ср 16 октября 13:26
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Лагерный министр

Лагерный министр

В его руках были судьбы миллионов

[b]Отрывок из новой книги писателя Леонида Млечина «Председатели КГБ», которая выходит в издательстве «Центрполиграф» [/b] [i]Андрей Дмитриевич Сахаров вспоминает, что в один из летних дней 1953 года обитатели секретного объекта увидели, что табличка с надписью «Улица Берии» снята. На ее место повесили картонку с надписью «Улица Круглова». Сергей Никифорович Круглов был министром внутренних дел десять лет, семь лет при Сталине, три после него. В последних числах 1945-го Круглов сменил Берию на посту наркома внутренних дел. С его появления в главном кабинете карательного ведомства наступила эпоха служак. Круглов и первый председатель КГБ Иван Александрович Серов не были ни политиками, ни профессиональными чекистами. Они пришли в НКВД по партийному набору и служили, по-армейски неукоснительно выполняя все приказы. В определенном смысле им повезло. Они попали в НКВД, когда волна ежовских репрессий закончилась, и уцелели в последующих чистках. Оба были заместителями у Берии, но к кружку его преданных помощников не принадлежали и в 1953-м не последовали вслед за ним на скамью подсудимых. Но потом старые грехи им все равно припомнили. Серов как близкий к Хрущеву человек пострадал меньше, Круглов больше.[/i] [b]Преемник Берии [/b] Круглов родился в 1907 году в Калининской области. В партию вступил в двадцать один год. Был трактористом, избачом, председателем сельсовета, членом правления потребительского общества. В 1929-м его призвали в армию. Как бывший тракторист он попал в танковый полк. Он первый после Менжинского глава ведомства, получивший полноценное образование. Значит, хотел учиться и был не без способностей. Окончил Московский индустриальный педагогический институт имени Карла Либкнехта. Потом его взяли слушателем особого — японского — сектора института востоковедения. И, наконец, он попал в такое солидное учебное заведение как Институт красной профессуры. Из него вполне мог получиться профессиональный преподаватель. Но в партийном аппарате образовалось так много вакансий, что с последнего курса института в 1937 году его взяли ответственным организатором в ЦК ВКП(б). Там он проработал недолго. Ежова убрали из НКВД, наркомом внутренних дел стал Лаврентий Павлович Берия, и ему в помощь отправили группу партийных работников. В бериевский призыв попал и Сергей Никифорович Круглов. 20 декабря 1938-го он был назначен особоуполномоченным НКВД СССР, ведомственным инквизитором — с задачей расследовать дела совершивших проступки сотрудников аппарата наркомата. Круглов Берии понравился, и через два месяца Сергея Никифоровича назначили заместителем наркома и начальником отдела кадров НКВД. Замнаркома в тридцать два года! Карьеры тогда делались быстро. После раздела в начале 1941-го НКВД на два наркомата — внутренних дел и государственной безопасности — Берия сделал Круглова своим первым заместителем в НКВД и поручил ему то, что не любил сам: ГУЛАГ и производственно-строительные управления. Оперативной работой Круглов занимался мало, это и спасет его в 1953-м. После объединения НКВД и НКГБ в июле 1941-го Круглов назначается уже не первым, а простым заместителем Берии, но отправляется в действующую армию членом Военного Совета Резервного, а затем Западного фронта. В октябре 1941-го, когда немецкие войска подошли к Москве, он получил под командование 4-ю саперную армию и отвечал за строительство оборонительных сооружений. 4 февраля 1943 года вместе с другими заместителями наркома внутренних дел Круглову присвоено звание комиссара госбезопасности второго ранга — это было приравнено к генерал-полковнику в армейской иерархии. Через два месяца, в конце апреля — после очередного разделения НКВД — он вновь назначен первым заместителем наркома внутренних дел. 8 марта 1944 года за проведение операций по выселению карачаевцев, калмыков, чеченцев и ингушей в восточные районы СССР Круглов был награжден орденом Суворова первой степени. 20 октября 1944-го за «очистку западных областей Украины от оуновцев» Круглов получил орден Кутузова второй степени. Это полководческие ордена, которые на фронте давали только за крупные войсковые операции. Депортациями Круглов будет заниматься и став министром. 30 ноября 1948 года министр внутренних дел СССР генерал-полковник Круглов направил Сталину, Молотову и Берии докладную об успешном завершении депортации немецкого населения из Калининградской области в советскую зону оккупации Германии. Бывший Кенигсберг включили в состав Советского Союза, назвали Калининградом, немцы там оказались лишними... Весной 1945-го Круглова командировали в Сан-Франциско в составе советской делегации — тогда разрабатывался Устав Организации Объединенных Наций. В годы войны поехать в длительную зарубежную командировку было подарком судьбы. Возглавлял делегацию будущий министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко. Круглов занимался охраной советских правительственных делегаций на Крымской (в Ялте) и Потсдамской конференциях. Американцы и англичане наградили его своими орденами. 15 января 1946-го в «Известиях» в разделе «Хроника» было написано: «Президиум Верховного Совета СССР удовлетворил просьбу заместителя председателя СНК СССР т. Л. П. Берия об освобождении его от обязанностей наркома внутренних дел СССР ввиду перегруженности его другой центральной работой. Народным комиссаром внутренних дел назначен т. С. Н. Круглов». Круглову было тридцать восемь лет. Весной 1946-го наркомов переименовали в министров. Профессор Владимир Филиппович Некрасов, лучший знаток истории отечественного министерства внутренних дел, так говорил мне о Круглове: — Способный, умный, образованный — особенно на фоне предшественников. Крутоват. Когда он в двенадцать ночи созвал совещание и генерал-лейтенанта Кривенко, начальника главка по делам военнопленных и интернированных, не нашли, то родился грозный приказ: всего двенадцать часов, а генерал-лейтенанта на месте нет! Непорядок! Уходишь — должны знать замы и секретарь, где ты находишься... Когда Круглов стал министром, ведомство оказалось усеченным. В конце 40-х — начале 50-х передали в министерство государственной безопасности не только все оперативные подразделения, но и внутренние войска, пограничников, милицию, уголовный розыск. По существу, МВД осталось лагерным министерством. [b]Хозяин ГУЛАГа [/b] Многие производственные гиганты существовали за счет рабского труда заключенных. Министерство внутренних дел не только предоставляло эту бесплатную и безропотную рабочую силу, но и само превратилось в производственно-строительное министерство. Сергей Круглов и был несколько лет хозяином «архипелага ГУЛАГа», описанного Александром Солженицыным. Архипелаг строился долго. Идея широко использовать заключенных для созидательного труда вызрела в конце 20-х годов. 27 июня 1929-го политбюро приняло постановление об использовании труда заключенных. Концентрационные лагеря ОГПУ переименовывались в исправительно-трудовые, туда переводили всех, кто был осужден к заключению на срок не меньше трех лет. Остальных оставили в сельскохозяйственных или промышленных колониях, подчиненных наркоматам внутренних дел союзных республик. Сталин возложил на чекистов задачу «развития хозяйственной жизни труднодоступных, но богатых естественными богатствами окраин страны путем использования труда опасных элементов». В феврале 1931-го появилось Главное управление трудовых лагерей и трудовых поселений — ГУЛАГ. Он занял важное место в промышленной жизни: заключенные строили железные дороги, обеспечили геологоразведку, возводили химические и целлюлозно-бумажные комбинаты, вели лесозаготовки, разделывали рыбу. Заключенные и ссыльные превратились в важнейший резерв рабочей силы. Только в 1947-м министр внутренних дел Круглов представит в правительство предложение освободить оставшихся на спецпоселении бывших кулаков. Освободят 115 тысяч семей (триста двадцать тысяч человек). Трагедия этих людей еще толком не описана. Когда началась война, осужденных за бытовые преступления и прогулы освободили и отправили в армию. В первые три года в Красную Армию ушли 975 тысяч вчерашних заключенных. Это примерно треть общего числа обитателей ГУЛАГа. Вдвое больше попали в лагеря. Еще два с лишним миллиона человек находились в спецпоселениях, из них полтора миллиона — народы, депортированные в годы войны: чеченцы, ингуши, балкарцы, калмыки, крымские татары, немцы. В НКВД к концу войны служили восемьсот пятьдесят тысяч человек. Они бы пригодились на фронте, но кто бы тогда охранял заключенных? Во время войны НКВД построил несколько сотен аэродромов, авиационные заводы, доменные печи, угольные шахты, химические заводы, проложил тысячи километров железных и шоссейных дорог, добывал все необходимые полезные ископаемые от золота до нефти. Николай Константинович Байбаков, который многие годы возглавлял Госплан, вспоминает, как Сталин в конце войны поручил ему как наркому нефтяной промышленности строить комбинаты по производству синтетического моторного топлива. И дал распоряжение направить на эти стройки заключенных. «Это была безотказная и мобильная сила, — с восхищением пишет Байбаков. — Люди жили в наскоро сделанных бараках и утепленных палатках, в землянках, работали в любую погоду — в снег и дождь, мороз и жару, по двенадцать часов в сутки». НКВД и прокуратура 22 июня 1941го и 29 апреля 1942 года дважды издавали совместные директивы, на основании которых заключенные, чей срок заканчивался, не выходили на свободу, а продолжали трудиться на прежних местах на положении вольнонаемных. Разница состояла в том, что они ходили без конвоя. Уехать или сменить работу они не могли. Эта директива была секретной, и люди даже не знали, почему их освободили только в 1946-м, когда Сталин, наконец, разрешил отпустить их по домам. Когда Красная Армия перешла в наступление, в ГУЛАГ стали поступать советские граждане, которые на оккупированных территориях сотрудничали с немецкими властями. А потом огромным потоком хлынули освобожденные из немецкого плена бывшие бойцы и командиры Красной Армии. Их гнали из лагеря в лагерь. [b]Вахтовый метод [/b] Чекисты работали при Сталине вахтовым методом. Формировалась группа, которая выполняла свою часть работы. На это время они получали все — материальные блага, звания, должности, ордена, почет, славу, право общения с вождем. Ценные вещи, конфискованные у арестованных, передавались в спецмагазины НКВД, где продавались сотрудникам наркомата. Когда они свою задачу выполняли, наступала очередь следующей бригады. Прежнюю команду уничтожали, а новые получали все. Где-то в этой страшной империи встречались иногда приличные люди — следователь, который не бил, надзиратель в лагере, который не лютовал. Они попадались крайне редко, но встреча с ними была счастьем. В основном же хозяева Лубянки делились на две категории. Очевидные фанатики беззаветно верили Сталину, расстреливали его именем и умирали с его именем на устах. А карьеристы легко приспосабливались к любому повороту партийной линии — кого надо, того и расстреливали. Со временем первых почти не осталось. Но стоит ли считать хозяев ГУЛАГа суперзлодеями? Исчадиями ада, опутавшими своими сетями всю страну? Заманчиво возложить вину на какогонибудь одного человека, родившегося с дьявольской отметиной, сказать с облегчением: «Все дело в нем!». Но ведь каждый из них был таким человеком, который требовался тому ведомству, которое он возглавлял. Другой на его месте делал бы то же самое. Или выбрал бы иное место службы... В какой-то степени могущественный министр Круглов был всего лишь одним из винтиков этой гигантской системы, которая существовала как бы сама по себе. Но он же и подкручивал, налаживал и заводил весь этот механизм, который на самом деле мог работать только потому, что многие тысячи кадровых сотрудников госбезопасности и еще большее число добровольных помощников сознательно выбрали себе эту службу и гордились ею. Надо еще учесть, что немалому числу людей служба в ГУЛАГе и на Лубянке не просто предоставляла средства к существованию, но и создавала привилегированный образ жизни. Под руководством Круглова служил примерно миллион человек, вместе с семьями — это несколько миллионов, для них в существовании ГУЛАГа нет ничего ужасного... [b]Амнистия была неизбежной [/b] По случаю победы в войне объявили амнистию. Указом от 7 июля 1945-го отпустили триста тысяч заключенных. С 1947-го в лагерях начались некоторые послабления: разрешили получать продуктовые посылки, за хорошую работу стали освобождать досрочно. Но одновременно под личным руководством Сталина ужесточалось уголовное законодательство, в результате число осужденных росло. Работы для них было много. ГУЛАГ Круглова продолжал расширяться. Как это происходило? Правительство, например, принимало решение о мерах по оказанию помощи слюдяной промышленности, тут же создавалось Главное управление по добыче и переработке слюды — Главслюда МВД. Или принималось постановление об увеличении добычи и производства асбеста. Тут же организуется Главное управление исправительно-трудовых лагерей асбестовой промышленности — Главасбест МВД. Постановление правительства о развитии геологоразведочных работ сопровождалось директивой о создании Геологического управления МВД СССР. В январе 1948-го министр госбезопасности Абакумов и министр внутренних дел Круглов представили Сталину план организации тюрем и лагерей для содержания особо опасных государственных преступников — в общей сложности на сто тысяч человек. Тех, у кого срок заключения заканчивался, решили не освобождать, а отправлять в ссылку — в Сибирь и Казахстан. 1 февраля 1948-го появилось постановление Совета министров о строительстве лагерей на 180 тысяч человек. Оказалось недостаточно. 5 марта 1950-го Круглов написал докладную Сталину с просьбой увеличить емкость этих лагерей до 250 тысяч человек. Обычные исправительно-трудовые лагеря предназначались для осужденных по уголовным статьям. Политические сидели в особых лагерях, использовались преимущественно на тяжелых работах. Здесь вместо деревянных заборов была колючая проволока. Заключенные носили номера на спинах. На окнах бараков — решетки. Двери бараков на ночь запирались. В 1949-м Круглов получил орден Ленина за участие в создании атомного оружия. На XIX съезде партии был избран членом ЦК. Министром внутренних дел Круглов оставался до 5 марта 1953-го. После смерти Сталина Берия подчинил себе все специальные службы. Круглов вновь стал его первым заместителем, на сей раз одним из трех, вместе с Иваном Серовым и Богданом Кобуловым. Во время второго пришествия Берии Круглов себя ничем особенно не проявил. Он был надежным службистом, Берия на него полагался, но в свои главные замыслы не посвящал. Круглову Берия поручил возглавить группу по проверке дел бывших чекистов, арестованных после войны. Несколько генералов были освобождены и сразу же назначены на высокие должности в министерстве внутренних дел. Берия решил избавиться от ГУЛАГа и передал его министерству юстиции. После его ареста в июне 1953-го это решение было пересмотрено, и система лагерей вернулась в министерство внутренних дел. Круглов получил свой ГУЛАГ назад. В момент ареста Берии Сергей Никифорович повел себя очень лояльно к новой власти, сразу же доложил о своей верности Хрущеву и Маленкову. Его вновь сделали министром. Выбирать особо было не из кого. [b]Несчастный случай [/b] После ареста Берии из руководящего состава министерства уволили четыре тысячи человек. Пришли люди со стороны — из партийного аппарата и вооруженных сил. Круглову приказали сократить штаты. Полгода Круглов держал в своих руках все спецслужбы, стянутые Берией в один кулак. Но осенью 1953-го в Кремле возникла мысль о том, что такой монстр, как МВД, надо раздробить. Да и не тот человек был Круглов, чтобы ему доверили и разведку, и контрразведку, и контроль над армией, и охрану правительства. На таком посту держат только особо доверенное лицо. 10 февраля 1954-го президиум ЦК принял предложение о создании Комитета государственной безопасности при Совете министров СССР и о передаче ему всех оперативных подразделений. Председателем КГБ был назначен первый заместитель Круглова генерал-полковник Иван Александрович Серов. Круглову оставили милицию, пожарную охрану, пограничные и внутренние войска. Архипелаг ГУЛАГ разрушится в 1956-м, когда и само управление назовут поприличнее. Но фактически лагеря неуклонно освобождались с 1953-го. Это было неизбежным. Профессор Владимир Наумов: — Общество находилось накануне социального взрыва. Смерть обожествляемого вождя ослабила страх перед государством и породила надежды на улучшение жизни. Волнения в лагерях начались еще при жизни Сталина. А с марта 1953-го их число резко увеличилось. Восстания подавлялись с применением тяжелой военной техники, танков, артиллерии. Заключенных было так много, что если бы они поднялись, то смели бы охрану, лагеря и устроили бог знает что. А ведь рядом с лагерями жили вчерашние зеки, недавно освобожденные. Фактически все крупные индустриальные города были окружены лагерями заключенных. Возникала критическая масса, опасная для власти. Бериевская амнистия была попыткой разрядить обстановку, снять напряжение. Освободили шантрапу, мелких уголовников, которые не знали, куда им деться, поэтому и прокатилась по стране волна грабежей и краж. А те, кто давно ждал свободы, остались в заключении, поэтому и начались восстания, в которых участвовали бывшие военнопленные, то есть люди, умеющие держать в руках оружие. Когда они увидели, что их обошли, это еще больше прибавило желания освободиться любой ценой. Постановление ЦК и Совмина от 25 октября 1956-го предусматривало либерализацию системы мест лишения свободы, меньшие сроки заключения, более приличные условия содержания, ставку на воспитание, разделение заключенных в зависимости от степени общественной опасности. Но это уже происходило без Круглова. Он перестал быть министром. Хрущев постепенно избавлялся от старых кадров. Люди из бериевского НКВД на министерских постах его только компрометировали. Хрущев готовился к ХХ съезду, ему на стол безостановочно клали документы о сталинских репрессиях. В них мелькало и имя Круглова, значились и другие имена — не менее заметных людей, сохранявших высокие посты. Но тут уж Никита Сергеевич как политик делал циничный выбор: тех, кто еще был нужен, оставлял. С остальными расставался. Круглов не мог похвастаться личными отношениями с первым секретарем. На место Круглова Хрущев, как это делал и Сталин, присмотрел партийного чиновника — заведующего отделом строительства ЦК КПСС Николая Дудорова. После десяти лет работы в январе 1956-го Круглов сдавал дела и уходил из министерства внутренних дел без почета. Сняв с поста министра, Круглова назначили заместителем министра строительства электростанций. Но проработал он там недолго. В следующем году его отправили из Москвы заместителем председателя совнархоза в Киров. Круглов стал болеть, получил в 1958-м инвалидность, уволился, оформил пенсию. Ему долго не разрешали вернуться в Москву к семье. Он уже попал под прицел Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, который по поручению Хрущева рассматривал дела бывших руководящих работников НКВД—МВД. В 1959-м его лишили генеральской пенсии и выселили из большой квартиры. Получал он в собесе сначала шестьдесят рублей, потом вообще сорок, нищенствовал. Через год, 6 января 1960-го, его исключили из партии. В записке Комитета партийного контроля говорилось: «Круглов, будучи долгое время заместителем Берии, проявил себя как лично преданный Берии человек, грубо нарушал социалистическую законность. Занимаясь в 1944-м выселениями чеченцев и ингушей, он допустил произвол по отношению к выселяемым, применял расстрелы невинных людей, больных стариков и женщин с детьми. Он обманывал партию и правительство, докладывая о полнейшем порядке с переселением чеченцев и ингушей и о якобы хороших условиях, созданных переселенцам по новому местожительству в республиках Средней Азии. По указанию Маленкова принимал активное участие в создании так называемой особой тюрьмы для руководящих партийных и советских работников». «В 1950-м, — писал потом в письме в ЦК Круглов, — по указаниям Маленкова, который давал их от имени ЦК партии и со ссылкой на тов. Сталина, МВД было предложено освободить отдельное тюремное помещение, назвать начальника этой тюрьмы, укомплектовать тюрьму надзирателями и вахтерами и в дальнейшем этой тюрьмой не заниматься, так как она будет подчинена ЦК и КПК». В этой тюрьме сидели обвиняемые по ленинградскому делу: бывший секретарь ЦК Кузнецов, первый заместитель председателя Совета министров Вознесенский, обвиняемые по делу Еврейского антифашистского комитета... Круглов просил не исключать его из партии, писал в ЦК: «Я принимал участие в создании оборонной промышленности, ядерной промышленности, прошу учесть это при рассмотрении вопроса о моей партийности. Прошу меня направить на строительство Братской ГЭС». Но его судьба была решена. Когда-то и он также распоряжался жизнями других людей... Ходили слухи, что Круглов застрелился. На самом деле 6 июня 1977 года бывший министр, в то время больной пенсионер, находясь за городом, попал под поезд и трагически погиб. [b]НА ФОТО:[/b] [i]С.Н. Круглов. 1946 год [/i]

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше