Главное
Карта событий
Смотреть карту

Эксперт в области энергетики Станислав Митрахович: «Южный поток» получит новый импульс, когда на смену техническому правительству Болгарии придет полноценное

Общество
Во вторник, 19 августа, Болгария приостановила работу над «Южным потоком», а Финляндия и Эстония объявили и о начале совместной работы над объединением национальных газовых сетей.

В околотопливных интригах читателям «Вечерней Москвы» помог разобраться ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

- Министерство экономики и энергетики Болгарии приостановило работу по реализации проекта газопровода «Южный поток», ссылаясь на его несоответствие европейскому законодательству, в частности, на норму, запрещающую «Газпрому», как поставщику энергоносителей, контролировать доступ к трубопроводам. Почему такие решительные действия Болгария предприняла именно сейчас?

- Европейская комиссия уже давно сопротивляется продвижению проекта «Южный поток» по политическим соображениям, считает, что российский газ представляет политическую угрозу. Нынешний украинский конфликт только усилил настрой Еврокомиссии, к тому же на нее оказывают влияние и США. Благо, у них есть еще и формальный предлог, связанный с несоответствиями этой стройки Третьему энергопакету ЕС. На мой взгляд, сегодняшнее решение Болгарии вовсе не означает, что игра за «Южный поток» завершена.

Проект имеет слишком много экономических выгод именно для Болгарии (страна получает альтернативный канал поставок газа, помимо Украины, получает деньги за прокачку, получает газовую инфраструктуру на своей территории). Когда в Болгарии нынешнее техническое правительство сменится полноценным, когда произойдет смена состава в Еврокомиссии, а это будет уже в ноябре, когда так или иначе решится ситуация с Донбассом и будет меньше оснований давить Россию, «Южный поток» получит новый импульс к саморазвитию.

- В последнее время страны Европы весьма обеспокоены энергетической безопасностью, в частности, Эстония и Финляндия планируют проложить по дну Финского залива газопровод Balticonnector, соединяющий газовые системы двух стран. С чем связана эта тенденция?

- В принципе, уже несколько лет ЕС и отдельные страны занимаются тем, что создают сеть интерконнекторов между странами (то есть газопроводов, соединяющихся внутри стран ЕС), строят систему хранилищ. Это вполне разумная политика, она необходима для того, чтобы меньше зависеть от перепада на газовых рынках, тем более на рынках СПГ (сжиженный природный газ – прим. «ВМ»). Другое дело, что интерконнекторы не спасают Европу. И Финляндия, и Эстония – это страны, которые на 100 процентов зависят от поставок российского газа, пока там не будут построены терминалы по разжижжению газа. Иными словами, действия стран рациональны, но они не меняют их фундаментальную зависимость от российского топлива.

- Как работают такие системы и в чем их перспектива?

- Дело в том, что спрос на газ различен в разное время года, зависит от погоды. Чтобы сбалансировать эти объемы строятся хранилища, обычно для этого используются пещеры, специфическим образом доработанные: там есть активный газ, который можно поднимать и буферный, который там должен находиться постоянно, чтобы хранилища работали. Например, на территории СССР большие хранилища были созданы на Украине, есть они и в России. В Европе их было меньше, а сейчас их активно строят, чтобы чувствовать себя свободнее во время повышенного спроса, например в зимний период.

- Имеет ли бум строительства хранилищ политический подтекст?

- Действия Еврокомиссии выдаются за шаг к независимости от энергопоставок. В европейской прессе в речах европейских политиков в последнее время звучит такая мысль, дескать мы сейчас построим хранилища, новые связующие газопроводы между ними, после чего можно будет отказаться от закупок российского газа. Это совершенно не так.

Почему в США сумели развить добычу сланцевого газа? Одна из причин – в Америке много газовой инфраструктуры. А в Европе большого количества газопроводов нет. Поэтому и не получается найти в одном месте сланцевое месторождение, начать копать и тут же поставлять газ на рынок. В Америке - можно, в Европе – нет. По крайней мере в обозримом будущем. В Европе нет достаточной связанности между компаниями. Так что от услуг «Газпрома» им пока не удастся отказаться.

- Хранилища позволяют накапливать не только природный, но и сланцевый газ?

- Да, безусловно. Но проблема в том, что у Европы на текущий момент нет других источников газа, чтобы они смогли заместить российские поставки. Сланец – проект очень долгосрочный. Есть много причин, мешающих его масштабной добыче в Европе.

- Добыча сланцевого газа дело небезопасное и неэкологичное. Каковы перспективы его масштабной добычи в Европе?

- Как и любая относительно новая технология, добыча сланцевого газа таит в себе много подводных камней, как, например, и атомная энергетика, угольная энергетика. Действительно, при разработке сланцевого месторождения используется так называемый фрекинг, метод гидравлического разрыва пласта. Грубо говоря, нужно устроить маленькое землетрясение, после того как пробурить скважину сначала вертикально, а потом горизонтально. Туда закачивается вода со специальными химикатами, происходит реакция, сланцевая порода разрушается, газ идет наверх. Проблема в том, что эти химикаты действительно могут загрязнять почву.

Если у вас много свободной территории и низкая плотность населения, как у США в некоторых штатах, то такая добыча может быть приемлема. Но что делать в маленькой Европе? Разбурить пол-Германии или пол-Польши? Или создать риск для сельского хозяйства, немецких пивоварен? Нет, европейцы на это не пойдут. Еще одна проблема на пути сланца в Европу – правовая структура. В США закон дает возможность владельцу земли иметь собственность на недра, любой фермер там заинтересован в продаже права на разработку месторождения добывающим компаниям. А в Европе вы можете владеть землей, но то, что под ней, принадлежит либо государству, либо муниципалитету. Иными словами, Европе повторить опыт США не удастся. Если такое и случится, то не раньше 20-х годов. Но и тогда сланец не сможет компенсировать потребности в российском газе.

- Все же гипотетически, кто может заменить российские энергоносители в Европе?

- Американский газ – это еще совсем не скоро и не в тех объемах, Северная Африка погрязла во внутриполитических конфликтах. У Азербайджана газа не хватит. Единственная долгосрочная перспектива для Европы – это Иран, который в значительной степени может заменить Россию на рынке энергоносителей. Но, исходя из политической ситуации в Иране, это вилами по воде писано.

Подкасты