чт 17 октября 01:44
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Милосердие в Замоскворечье

Милосердие в Замоскворечье

Его хранят один брат и двадцать пять сестер

[b]Мы идем по городу с сестрой милосердия Галиной Мустафаевой. В руках у Галины Борисовны тяжелая сумка с продуктами и лекарствами. Мы заходим в квартиры, где живут тяжело больные одинокие люди, которым не обойтись без посторонней помощи. Галина Борисовна принимается за свою обычную работу, а я разговариваю с ее подопечными…[/b] Сообщество сестер милосердия начало складываться в начале 1990-х годов при храме иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость на Ордынке. Тогдашний наятоятель храма отец Борис Поздняков еще успел застать живыми прихожанок, которые помогали Великой княгине Елизавете Федоровне в первой, дореволюционной, Марфо-Мариинской обители сестер милосердия. Но полностью воссоздать то знаменитое благотворительное движение не удалось. Приют, организованный на территории бывшей обители, взяла под свою опеку Московская патриархия, а общественницы начали добровольно помогать справляться с бытовыми трудностями одиноким больным людям. [b]Остановка первая. Житная улица[/b] Невероятно чистая квартира. Хозяйка — 91-летняя Ганна Федосеевна Рубинская — медленно подходит к шкафу и достает толстую кипу бумаг: — Вот, мемуары начала писать… А такой я была в молодости! С фотографии на меня смотрит очень красивая девушка. Но красота — отнюдь не единственная ценность в Ганне Федосеевне и нынче, и в далекие годы. Окончив институт, в военное время она налаживала сложные производства «на земле», в заводских цехах. А в послевоенное время именно ее хрупкие руки создавали советскую светотехническую промышленность. Ганна Федосеевна вспоминает, как она ходила на прием к министрам, выбивала деньги на строительство предприятий, «конструировала» новый отраслевой журнал… Все это в прошлом. Нет, в министерстве о Ганне Рубинской не забывают — устроили по поводу недавнего юбилея роскошный банкет, преподнесли ценный подарок с красивым адресом. Но жизнь у Ганны Федосеевны сложилась так, что на склоне лет близких людей у нее не осталось. — Эмоционально очень тяжело дался уход на пенсию, — рассказывает хозяйка квартиры. — Стала на ровном месте падать, заболели руки. Потом тяжелый недуг поразил ноги. Спасибо районному Совету ветеранов — познакомил с Марфо-Мариинским благотворительным обществом. Месяц я вообще не вставала, боли были дикие, и Галина Борисовна от меня не отходила. Только благодаря ей теперь я хоть до почтового ящика дойти могу. Однажды она за мной ухаживает, звонит телефон, и ей сообщают страшную весть: «Мужайтесь, Галина Борисовна, вашего сына убили». А вечером эта святая женщина мне звонит и спокойно говорит: «Я завтра к вам, Ганна Федосеевна, приду…» Обычно патронажные сестры навещают каждого подопечного 2–3 раза в неделю, хотя часто приходится наведываться и ежедневно. Поэтому количество людей, которым общество способно одновременно оказывать действенную помощь, невелико. — В принципе, каждый нуждающийся может обратиться к нам самостоятельно или, скажем, через друзей и знакомых, — говорит председатель общества Тамара Гилько. — Но мы стараемся ориентироваться на сведения ветеранских организаций. Поскольку наше общество региональное, в основном мы опекаем подопечных в районе «Якиманка» и на соседних территориях. Но и бабулек из других районов, раз уж взялись, конечно, не бросаем. Например, одна женщина, за которой мы присматриваем, вынуждена стирать белье… ногами. Как же от нее отказаться? Патронажным сестрам и другим сотрудникам общества запрещено заключать договоры пожизненного содержания с одинокими людьми. Никакой материальной выгоды! Только так, здесь считают, может «вырасти» настоящее милосердие. [b]Остановка вторая. Улица Шаболовка[/b] Хозяин жилища недавно попал в автокатастрофу и потому встречает нас на костылях. Но беседует с нами принципиально стоя: сказывается привычка общественного лидера. Яков Романович — председатель территориального общественного самоуправления «Калужская площадь». — По своей общественной работе я знал о существовании этой организации, поэтому после аварии долго не раздумывал, к кому обратиться за помощью. Ведь обычные социальные работники домашней работой не занимаются. Они только приносят продукты, причем поисками, где подешевле, себя не утруждают. А в обществе оказывают всестороннюю помощь: могут и постирать, и обед сварить, и постельное белье перестелить. Денег от государственных структур в обществе не просят. Не мешают — и на том спасибо. Но, конечно, любому содействию всегда рады. На одной из замоскворецких улочек спонсоры помогли отремонтировать помещение бывшей генераторной, а город безвозмездно передал его обществу. По линии столичного Комитета социальной защиты часто приходит гуманитарная помощь. Девятый хлебозавод каждую неделю бесплатно выделяет 150 батонов белого хлеба. Красный Крест подарил гигиенические судна. Восемьдесят третья городская больница при необходимости за свой счет выделяет два места для подопечных, у которых резко ухудшается здоровье. Восемьдесят четвертая взяла на учет патронажных сестер и бесплатно оформляет им медицинские книжки… Из этих маленьких слагаемых складывается реальный результат. [b]Остановка третья. Чистые пруды[/b] Коммунальная квартира. В одной из комнат-«пеналов» воздух такой, каким лучше не дышать. Под потолком — стая мух, от которых не спасают липкие ленты. На диване сидит согбенная пожилая женщина. Из остального убранства жилища поражает огромное количество газет. — Это у нее вместо памперсов, — спокойно объясняет Галина Мустафаева, здороваясь с подопечной. — Денег-то не хватает, вот и подкладывает под себя газеты… Когда-то эта женщина работала журналисткой в «Московской правде» и в «Ленинском знамени». Но уже много лет у нее парализованы ноги. От многолетнего сидения в диване даже протерлась дыра… Пару раз в неделю сюда приходит работник районной службы соцзащиты, регулярно наведываются люди из Красного Креста и итальянские монахини из католического благотворительного Ордена. Но сейчас итальянки уехали в отпуск на родину, и марфо-мариинским сестрам приходится приходить сюда чаще. Галина Мустафаева уходит на кухню готовить обед, а у меня больше не возникает вопроса, почему многие подопечные твердят, что без этого общества не выжили бы. «Живые» деньги обществу жертвуют главным образом благотворители. В Попечительском совете немало властных чиновников, а возглавляет его известный киноактер Алексей Баталов, что, конечно, помогает «раскрутить» меценатов. И все же вся эта затея была бы неосуществима, если бы не сами сестры милосердия. Сейчас в Марфо-Мариинском благотворительном обществе — двадцать шесть патронажных сестер. Вернее, двадцать пять: двадцать шестой сотрудник — мужчина. Тринадцать из них ухаживают за тяжело больными пациентами в 20м и 6-м психоневрологических интернатах, еще столько же обходят одиноких стариков по домам. Эта вторая половина получает в обществе символическую зарплату — 1380 рублей. Конечно, работают они не ради денег. Так ради чего?! Я увидел ответ в их глазах. Только, боюсь, не смогу изложить его словами.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше