пн 21 октября 01:26
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Особая папка Леонида Млечина

*}

Раскрыт секрет создания тематических поездов метро

Семьи погибших при прорыве дамбы получат по миллиону рублей

Как прошла прогулка по столичной голубятне

Die Welt рассказала о победе Путина в Сирии без войны

Диетолог опровергла информацию о продуктах, которые «нельзя есть»

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Тедеско обнулил «Спартак». Первый матч нового тренера красно-белых

Илья Авербух: Третьего ноября Татьяна Тотьмянина выйдет на лед

СК возбудил дело по факту нападения на полицейского у метро «Савеловская»

Как понять, насколько чистая вода в вашей квартире

Названа средняя заработная плата столичных учителей

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Назван самый страшный фильм 2019 года

Особая папка Леонида Млечина

Иранская бомба

[i]Провести эту операцию можно было только с личного разрешения президента Соединенных Штатов. И это разрешение было дано. В подлинный смысл операции посвятили всего несколько высших руководителей государства. На роль агента-исполнителя выбрали нашего соотечественника – российского физика-ядерщика, перебравшегося в Соединенные Штаты.[/i] [b]Русский физик – агент ЦРУ[/b] Центральное разведывательное управление отправило его в столицу Австрии Вену. Задание казалось несложным – не говоря о том, что за него хорошо платили: передать запечатанный пакет иранским дипломатам. Он был хорошим физиком, но плохим агентом. Он долго бродил по зимней Вене и безуспешно искал дом, в котором находилось иранское представительство. Он то и дело проверял, на месте ли драгоценный пакет. Он спрятал его во внутренний карман зимнего пальто. Ему было страшно. Он в равной степени боялся и потерять пакет, и передать его иранцам. Он знал, что находится в запечатанном пакете: чертежи взрывного устройства, необходимого для того, чтобы начать реакцию в ядерном заряде. Бродивший по Вене русский физик недоумевал: с какой целью американцы поручили ему передать эти бесценные чертежи иранцам, своим злейшим врагам? Зачем это понадобилось американцам? Неужели ЦРУ намерено помочь иранцам преодолеть одно из немногих препятствий, которые мешают им создать ядерное оружие? Сотрудник ЦРУ попытался его успокоить: – Иранцы уже заполучили этот блок, так что мы никому не нанесем ущерба. Имей в виду, это не попытка помочь Ирану создать ядерное оружие. Это обычная разведывательная операция, смысл которой – посмотреть, как они отреагируют. И тогда мы поймем, на какой стадии они находятся. Но исполнявший роль агента ЦРУ российский физик прекрасно понимал ценность чертежей, которые должен был передать иранцам. Он был профессионалом. Прежде работал в одном из советских ядерных центров. После распада Советского Союза эмигрировал в Соединенные Штаты. В ЦРУ рассчитывали использовать его в сложной разведывательной операции. И американские разведчики не промахнулись. Он согласился выполнить поручение. По легенде, он должен был изображать безработного русского ядерщика, готового продать душу за хорошие деньги. Предложение, сделанное от имени русского физика, должно было вызвать у иранцев доверие. Он, конечно же, не мог знать, что его поездка в Вену – часть крупнейшей операции ЦРУ в Иране. Операции, которую задумали от отчаяния. ЦРУ в свое время сильно оконфузилось, проморгав ядерные успехи Индии и Пакистана. Испытания ядерного оружия в этих странах стало неприятным сюрпризом для американской разведки. ЦРУ страшно не хотелось бы ошибиться еще раз. Но именно в тот момент, когда внимание американской разведки было приковано к Ирану, ЦРУ потеряло там всю свою агентурную сеть! Иранской контрразведке удалось вскрыть всю сеть американских агентов в стране. Несколько человек были арестованы и осуждены как американские шпионы. Судьба остальных агентов неизвестна. ЦРУ лишилось всех источников информации в Иране. Легальной резидентуры в стране не было, поскольку не было посольства – дипломатические отношения между двумя странами были разорваны после падения шаха и прихода к власти Хомейни. Весной 2005 года директор ЦРУ Портер Госс признался президенту Джорджу Бушу: его люди не знают, в какой стадии находится иранская ядерная программа. [b]Операция «МЕРЛИН»[/b] Вот тогда от отчаяния и безнадежности в ЦРУ и придумали операцию под кодовым названием «МЕРЛИН». Подходящий агент был на примете – бывший российский физик. Задача номер один состояла в том, как связаться с иранцами. Нельзя же поместить объявление в газете: «продаю ядерные секреты, подлинность гарантирую». Наш бывший соотечественник вступил в переписку с иранскими учеными, намекая, что он располагает информацией, жизненно важной для Ирана. Он участвовал в научных конференциях, на которые приезжали иранские ученые. Он старался, чтобы его заметили. Наконец один из иранских ученых-ядерщиков, который, по сведениям американской разведки, имел отношение к атомному проекту, проявил интерес к русскому физику. Это означало, что первая задача выполнена – на него обратили внимание. Когда ЦРУ получило информацию о том, что высокопоставленный иранский чиновник, один из руководителей военно-промышленного комплекса, приезжает в Вену, американцы решили, что это подходящий момент, чтобы предложить иранцам секретные чертежи... Неожиданное препятствие возникло в Вене. Агент-любитель не спешил. Получив чертежи, он стал их просматривать и обнаружил серьезную ошибку. Американцы не думали, что он до этого докопается. Перед отъездом в Вену он получил запечатанный пакет с инструкциями: отдать иранцам в таком виде и покинуть Вену живым и здоровым. Но любопытство пересилило. А когда он понял, что в чертежи заложен заведомый дефект, он еще больше испугался. Вдруг иранцы тоже это обнаружат и решат, что он специально подсовывает им негодный товар, заподозрят его в работе на американскую разведку и убьют?.. Он вскрыл пакет и подложил в него написанное от руки письмо: [i]«Я много раз пытался связаться с вами, но безуспешно. Я действительно располагаю чертежами блока, который позволяет привести в действие все детонаторы одновременно и начать ядерную реакцию. В подтверждение серьезности моих намерений я отправляю вам эти чертежи бесплатно. Если же вы захотите воплотить их в жизнь, у вас неминуемо возникнут вопросы, на которые я готов ответить. Но тогда вам придется заплатить. Детали готов обсудить».[/i] Он рассчитывал, что это письмо объяснит иранцам, что в чертежах что-то не так. После того как конверт с секретными чертежами оказался в руках иранцев, важный гость срочно вылетел в Тегеран. В ЦРУ решили, что письму русского физика-ядерщика поверили, и поздравили себя с первым успехом. Задача операции состояла в том, чтобы направить иранских ученых по ложному пути. Для этого им и подсунули подлинные чертежи с труднораспознаваемым дефектом. В надежде, что иранцы поверят и потеряют годы, прежде чем поймут, что этот путь ведет в тупик. «МЕРЛИН» должен был максимально затруднить иранцам путь к созданию ядерного оружия. [b]Атомные амбиции шаха[/b] Иран уже двадцать лет пытается создать ядерное оружие. Он располагает группой хорошо подготовленных ученых, лабораторной базой, расщепляющимися материалами. Строительство двух десятков атомных электростанций запланировал еще покойный иранский шах. У шаха были большие амбиции. Он отправил молодых иранцев учиться в американских и европейских университетах ядерной физике. Уже тогда забеспокоились, что Иран намерен использовать ядерную энергию в военных целях. Хотя Иран избежал прямой колонизации, он считал себя униженным Западом. Проникновение иностранцев еще в ХIХ веке, прежде всего англичан и русских, породило гипертрофированный иранский национализм и ненависть к чужакам. Иранцы невероятно гордятся своей страной и свысока посматривают на соседей. Как-никак Персия была первой сверхдержавой древнего мира. Иранцы всегда мечтали о возрождении былой славы. – Мы сохраним свою индивидуальность, персидскую философию и персидскую душу, – говорил шах. – Что это означает на практике? Это означает, с одной стороны, верность нашим трехтысячелетним традициям и с другой – решительное движение вперед к выполнению нашей задачи: создать современную, развитую в промышленном отношении страну с высокими моральными устоями. Шах хотел создать новый образ Ирана. И старался сделать так, чтобы приезжающие иностранцы видели только то, что может сделать честь Ирану. Он приказал убрать нищих с улиц и запретил фотографировать верблюдов как олицетворение прошлого. Когда в семидесятые годы в Иран потекли нефтяные деньги, у руководства страны закружилась голова. Шах выдвинул лозунг: «Превратить Иран в одну из пяти главных промышленных держав». Шах рассчитывал, что национальный доход будет расти более высокими темпами, чем даже в Японии. Шах правил, как восточный самодержец. Он содержал развращенный двор и развращенное семейство. Гордился тем, что ликвидировал всех, кто оказывал ему сопротивление, откровенно признавался, что питает отвращение к демократии. Тем не менее он очаровал Запад. Им восхищались. У него были идеи, он производил впечатление крупного государственного деятеля. И у него были деньги, может быть, слишком много денег для реализации своих идей. Запад закрывал глаза на то, что Иран – одна из самых кровавых диктатур в мире. В Америке и Европе надеялись, что шах когда-нибудь перейдет от просвещенного деспотизма к либеральной демократии. Но он был слишком уверен в превосходстве своей системы правления. Его мечта об экономическом чуде выродилась в необъятную коррупцию – страна погрязла в бакшишах, взятках и расточительстве, которые обеспечили процветание иранской политической элиты. [b]Мечты и традиции шиитов[/b] Кончилось это тем, что разочарованная страна повернулась к нему спиной и стала искать спасение в религии. Превращение Ирана в исламское государство только усилило иранский национализм, презрение к внешнему миру и одновременно породило страх перед ним. Иранцы уверены, что они со всех сторон окружены врагами. «Взгляните на карту, – говорят иранские политики, – и вы, быть может, прочтете там нашу судьбу. Судьбу, в которую силой обстоятельств или, скорее, силой географии всегда вмешивались другие страны – и будут вмешиваться». Политики в Тегеране уверены, что весь мир зарится на нефтяные богатства страны и мечтает ее оккупировать. Иранцы не чувствуют себя в безопасности даже в исламском мире, потому что иранцы – шииты. Напомню читателям, что мусульмане делятся на суннитов и шиитов, между ними непримиримые противоречия. Сунниты составляют абсолютное большинство среди мусульман. Из двадцати одной арабской страны в двадцати власть принадлежит суннитам. Они с опаской относятся к шиитскому Ирану. Ваххабиты называют шиитов пятой колонной врага. Суннитские радикалы из Аль-Кайды считают шиитов такими же врагами, как и сионистов и христиан. Сменивший Усаму бен Ладена на посту террориста номер один иорданец Абу Мусаб аз-Заркауи сравнил шиитов с «затаившейся змеей, зловредным скорпионом, отвратительным шпионом и смертоносным ядом». В исламском мире шииты – в меньшинстве. Они составляют примерно десять процентов общего числа мусульман. Поэтому на протяжении всей своей истории шииты подвергались преследованиям. Для них характерен культ мучеников. Это выражается в готовности к войне и к смерти во имя веры. В Иране ислам был выкован в горниле древней персидской традиции. Мессианство тысячелетней Персии питало шиизм. Еще одна традиция шиизма – традиция насилия и мученической смерти, берущая начало от насильственного характера самого откровения. Иранский год идет от траура к трауру. Немногие праздники лишь оттеняют этот долгий и тяжелый ход. Смерть и мученичество неразделимы. Именно из этого зловещего насилия рождается для шиитов драма человеческого существования. Они воспитываются в убеждении, что их долг – вести войну против неверных, священную войну в защиту находящегося в опасности ислама, предавая свое тело муке, жертвуя своей жизнью. [i]«Наш долг – защищать ислам, – писал Хомейни. – Это совершенно необходимо, гораздо более необходимо, чем молитва или пост. Это такая обязанность, которая требует пролить кровь. Наша кровь не ценнее крови имама Хусейна, погибшего за ислам».[/i] Современное иранское духовенство считает весь мир враждебным. Все, что происходит в мире, кажется муллам одним большим заговором против Ирана. Поэтому иранские агенты охотятся за представителями оппозиции, которые бежали за границу. Манера иранских политиков угрожать своим врагам создает впечатление, что они стоят с поднятым мечом. А если не с мечом, а с ядерным оружием? Вот почему возможность появления у Ирана ракет с ядерными боеголовками – это кошмар, который преследует американцев, европейцев и соседей Ирана – Турцию, Саудовскую Аравию, Ирак, Израиль. Американцы многие годы пытаются убедить российских руководителей отказаться от ядерного сотрудничества с Тегераном, но безуспешно. Американцам, правда, удалось помешать российскому министру по атомной энергии поставить Ирану газовую центрифугу, которая обогащает уран до оружейного. Борис Ельцин в свое время запретил продажу центрифуги. Но от контракта на строительство атомной электростанции в Бушере Россия не отказалась. [b]Реактор в Бушере[/b] Строить ядерный реактор в Бушере на побережье Персидского залива начинали еще при шахе немцы. После исламской революции правительство Федеративной Республики приказало фирме «Сименс» остановить работы. Долгое время иранцы не вспоминали о ядерных делах. Хомейни был слишком занят исламской революцией. Во время ирано-иракской войны авиация Саддама Хусейна шесть раз бомбила Бушер, несколько бомб попали в цель, но в целом постройка уцелела. Двадцать государств отказались продолжить строительство атомного объекта в Бушере, в том числе Китай. Согласилась только Россия. Говорят, на переговорах с американцами российские дипломаты намекали: иранские контракты для нас – большие деньги. Если вы компенсируете потери, мы можем отказаться от поставок Ирану оружия и ядерных технологий. Возникает вопрос: зачем Иран – крупнейший экспортер нефти и газа – тратит миллиарды на атомные электростанции? Иранские руководители отвечают: нельзя полагаться только на нефть и газ, надо идти в ногу с прогрессом и развивать атомную энергетику. Американцы утверждают, что в Иране осуществляется секретная программа создания ядерного оружия. Для этого есть основания. Выяснилось, что Тегеран много лет обманывал Международное агентство по атомной энергии, скрывал работы, которые вели иранские ученые, и покупал материалы и оборудование на черном рынке. Тегеран скрыл строительство завода по производству плутония и завода по обогащению урана. Не пускал инспекторов на свои ядерные объекты. Иран пытался раздобыть оружейный плутоний или высокообогащенный уран. Помочь согласился только Пакистан, который сам создавал ядерное оружие. Пакистан переправил в Иран газовые центрифуги для обогащения урана. Но купить готовую ядерную начинку для бомб Ирану не удалось. В 1992 году Казахстан отказался продать Ирану бериллий из хранилища, где также находилось шестьсот килограммов высокообогащенного урана. Этого достаточно для создания десятка бомб. Соединенные Штаты тайно вывезли эти запасы из Казахстана, чтобы лишить Иран соблазна им завладеть. Вот почему иранские руководители решили строить ядерные электростанции. Это прикрытие для того, чтобы иметь возможность перерабатывать отработавшие ядерные элементы и получать плутоний, а также самостоятельно производить ядерное топливо путем обогащения урана. Плутоний и обогащенный уран – это начинка ядерного оружия. По мнению американцев, Россия косвенно помогает Ирану обрести ядерное оружие. А если еще учесть, что Иран создает ракеты, способные нести ядерные боеголовки, то понятно, почему атомная программа Тегерана вызывает озабоченность. Вообще говоря, иметь ядерную бомбу мечтают практически все государства Ближнего и Среднего Востока. Министр иностранных дел Ирана заявил, что мусульманский мир стал чувствовать себя более уверенно после того, как Пакистан испытал свое ядерное оружие. Иранский министр первым приехал в Пакистан полюбоваться на мусульманскую бомбу. Историческое и культурное величие Ирана не позволяет ему отставать от других стран, которые уже имеют ядерное оружие. [b]Амбиции нового президента[/b] Ситуация стала опасной, когда летом 2005 года президентом Ирана стал сын кузнеца и бывший мэр Тегерана Махмуд Ахмадинежад. Он был одним из руководителей Корпуса стражей исламской революции. Бывшие американские заложники, которые провели в плену в Тегеране 444 дня, опознали в новом президенте одного из своих тюремщиков. Говорили, что он был очень жесток. Руководители курдской оппозиции заявили, что Ахмадинежад руководил террористическими операциями за рубежом и участвовал в убийстве лидеров иранских курдов. Пока Ахмадинежад был столичным мэром и баллотировался в президенты, он не упоминал о внешней политике. Став президентом, он заговорил языком, который потряс мир. Он потребовал стереть Израиль с политической карты мира, пожелал израильскому премьер-министру Ариэлю Шарону скорейшей смерти и заявил, что Иран будет и дальше осуществлять свою ядерную программу, чтобы ни говорили об этом другие державы. Наверное, так думают и другие иранские политики, но его предшественники на посту президента никогда не высказывались столь откровенно. Возможно, это всего лишь политический ход, попытка завоевать популярность в стране и сплотить иранский народ. А если нет? Энтузиазм времен исламской революции остался в далеком прошлом. Популистские обещания революции, как это водится, не выполнены и остались на бумаге. Летом 2003 года тегеранская молодежь вышла на улицу с лозунгом «Власть – народу!». Возмущение впервые было направлено против духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, которому принадлежит высшая власть в стране. Лозунг «Предателя Хаменеи – повесить!» – такого в Тегеране еще не видели. Еще недавно чуть ли не вся страна ловила слова своих религиозных лидеров. Тогда исламское духовенство находилось в оппозиции к власти, обещало сделать жизнь справедливой, и симпатии людей были на стороне мулл. Теперь духовенство и есть власть, и люди переносят на них свое недовольство жизнью, считая, что после революции богаче стали только сами муллы. Студенческие демонстрации разгонялись силой. Иранская госбезопасность с ее разветвленным агентурным аппаратом арестовала всех смутьянов. Невозможность участвовать в политической жизни, выражать свое мнение делает людей аполитичными. Они циничнее относятся к религии и к духовенству. Пятьдесят миллионов иранцев (70 процентов населения) – моложе тридцати лет. Побывавшие в Иране журналисты уверяют, что молодежь больше интересуют деньги, чем политика. Даже активная молодежь считает идеалом не кубинского революционера Че Гевару, отдавшего жизнь за свои идеалы, а миллиардера Билла Гейтса, который в юные годы заработал свой капитал. Городская молодежь смотрит западное телевидение, хотя спутниковые тарелки запрещены, качает современную музыку из Интернета. Тайно выпивает. Говорят, что тегеранские вечеринки с наркотиками такие же крутые, как и в Берлине и Нью-Йорке. Иностранные корреспонденты пишут о том, что наркотики, СПИД и проституция процветают в стране, которая считает себя нравственной моделью для всего исламского мира. Ядерная программа – это вопрос национальной гордости. Иранцев возмущает само предположение, что они должны у кого-то просить разрешения создавать атомные электростанции, что кто-то может им что-то запретить. На этих чувствах и играет новый президент страны, создавая себе поддержку в стране. Поэтому он так часто и охотно говорит, что не поддастся диктату Запада. А иранцев даже особенно и не надо провоцировать. Они и так уверены в том, что они со всех сторон окружены врагами. [b]Как поведут себя США[/b] Руководители Ирана воспринимают свою страну как региональную великую державу. Они подспудно желают того, чтобы американцы воспринимали их как великую державу и относились к ним как к равным. Иранцы по-своему наслаждаются вниманием американцев: по их мнению, это свидетельствует о значимости Ирана в мировой политике. Подсознательно они заворожены могуществом Соединенных Штатов, военным и экономическим. Даже трудно представить себе, как ненавистна иранцам изоляция от внешнего мира. Иран мечтает участвовать в мировых делах, он хочет, чтобы его замечали, чтобы на него обращали внимание, чтобы на его слова как-то реагировали. В этом регионе все очень запутанно. Иранские политики ненавидят Америку, но крайне в ней заинтересованы. После свержения в Ираке Саддама Хусейна иранцы не скрывали своей радости. Теперь им, конечно, не нравится военное присутствие американцев сразу с двух сторон – в Афганистане и Ираке. Но иранцы вовсе не хотели бы поспешного вывода американских войск. Потому что только американцы могут обеспечить иракским шиитам власть в Ираке. Если американцы уйдут, иракские сунниты, бывшие соратники Саддама Хусейна, члены распущенной партии БААС опять начнут убивать шиитов. Всех интересует, как поведут себя американцы, если у Ирака окажется ядерное оружие. Оперативный директорат ЦРУ давно разрабатывает разные варианты диверсионных операций. Обсуждалась, например, идея разместить специальную аппаратуру на электрических сетях в районе ядерных объектов, которая по сигналу создаст мощный электромагнитный импульс. Он разрушит всю электронику ядерных центров, выведет из строя компьютеры и надолго остановит работы. Нашли контрабандистов, которые брались переправить аппаратуру через границу. Но скоро стало ясно, что устройства слишком громоздкие, для перевозки понадобится целый грузовик. Припарковать его возле хорошо охраняемого объекта невозможно. В мире активно обсуждается возможность превентивного военного удара по ядерным объектам в Иране. В самой Америке нет единого мнения на сей счет. Чаще других звучит призыв не ввязываться в еще одну ближневосточную проблему: «Америка и так перенапряглась, взяла слишком большие обязательства на Ближнем Востоке, силу надо использовать только для защиты жизненно важных интересов страны». В нашей стране, судя по всему, перспективу Ирана стать ядерной державой воспринимают спокойно, считая Исламскую Республику Иран если не союзником, то как минимум дружественным государством. Но отношения между нашими странами отнюдь не безоблачны. На протяжении многих десятилетий в Иране культивировалась нелюбовь к России. И за политику царского правительства, и за то, что делал Сталин в Иране, и за ввод советских войск в Афганистан, и за поддержку Саддама Хусейна, и за Чечню. Иранцев воспитывали в сознании собственного величия, поэтому иранская печать всегда подчеркивает, что это не Иран, а Россия заинтересована в экономическом сотрудничестве. Когда Путин начал военную операцию в Чечне, иранцы потребовали от российского правительства прекратить боевые действия против мусульманских братьев. Если Иран создаст ядерное оружие, способен ли он пустить его в ход? Иранские ракеты средней дальности «Шихаб-3» способны преодолеть расстояние в две тысячи километров. Это означает, что Иран может нанести удар по всем своим соседям, по американским базам в Персидском заливе, американским военным кораблям и даже по странам юга Европы. Считается, что возможной целью может стать Израиль, чье существование Иран не признает. Но военные специалисты обращают внимание на то, что Израиль располагает возможностью нанести ответный удар по Ирану. На шести аэродромах находятся самолеты, которые именуются «самолетами особого качества». Под этим эвфемизмом понимаются самолеты, способные нести ядерные боеголовки. После такого контрудара Иран перестанет существовать. Применение ядерного оружия стало бы катастрофой для всего Ближнего Востока. [b]Заветы аятоллы Хомейни[/b] Иранские лидеры – фанатики только на словах. Когда речь идет о собственном благополучии, они ведут себя очень прагматично. Хомейни когда-то говорил, что никогда не подпишет мир с Саддамом Хусейном и разгромит его армию, но прекраснейшим образом прекратил войну с Ираком. Иранское духовенство, которое говорит, что защищает народ от внешнего врага, доказывает тем самым свою полезность. То есть можно считать воинственные заявления иранских политиков, их решимость продолжать ядерную программу, несмотря на протесты мирового сообщества, всего лишь игрой, рассчитанной на внутреннего потребителя. Кроме того, иранцы проверяют, как далеко они могут зайти в противостоянии с внешним миром. Так когда-то действовал Саддам Хусейн, играя на противоречиях между западными странами и Россией. Иран рассчитывает, что желание Москвы заработать пересилит страх перед распространением ядерного оружия. Но как только Запад и Россия начинают занимать единую позицию, Иран тут же идет на попятный. Тем не менее среди иранских вождей есть и искренние люди. Они живут заветами аятоллы Хомейни. А в завещании Хомейни можно прочитать: [i]«О, борющийся народ, ты идешь под знамя, которое веет над всем материальным и нравственным миром. Путь, по которому ты идешь, единственный путь к абсолютному счастью. И это тот стимул, который побуждал всех имамов с радостью встречать мученическую гибель и считать ее слаще меда. Наша молодежь вкусила его на фронтах и пришла в восторг...»[/i] В отличие от суннитских политиков иранцы не мечтают о всемирном халифате. Они прежде всего иранские националисты и мечтают доказать всему миру свое величие и наказать многочисленных врагов. Шииты известны непримиримостью ко всем инакомыслящим. Аятолла Хомейни был предельно строг к неверным и нечестивым: [i]«Если кто-то позволяет неверным продолжать играть роль развратников на земле, их окончательное моральное наказание будет еще более сильным. Таким образом, если мы убиваем неверных, чтобы положить конец их развратным действиям, мы, в конце концов, оказываем им услугу. Окончательное наказание для них будет меньшим. А разрешить неверным остаться жить – значит позволить им сделать больше нечестивых дел. Убивать их – значит совершать хирургическую операцию, исполнять волю Аллаха... Те, кто следует правилам Корана, знают, что мы должны подчиняться законам возмездия и должны убивать...»[/i] Кто может поручиться, что люди, которые всю жизнь призывают к джихаду и мученической смерти, не отправят свою молодежь на священную войну против неверных? Кто может дать гарантию, что тегеранские политики и священнослужители не рискнут пустить в ход оружие, которое они создают? [i]«Мы находимся накануне крупных событий, – обещал президент Ирана Ахмадинежад, – когда наша революция выведет на правильную дорогу все человечество».[/i] [b]Подождем продолжения[/b] А что касается истории с российским физиком, который согласился исполнить поручение ЦРУ и передал иранцам чертежи ядерного взрывного устройства (с дефектами), то остается неизвестным главное: как иранцы отнеслись к этим документам. Поверили и передали своим ученым для исполнения? Тогда иранские ядерщики движутся по ложному пути. Или все же распознали искусно внедренные дефекты и отбросили подарок ЦРУ как фальшивку? Американская разведка по-прежнему не знает ответа. Агентуры внутри иранского ядерного сообщества ЦРУ как не имело, так и не имеет. Американцы боятся, что есть только один способ получить ответ. Если иранская ядерная бомба все-таки будет создана, значит, операция американской разведки провалилась. [i][b]Совместный проект газеты «Вечерняя Москва» и телеканала ТВЦ[/b][/i]

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Георгий Бовт

Как вернуть нажитое в СССР непосильным трудом

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина