сб 19 октября 11:14
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Брак брака

Брак брака

Мы продолжаем публикацию глав новой книги художника и писателя Анатолия Брусиловского

[b]Испокон веков традиция крепко держала, охраняла и освящала разделение по полу. В Древней Греции дом имел женскую половину, гинекей. Заходить туда мужчинам не полагалось. Восток исстари, еще с домусульманских времен, выделял женщинам свой отдельный мир – гарем, и мир этот был вовсе не похож на обычный, мужской.[/b] Находясь на своей половине, среди «своих», оба пола веками вырабатывали привычку к своим гендерным ролям и традициям. Тесная спайка женщин между собой там, где мужчина не смел появиться – в гареме, в бане, у портних, на кухне, – укрепляла клановые отношения, причастность к освященному веками чувству принадлежности к полу. Мужчины же в своих военных казармах, в походе, у костра, а также (и особенно) у пивных киосков, за стойкой бара, опять-таки в банях, лагерях и тюрьмах вырабатывали свои, казалось, незыблемые, правила гендерного поведения. Конечно, общество было мужецентричным, примат мужчины был закреплен в законах, религии и обычаях. Мужчина должен быть силен (учтите, об уме – ни слова!), отважен. Его святая задача – обеспечение семьи. Сейчас, в наше время – это означает лишь одно – деньги, деньги! Кто это придумал? Кому это было выгодно? Государству! Это ему нужна армия, грубая сила, мощь. Семья – это государство в миниатюре. Это семье нужен был кто-то с мускулами – строить дом, убивать мамонта. Таскать в дом все, что можно, все, что нужно. А вот тонкую структуру рода, клана, семьи выстраивали женщины. Они знали, что им требуется, исподволь руководя человечеством. Когда-то в седой древности женщины были во главе всего. А потом они поняли, что лучше быть в тени, так удобнее дергать за ниточки. И надо признать: мужчины, как это ни странно, смирялись с отведенной им ролью. Так, мол, на роду написано, такая участь выпала. И вообще – так надо! Но мир переменился до неузнаваемости, сила уже не решает ничего, даже воин, солдат – лишь придаток невообразимо могучей техники, и для нажимания кнопок ему нужен лишь палец. Один. Между тем бывшие «тургеневские девушки» сейчас прекрасно ориентируются в море бизнеса, так называемые нежные создания провернут любую финансовую акцию типа «пирамида». Сегодня «сломанный цветок» и «умирающий лебедь» (типические мифологемы женщин) лихо водят машину и рвутся в армию, правительство, священство. Что же произошло? Изменились гендерные роли. Что-то выиграв и что-то проиграв, оба пола смотрят друг на друга, не узнавая, с подозрением и явным недоверием. Институт брака трещит по швам – просто вымирающий ящер! Все позже и позже люди вступают в брак, если вообще вступают. И действительно – зачем? Что осталось от старых побуждений? Секс? Но он вовсе не является прерогативой брака, даже наоборот, в браке секс тихо вянет, тлеет и, превратившись в рутину, гибнет. Экономическая поддержка? Но и поодиночке сейчас выжить – не проблема. Брак вряд ли добавляет процветания — если оба активно работают, то от сложения их возможности не так уж выигрывают. Зато независимость, свободу оперирования своими заработками они теряют. К тому же на горизонте маячит возможный развод – дележка всегда болезненная проблема. Если же жить, тщательно поделив – тебе твое, а мне мое, – то что это за брак? Лучше просто ходить в гости, иногда оставаясь на ночлег. И потом, зачем сейчас женщине уметь готовить, шить, то есть делать то, что положено было делать веками? Зачем уметь испечь, наварить, нажарить? Теперь все это отжившие архаичные формы. Все можно купить! Мужской половине человечества придется привыкать к совершенно новому позиционированию в отношениях с женщинами. Стало почти нормой, когда женщина берет на себя активную роль, знакомится, «снимает» мужчину и наутро, а то сразу же «после» бесцеремонно выпроваживает. Мужчина от этого балдеет, переживает – кому не жаль утерянного преимущества? – но тут уж ничего не поделаешь. И, что скрывать, многие из них, не в силах совладать с изменившимися правилами игры, уходят в «иную» ориентацию, как стыдливо принято говорить. Общество еще не привыкло, еще «не любит» геев. Но скоро мы привыкнем и успокоимся. И к геям, и к детям из пробирок с запрограммированным полом, ростом, цветом глаз. И к клонам, выращенным из волоска давно умершего человека, тоже рано или поздно привыкнем. Кстати, отчего-то есть уверенность, что все будет в порядке, мол, наука уравновесит, приведет в стройный порядок и отладит все проблемы. Правда, и брак, и семья вынуждены будут подвергнуться пересмотру и изменениям. Вот хотя бы один простенький пример. К пятидесяти годам нормальный здоровый мужчина переживает свой сексуальный ренессанс. Это нормально. Это природно! В этот момент брачный партнер перестает его удовлетворять. Требуется замена, и как минимум вдвое моложе. Что делать? Человек начинает разрываться на части между долгом, порядочностью, привязанностью к семье, стыдом, наконец, и грозными природными велениями. Наиболее волевые (и консервативные) неимоверным напряжением всех сил себя перебарывают. Но им это дорого обходится! Еще старик Фрейд говаривал: подавленное желание обязательно проявляется неврозом. И вот самые яркие, самые плодоносные годы в итоге уходят на совершенно ненужные ссоры, дрязги и выяснение отношений, откуда не за горами и острая сердечная недостаточность, инсульты, инфаркты, пущенные под откос карьеры, потери нажитого за жизнь добра, а то и дела похуже. Папа моей подруги, блестящий морской офицер, красавец, к этим самым роковым годам завел на стороне роман. Романчик. Ну и что? Подумаешь! Однако очень скоро жизнь его стала похожа на ад. Жена, прослышав где-то об измене, стала грозить походом в партком! Истерики следовали одна за другой, уже и соседи узнали. Разумеется, возникли определения «стыдобища» и «половая распущенность», от которых хочется… Словом, наш герой надевает парадный белый мундир с золотыми аксельбантами (так, кажется?) и полагающимся в таких случаях кортиком. Выходит на лестницу и… закалывается этим самым символом офицерской чести! Подумать только – из-за чего? Из-за традиционных представлений, изза несовершенства института брака, из-за глупости общества… А что в итоге получила его жена? Что она выиграла, чего добилась? С другой стороны, что женщине остается делать? Можно только надеяться, что все укрепляющаяся материальная независимость и широкие возможности дадут ей какую-то компенсацию. Тут трудно что-то прогнозировать, потому что и мы, и наши жены еще обеими ногами в болоте старых представлений и норм, а жизнь тем временем ушла далеко вперед. Попробуй подскажи какую-нибудь «жизнь втроем» – зашикают, засмеют, а потом окажется, что это стало чуть ли не нормой. Мы живем в русле новых для нас «рыночных отношений». Рынок – существо самоформирующееся. Куда удобнее, где надежнее, что проще – туда и вывезет. Рынок – как дарвиновская эволюция видов. Рынок — как вода, разливающаяся и заполняющая все ложбинки, находит, куда ей течь. Вот и брак, видно, сам выедет туда, где удобнее и проще. И корвалол не понадобится.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?