втр 22 октября 04:55
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Весна кончается, война — нет

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

Весна кончается, война — нет

Три традиционных в таких случаях вопроса

[b]Чем дольше идет контртеррористическая операция в Чечне, чем запутаннее и взрывоопаснее становится ситуация не только в мятежной республике, но и на всем Северном Кавказе, тем сильнее хочется отвлечься от ежедневных сводок из района боевых действий и задать себе три традиционных в таких случаях вопроса.[/b] [i]Во-первых, кому это выгодно? С тем, что чеченская война оказалась главным источником роста президентского рейтинга В. В. Путина, согласны практически все. Как и с тем, что она стала мощным козырем «силовиков» в борьбе за влияние на российском политическом Олимпе. Последнее свидетельство тому: среди семи назначенных Путиным представителей президента в округах пятеро носят погоны. При этом, однако, сами военные, на мой взгляд, не очень-то стремятся побыстрее закончить войну, а куда лучше чувствуют себя в обстановке вялотекущих боевых действий. Как ни парадоксально, такой вариант выгоден даже Аслану Масхадову, поскольку приводит к росту популярности чеченского президента как символа сопротивления. Между тем не будь войны в Чечне, Масхадов, скорее всего, давно уже распрощался бы с властью.[/i] Очевидно, что в войне заинтересованы многочисленные коммерческие структуры, как ведущие борьбу за контроль над проходящими через чеченскую территорию нефтяными потоками, так и рассчитывающие получить доступ к огромным средствам, требующимся на проведение боевых действий и последующее восстановление разрушенного. Конечно, в ликвидации боевиков в Чечне заинтересованы простые россияне, однако их интересы в этой войне учитываются явно в последнюю очередь. В этой связи возникает второй очевидный вопрос: кто виноват? Кто виноват в том, что столь разрекламированная кампания развивается совсем не так, как обещали в своих прогнозах для Путина военные и спецслужбы: «замочить террористов в сортире» до сих пор так и не удалось. В итоге девятимесячных потугов гора родила мышь: по сути, ни одна из целей контртеррористической операции в полной мере не достигнута и неизвестно, будет ли достигнута в обозримом будущем. Главное — угроза диверсий со стороны чеченских террористов как была, так и осталась, и, ложась спать, российские граждане вынуждены думать, проснутся ли наутро в целости и сохранности, вместо того чтобы заниматься чем-нибудь более приятным. Чтобы население не теряло бдительности, представители Минобороны и МВД с завидной регулярностью сообщают о новых угрозах терактов, успокаивая, впрочем, общественность обещаниями не допустить, предотвратить и т. п. Но вряд ли это кого сильно успокаивает, поскольку цена подобным заявлениям давно известна. Эффект от возвращения на чеченскую почву цивилизации, апофеозом чего явились «успешно проведенные» в Чечне выборы президента РФ, также весьма сомнителен. Для возвращения чеченских граждан в лоно Российской Федерации, равно как и для поездки из одного села в другое, приходится снаряжать целый конвой под охраной боевых вертолетов. Конечно, военные испытывают определенное удовлетворение от того, что контролируют практически всю территорию Чечни, но для боевиков такой «контроль» вряд ли является серьезной проблемой. Зато у местного населения, и так уже почти забывшего советские времена дружбы народов, все явственнее вырабатывается менталитет жителей оккупированной территории, когда у каждого в огороде или под кроватью спрятан автомат, и понятно, в кого в случае чего он выстрелит. А каждый новый день боев лишь усиливает взаимную ненависть. Решить проблему можно было бы, объяснив чеченцам, почему им выгоднее жить в составе России, а не воевать с ней. Но война перешла уже в ту стадию, когда все понимают, что ее надо заканчивать, но не знают, как это сделать с минимальным ущербом, поскольку он уже не минимальный. Вопрос «что делать?» встал со всей остротой уже после того, как войскам удалось «рассеять» и частично уничтожить наиболее крупные бандформирования, разрушив при этом Грозный и множество других населенных пунктов. Каким образом боевикам, чья численность, по официальным данным, не превышает 3000 человек, удается с успехом противостоять 90-тысячной российской группировке? При этом ни один из реальных главарей боевиков за все время боев не захвачен в плен (всевозможные «помощники», «заместители» и «правые руки» полевых командиров, а также ушедшие на покой типа Салмана Радуева в счет идти не могут). Между тем даже любой домохозяйке ясно: только ликвидация всех или почти всех командиров может действительно привести к быстрому окончанию войны: остальные боевики попросту разбегутся либо, лишенные эффективного управления, будут уничтожены. Удивительно, но все спецоперации многочисленных спецслужб, о которых так давно говорят на брифингах военные, так и не дали результата. Может быть, стоит попросту разделить деньги, затрачиваемые на разрушение и последующее восстановление Чечни, между полевыми командирами, чтобы они уехали на ПМЖ куда-нибудь на Гавайи? Может быть, тогда оставшиеся без руководства рядовые боевики станут лояльнее к федеральной власти? Если учесть, что только за первый квартал сумма расходов составила несколько миллиардов рублей, а авторитетных главарей среди боевиков лишь несколько десятков, этот вариант вполне мог бы их заинтересовать. Все равно ведь доходы от нелегальной торговли водкой, нефтью и заложниками вряд ли сильно превышают эти суммы, но притом сопряжены с хлопотами и риском. А пока что главари боевиков спокойно разгуливают на свободе и планируют на досуге новую активизацию партизанской войны. Федералы же в основном занимаются тем, чтобы поступающая из района боевых действий информация выглядела достаточно оптимистичной. Правда, спустя некоторое время оказывается, что сведения из чеченских источников были, как ни странно, ближе к истине, чем официальные сводки из штаба объединенной группировки. И лишь потом в наших недельных сводках неведомо откуда возникают десятки погибших. Как, откуда — загадка. Так что самое время налаживать мирную жизнь и готовиться к новой битве — битве за урожай. На днях стало известно, что завод «Россельмаш» поставит в республику 146 модифицированных комбайнов «Дон-1500Б» и «Нива», отличающихся повышенной маневренностью и мощью. Какое количество десантников входит в экипаж каждой из этих машин, пока остается неизвестным.

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало