сб 19 октября 01:20
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Обвал на рынке

Обвал на рынке

Число жертв катастрофы на Бауманской достигло 66 человек

[b]23 ФЕВРАЛЯ. 5 ЧАСОВ 23 МИНУТЫ. ЗВОНОК В СЛУЖБУ СПАСЕНИЯ:[/b] – Доброй ночи! 397. Что случилось? – Рынок Басманный, знаете, да? Круглый... – Я не знаю Басманный рынок. Улица с номером дома... – Это Басманная улица, наверное... Метро Басман... Бауманский... – Что там случилось? – Рынок, который был здесь, полностью обрушился. Там люди внутри! – Сколько людей, вы не в курсе? Хотя бы примерно? Десять? Пятнадцать? – Двести! Больше! – Двести людей? Они что, живут там? – Нет. Ночью здесь же рынок оптовый, зелень... – Вы не в курсе, с чем связано? – Что? – Обрушение с чем связано? – Нет. Не знаю. Внутри я был тоже – вдруг все упало. – Как вы себя чувствуете? – Нормально пока. – Зовут вас как? – Кахрамон. – Спасибо, что позвонили. К вам уже поехали. [i]К моменту подписания этого номера в печать (11.00 26 февраля) число жертв катастрофы на Басманном рынке достигло 66 человек. В московских больницах еще остаются 19 человек, трое из них – в крайне тяжелом состоянии. За каждой фамилией в списке – трагедия большой семьи. Ведь на рынке многие работали с родственниками – братья, сестры, дяди, племянники, тети и двоюродные братья. Часто на заработанные ими деньги жили еще многие люди в других странах.[/i] [b]«Она еще не знает, что дети погибли»[/b] Мухтара Холбоева приехала в Москву несколько месяцев назад из Душанбе. На родине остались муж и трое детей, старшему сыну – всего восемь лет. – Мы люди простые, мой муж работает грузчиком, а я не могла найти работу, денег не было даже на самое необходимое. Поэтому поехала в Москву – так многие у нас делают. Сняла квартиру, стала торговать на рынке зеленью. Зарабатывать удавалось 500 долларов. Это большие деньги. Я платила за квартиру и почти все остальное отправляла домой. Десять дней назад к Мухтаре в Москву приехала 49-летняя сестра Мукадис. Они решили, что вдвоем будет проще оплачивать жилье и помогать родным. – У нее семеро детей. А муж работать не может, болеет – что-то с нервами, не знаю, как это по-русски сказать. Пятерых детей Мукадис оставила дома. А самых младших – тринадцатилетних близнецов Хасана и Хусейна – взяла с собой. Мукадис устроилась на Басманный рынок торговать зеленью, дети были при ней весь рабочий день – принести, поднести, выложить товар. В ночь трагедии они, как обычно, вышли на работу. Мухтара Холбоева приехала в Институт Склифосовского рано утром в пятницу. –Я сама в это время тоже торговала на другом рынке, – рассказывает Мухтара. – Что на Басманном обвалилась крыша, мне сказали знакомые. Я сразу бросилась туда. Но пробиться не смогла, там все было оцеплено. Что с ними, где они – ни от кого я не могла ничего добиться! Люди рассказали, что сестру вроде бы вытащили изпод обломков и положили на улице, что у нее раздавлены правая рука и нога. О мальчиках вообще ничего не было слышно. В какую точно больницу отвозили спасенных из-под завалов людей, Мухтара выяснить не сумела. Ей назвали несколько адресов разных больниц. Женщина весь четвергпо очереди их объезжала, но своих родственников так и не нашла. Только к вечеру она узнала, что сестра находится в клинике Склифосовского. Теперь Мухтара дежурит здесь целыми днями – только на ночь уходит домой поспать. – О близнецах два дня уже ничего не известно. Я и в морг ездила – мальчиков там тоже нет, на завалах рынка их никто не видел, – плачет Мухтара. Только в пятницу ей удалось побеседовать с дежурным врачом шокового зала НИИ им. Склифосовского (именно сюда сначала доставляют пострадавших). Он сказал, что сестра поступила с переломами руки и ноги, кости были сильно раздроблены. Но операция прошла успешно, конечности удалось восстановить, ее состояние оценивается как стабильное, и в ближайшее время Мукадис переведут в отделение. Мы созвонились с Мухтарой вечером в субботу. – Я мальчиков все-таки нашла, – в трубке раздаются рыдания. – Они в морге 29-й больницы. Сестру еще не видела, к ней не пускают. Она еще не знает, что дети погибли. Не знаю, как ей сказать об этом… Не представляю, что с ней будет… это страшно, очень страшно… [b]«Хоть бы он инвалидом не остался…»[/b] Девятнадцать человек до сих пор находятся в больнице. Большинство из них приехали в Москву из стран ближнего зарубежья с единственной целью: заработать деньги для оставшейся дома семьи. Для родственников они были единственными кормильцами. Захар Ибрагимов с 12 часов дня 23 февраля разыскивает своего двоюродного брата Алишера и его 14-летнего сына. Два месяца назад он перевез из азербайджанского города Канжда свою тетю, ее сына и внука, снял им квартиру. На родине они голодали, а тут Захар помог им с работой. – Мы встречаем в «Шереметьеве» самолеты из Анталии с фруктами, отвозим товар на оптовые рынки, такие как Басманный, а оттуда он уже по всем торговым точкам Москвы распространяется, – рассказывает он. В девять вечера брат с сыном приходили на рынок, к четыремпяти утра обычно распродавались и уходили домой. – Племянник у меня такой способный, карате занимался, красный пояс у него… – говорит Захар. Подростка удалось отыскать в 29-й больнице только вечером в четверг. Он получил многочисленные ранения, но Захару сказали, что с ним будет все в порядке. Вечером стало известно, что его отец, 45-летний Алишер, погиб. Захид пытается разыскать свою тетю. В ночь трагедии 39-летняя женщина тоже работала на Басманном рынке. Из Таджикистана родственники присылали им груз с зеленью, здесь его встречали и продавали. Сам Захид считает, что спасся чудом: – Под утро мы сидели в машине прямо рядом со зданием. К нам подошла знакомая девушка и пригласила пообедать. Я пошел, а мой брат и еще один родственник остались. Мы еще не успели даже отойти от машины, и тут же все это и произошло. Я не слышал ни треска, ничего: просто поворачиваюсь, а на меня пыль летит и стекла посыпались. Машина осталась под завалами – бетон завалился прямо на нашу «четверку». Так что эта девушка – наша спасительница. А родных спасли быстро – спасибо вашему МЧС. С братом все в порядке, а другой родственник уже улетел домой. Ильхам Мамедов в момент катастрофы находился внутри здания Басманного рынка. Его накрыло рухнувшим куполом, но не оглушило, он остался в сознании и позвонил с мобильного телефона родственникам. – Он позвонил сам и сказал: «Я под завалами, нога сильно болит», – рассказывает его брат Заур Гусейнов. – Полтора часа мы с ним разговаривали. Около половины шестого утра приехали спасатели, и где-то в полдевятого его вытащили. Он был в сознании, но не мог пошевелиться, потом сказал, что ног не чувствует, видимо, что-то с позвоночником. – Мы на этом рынке с 2000 года торговали. Ночью я тоже там был, но мой товар в тот день распродался быстро и около часу ночи я ушел. Когда Ильхам позвонил, я сразу приехал туда, – говорит его родственник Вугар. (Ильхам – муж его сестры.) Сам Ильхам Мамедов по образованию инженер, но на родине не мог найти работу. Его родители – уважаемые люди. Мать работала завучем в школе, отец – учителем. Тетя Ильхама Мамедова, Адалят, узнала о трагедии из утренних новостей: – Мы всегда старались, чтобы наши дети получили достойное образование, но работы по специальности нету. Я 25 лет отработала в военной части, теперь на пенсии, и мне там платили 50 долларов – ну как можно прожить на эти деньги? Поэтому Ильхам и его жена Севиль полтора года назад приехали из города Гянджа, это бывший Кировобад, чтобы заработать на хлеб. Севиль устроилась на работу в торговую палатку неподалеку от рынка. – Это неправда, все, что сейчас говорят, будто бы мы там и жили прямо на рынке. Так же нельзя, это не по-человечески. Мы снимали квартиру, нормально жили, – рассказывает она. – На родине у Ильхама осталась мать – мы даже не знаем, как ей сказать обо всем этом… Хоть бы он инвалидом не остался… – говорит Адалят. Ильхам получил серьезные травмы: открытый перелом правой голени, отрыв уретры, перелом костей таза, разрыв крестцово-позвоночного сочленения, синдром сдавливания. Операция длилась несколько часов. И только на следующий день родственникам, которые приехали к открытию больницы, сообщили: состояние Ильхама стабильное. [b]Басманный рынок подлежал реконструкции[/b] Градостроительный план развития территории Басманного района был одобрен еще в ноябре 2002 года (Постановление правительства Москвы № 919). В прошлом году заместитель главы управы Басманного района Владислав Дергобузов, отвечая на вопросы жителей, сказал: «В соответствии с градостроительным планом развития территории Басманного района предусмотрена комплексная реконструкция квартала 1082, на территории которого располагается Бауманский рынок. Данный квартал включен в перечень разработки первоочередной градостроительной документации на стадии проектов планировки. На месте Бауманского рынка предполагается строительство многофункционального комплекса с торговыми площадями. Сроки разработки предпроектной, проектной документации и строитель комплекса в настоящее время не определены». Юрий Лужков на следующий день после трагедии на Басманном рынке подтвердил: «У нас давно было запланировано этот рынок закрывать, и на его месте построят новый большой торговый центр, где на первом этаже будет размещена рыночная торговля, а на более высоких этажах – магазины и бутики, рестораны и кинотеатр». [b]Нодар Канчели: «Это техногенная авария» [/b] Имя московского архитектора Нодара Канчели связано не только с трагедией в «Трансвааль-парке», случившейся в феврале 2004 года и унесшей 28 жизней, но и c разрушением Бауманского рынка. Здание Бауманского (Басманного) рынка построено в 1977 году (главный конструктор Н. Канчели, архитекторы С. Никулин, Л. Гильбурт). В плане оно было круглым (диаметром более 80 м). По словам самого Канчели, висячую оболочку без опор поддерживала система тросов. По мнению проектировщика, рынок должны были постоянно проверять организации, которые его эксплуатировали, так как построен он был давно. Вчера архитектор Нодар Канчели прокомментировал случившееся корреспонденту «Вечерки» Ольге Никольской: – В этом здании крыша висячая и выпуклая. Тросы могли нести большую нагрузку. Я видел, что на антресолях, которые проходили с внутренней стороны крыши по всему периметру рынка, много палаток стояло. Что там было? Какой вес товаров? Могла быть большая перегрузка. Свою роль мог сыграть неубранный с крыши мокрый снег. Согласен с Юрием Лужковым: это техногенная авария, связанная с эксплуатацией, вызванная перегрузкой крыши и старением конструкции. Обвинения мне пока не предъявлены. Меня вызывали в прокуратуру как свидетеля. Это стандартная процедура. Я рассказал о здании рынка, о возможной причине трагедии, которую я вижу в неправильной эксплуатации. [b]ДОСЬЕ «ВМ» [i]Нодар КАНЧЕЛИ[/b] окончил МИСИ, мехмат МГУ. Доктор технических наук, заслуженный строитель России. Глава строительноконструкторского бюро ЗАО «К» (входит в ЗАО «Курортпроект»). Первые крупные проекты с участием Канчели – высотные здания и сооружения Москвы: Останкинский телецентр, гостиницы «Белград-1» и «Белград-2». Реализованные проекты: Бауманский рынок, атриум Гостиного Двора, ротонда Ново-Иерусалимского монастыря, купола храма Христа Спасителя, перекрытия подземного комплекса на Манежной площади, пансионат «Дружба» в Ялте, торгово-рыночный комплекс в Сочи, студия циркового искусства в Москве. По единому проекту – железобетонная висячая оболочка без опор в форме тарелки – построены здания Бауманского рынка, «Питьевой галереи в Ессентуках» и рынка в Ангарске. Канчели также проектировал большепролетные перекрытия многих спортивных сооружений и беспролетный купол спорткомплекса в Коломне, крышу «Трансвааль-парка». Уже после трагедии в аквапарке Канчели участвовал в проектировании спортивного комплекса в Нагатинской пойме и Центра современной архитектуры (работы еще не закончены). В соавторстве с архитектором Михаилом Хазановым выиграл конкурс на проектирование московского Сити. В 2005 году было принято решение, что Канчели возглавит проект по строительству раздвижной крыши для крупнейшего спорткомплекса страны – «Лужников». В настоящий момент Канчели является автором второй очереди реконструкции Большого театра.[/i]

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?