втр 15 октября 12:31
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Сексуальные страсти супершпионки

Сексуальные страсти супершпионки

Тридцать три года Ирина Теплякова скрывалась под чужим именем в английском курортном городе Бормут

[b]Лондонские коллеги предупреждали меня: она ни за что не «расколется». Тем не менее еду на юг Британии, в Бормут. Дом возле самого синего моря презентабельный – двухэтажный, с ухоженным садом, балконом, гаражом. Не удивительно, что его цена под четыреста тысяч фунтов стерлингов (около 800 тысяч долларов).[/b] Жду часа полтора. Наконец, дверь открывается. Вижу уверенно-деловую блондинку в годах. Коричневый пиджак, темные брюки. – Не скажете, как пройти в центр города, – задаю первый пришедший в голову вопрос. Отвечает с явным славянским акцентом. А по легенде МИ5 (английская контрразведка), она – шведка, родившаяся в Хельсинки. Но может быть, сама о себе расскажет? – Мы как-то виделись на пляже. Ведь вы из России? – с наивным видом спрашиваю я. Однако номер не проходит. – Что за чушь! Никогда не была в этой стране, – цедит она сквозь зубы и быстро садится в машину. Конечно, неприятно признаваться в том, что ты – участник грандиозного шпионского скандала. Тем более если 33 года, скрываясь, шиковала в курортном городке за счет британских спецслужб. Для соседей она была Ингой БойдЛейн. А на самом деле – Ириной Тепляковой. Любовницей Олега Лялина, которого на Альбионе окрестили «перебежчиком номер один». Офицер самого секретного и устрашающего в КГБ отдела «В» (его задача – в случае войны устранять государственных деятелей и выводить из строя военно-промышленные объекты) работал под «крышей» нашего торгпредства. По лондонской версии, которая сейчас муссируется в здешней печати (прошло десять лет после смерти двойного агента), Лялину поручили подготовить вывод из строя радарных установок НАТО. Однако он не захотел быть «советским подрывником». Предпочел передавать МИ5 информацию о деятельности КГБ и ГРУ в Лондоне. В 1971 году благодаря ему англичане поставили рекорд. Выслали из Лондона 105(!) «шпионов». Все – советские граждане. Далеко не каждый изгнанник в действительности трудился на Лубянку или ГРУ. Были и стопроцентные дипломаты, журналисты, аэрофлотовцы. Но Лялин чохом занес их в список, который передал МИ5. В результате многие стали на всю жизнь «невыездными» – их больше не пускали в страны НАТО. Английская пресса уверяет, будто Брежнев настолько осерчал на Лялина, что подписал приказ о ликвидации предателя вместе с его 30-летней любовницей. Ту же самую версию МИ5 донесла до торгпредовской парочки. Ирина – выпускница МГИМО – работала в торгпредстве секретаршей у Лялина и решила бежать вместе с ним. С тех пор больше не видела ни сына (Ване исполнилось тогда шесть лет), ни мужа, ни родителей. И не слышала о них. Похоже, и не хотела слышать. Не писала, не звонила… Лондонская «Мейл он санди» долгое время разыскивала следы исчезнувших перебежчиков. И вот, наконец, сообщила об их судьбе, рассекретив сообщницу советского двойного агента. Оказывается, спецслужбы перевозили Теплякову и Лялина из графства в графство. Дали им британские паспорта с новыми именами: Инга и Эрик. В 1962-м у молодоженов появилась дочь Эрика. Но Лялин все сильнее пил и после пары рюмок становился невменяемым. В 80-е годы они разошлись. Сломленный алкоголизмом и неудовлетворенными амбициями «перебежчик номер один» умер в самом конце зимы 95-го. На похоронах, которые организовала МИ5, присутствовали лишь его бывшая жена, дочь и с десяток английских контрразведчиков. Есть, правда, и еще одна версия. По ней роль Тепляковой в той шпионской саге куда значительнее. МИ5 якобы давно завербовала Ирину и именно через нее вышла на Лялина. Она сделала все, чтобы разведчик влюбился в Ирину. И когда «клиент» был готов, добилась, чтобы Лялин согласился на измену в обмен на обещание получить вместе с Тепляковой политическое убежище в Англии. Не известно, так ли это. Но несомненно, что дальнейшая судьба Инги очень похожа на жизнь еще одной «роковой женщины», которая на два года моложе Тепляковой. Кристина Килер вошла, а точнее, попала в историю, когда ей было всего девятнадцать. Как же, главная виновница самого большого политического, сексуального и шпионского скандала двадцатого века! В 1962 году она была одновременно любовницей двух противников: английского министра обороны Джона Профьюмо и капитана ГРУ Евгения Иванова! Постельные утехи с 19-летней стриптизершей стоили обоим джентльменам карьеры. Более того, пришлось уйти в отставку британскому правительству во главе с Гарольдом Вильсоном. А Килер отсидела полгода в тюрьме за лжесвидетельство. Затем все – как у Инги. В течение 40 лет Кристина в прямом смысле слова была в бегах. Меняла адреса, пряталась от журналистов. Кем она только не работала за это время: и уборщицей, и официанткой, и посудомойкой. Дважды выходила замуж, однако оба брака быстро закончились разводом. Моя встреча с ней принесла примерно такой же результат, что и с вдовой Лялина. Приятель с лондонского ТВ сообщил мне, что готовится передача «Кристина Килер: секс-бомба». Узнав о начале съемок, я отправился к студии. …По улице идет женщина. Стройная, с хорошей осанкой. Но когда приближается, думаю: боже, что делает время с человеком! Кристине на вид – под семьдесят, хотя по паспорту – 59. Явно нелегкими оказались для нее минувшие годы. Может быть, она сама расскажет? И я предстаю перед ее светлыми очами. Но если бы они были светлыми. Взгляд потухший. И вся она какая-то несчастно-неухоженная: короткая неопрятная прическа, из-под рыжеватых прядей выбивается седина, лицо – в глубоких морщинах, неровные зубы… И это знаменитейшая соблазнительница в мировой истории! Представляюсь. Миссис Килер, даже не поздоровавшись, отрезает: – Я никому не даю интервью. – Почему, если не секрет? – Натерпелась от вашего брата и вообще от всех вокруг. – Насколько мне известно, не будь вас, не было бы всей этой пренеприятнейшей истории. – Я никогда не хотела предавать свою страну. Так уж получилось. – Из-за неудержимой любви к мужскому полу и к хорошей жизни? Молчит. – Вы не даете интервью, однако сейчас будете выступать на телевидении?! – продолжаю наступать я. – Это исключение, – и она входит в подъезд. Понятное дело. Приятель-телевизионщик сказал мне, что бывшая стриптизерша согласилась появиться перед камерами за немалый гонорар, и живет она в страшной бедности… Но вернемся к другой жертве и одновременно участнице шпионских страстей – Ирине Тепляковой. У вдовы Лялина оказались две пламенные страсти. Музыка – каждую неделю она ездила в Лондон в Королевскую оперу, а два-три раза в год летала в Милан в «Ла Скалу». И секс. От крепких русских объятий не отвертелся даже ее куратор из МИ5. Позже он признался, что конспиративные встречив его доме миссис Бойд-Лейн непременно стремилась превратить в «сексуальные свидания». Инге было мало Джеймса Бонда. Она стала «почетным членом» самой дорогой в Бортмуте службы знакомства. Золотую членскую карточку оплачивала, естественно, контрразведка. Однажды в постели бывшая москвичка все-таки «расслабилась». До сих пор компьютерщик-программист Терри Винсент не может прийти в себя от того, что он услышал от нее: – Мы встречались несколько месяцев, – поведал он репортерам. – Такого секса, как с Ингой, у меня никогда не было! Она умела все! Наслаждалась самыми фантастическими позами. Но после исповеди подруги у Терри, по его словам, «все опустилось»: – Знаете, что она рассказала мне? Олег по роду своей работы собственноручно отправил в мир иной несколько человек. Представляете себе!.. А после их бегства они настолько конспирировались, что разговаривали друг с другом только по-английски. Тем не менее Инга не могла избавиться от страха: вдруг ее найдет КГБ. И о сыне, который в Москве, ни разу не говорила. Лишь как-то прошептала: «Я ни о чем не жалею». [i]…Сейчас шестидесятитрехлетняя Теплякова живет с ушедшим на пенсию банкиром Тони Лэмбертом и двумя кошками. Каждый вечер совершает получасовой моцион вдоль моря. Бормут – небольшой город, и все, кого она встречает на набережной, уже знают о ней правду. Неужели Ирина по-прежнему ни о чем не жалеет?[/i] [b]Бормут – Лондон[/b]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада