом И. Х. Баграмяном, чье имя знала уже вся страна. Командующий прибыл в Москву, чтобы принять участие в Параде Победы. А Афоня тоже участвовал в параде в числе лучших воспитанников Суворовского училища. Здесь, в столице, они и встретились. – Ну, брат, я рад, что завтра мы вместе пройдем по Красной площади. Смотри – не подкачай. Я на тебя, как всегда, надеюсь. И неожиданно улыбнулся: – А лезгинку не забыл? Так они встретились, можно сказать, старые фронтовые друзья. Потом снова расстались, но Иван Христофорович не терял из виду сына полка, интересовался его успехами, помогал советами. Афоня же после Суворовского поступил в обычное военное училище и успешно его окончил. Служил офицером в полку. Потом снова учеба – на этот раз в военной академии. После академии Фирсов – научный сотрудник НИИ Министерства обороны в Москве. Успешно защитил кандидатскую диссертацию. А второй снимок был сделан уже мною в 1980 году, когда инженеру-полковнику Афанасию Петровичу исполнилось 50 лет. В тот день Иван Христофорович отдыхал в подмосковном санатории. В назначенное время мы с Фирсовым приехали к прославленному полководцу. Встретились они как родные. Долго длилась беседа: было что вспомнить однополчанам. После того как Афанасий Петрович ушел в запас, снял военную форму, он подался в «фермеры». Купил под Москвой домик, завел телят и поросят… Мне удалось посетить «ферму» Фирсова в канун Дня Победы в 1990 году. И там сделал третий снимок. – Не удивляйтесь увиденному, – сказал мне Афанасий Петрович. – Я же сын крестьянского роду-племени, и душу мою всегда тянуло к земле. Вот к ней и вернулся. Трудимся вместе с женой, и внук воодушевляет нас на труды праведные… Но время неумолимо. Ушли уже из жизни и маршал, и сын полка. Чтобы продлить память о них, я и рассказал историю их дружбы. [b]Иван РОЩИН, полковник в отставке[/b]

Новости СМИ2

Оксана Крученко

А караван идет…

Лера Бокашева

Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада

Ольга Кузьмина  

Уже не просто «спальники»

Сергей Лесков

Как ботинок Хрущева попал в историю

Ольга Кузьмина  

Алексей Леонов. Улыбка Вселенной

Виктория Федотова

Смертная казнь в России не нужна