втр 22 октября 02:27
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Дом на Первой Мещанской в конце…»

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

«Дом на Первой Мещанской в конце…»

Прогулки по родному городу

[b]Ну что, уважаемые читатели? Зима заканчивается; морозы наконец-то отступили – весной пахнет! Может быть, возобновим наши прогулки по родному городу? Помнится, во время одного из осенних путешествий мы с вами обошли по периметру Сухаревскую площадь. Значит, самое время прогуляться по уходящему от нее на север проспекту Мира, а точнее – его началу, бывшей 1-й Мещанской, улице примечательной, хотя и не столь знаменитой, как, к примеру, Арбат или Тверская… [/b] Должен признаться, что к 1-й Мещанской у меня особое отношение – несколько десятилетий я прожил на стыке ее с Ярославским шоссе, а потому эта улица и все, что было за мостом, перекинутым над путями Октябрьской «железки», было для нас «ближней заграницей» и на семейном языке именовалось «город». «Я еду в город», – говорила мама, отправляясь в гастроном к Рижскому вокзалу... Но площадь Рижского вокзала – это конец 1-й Мещанской, а путешествие по улице нужно начинать с ее истоков. Для начала вернемся лет этак на 800 назад. …На месте проспекта Мира петляет по сосновому лесу, переходя вброд речки и ручейки, дорога из крохотной еще Москвы во Владимир-на-Клязьме. Чуть ли не единственное село по левую руку от дороги – древнее Напрудьское. Дорога в те времена называлась Владимирской, а после основания Троице-Сергиева монастыря стала именоваться Троицкой. Любопытно, что даже в середине ХХ века, уже после войны, несколько домиков, спрятавшихся под боком Крестовского путепровода, «числились» по Троицкому шоссе, которого давно уже не было на карте города! Основное «занятие» дороги (еще не улицы) – торговля: по ней из далекого Архангельска везли в Москву товары заморские, а отсюда в Архангельск – наши. А в начале XVII века Троицкий тракт вошел в военную историю страны: именно по нему летом 1612 года подошло к Москве ополчение Минина и Пожарского… Настоящей улицей 1-я Мещанская стала лишь после 1671 года, когда царь Алексей Михайлович отдал здешнюю землю переселенцам из отбитых у Польши белорусских городов («мещане» – это «горожане» по-западнославянски). Вместе с главной улицей Мещанской слободы появились на карте города и три ее тезки – 2-я, 3-я и 4-я Мещанские. Свое имя до наших дней сохранила только последняя из них, она и зовется просто Мещанской. В путь мы с вами отправимся по правой, четной стороне улицы, обращая внимание (насколько позволяют запрудившие проспект автомобили) на сторону левую. В доме № 2 до революции шла торговля, а в памятные многим послевоенные годы здесь находился книжный магазин, куда мы приезжали в поисках «лучшего подарка» или стремясь занять место в длинной очереди за редкой в те годы подпиской на классика. Магазина нынче нет. Хотя осенью еще работал. А вместо него – очередная закусочная на иноземный лад. Дальше по улице несколько сохранившихся от после пожарной застройки Москвы домиков, где до революции размещались склады, конторы и «нумера» для невзыскательных приезжих. Еще лет 15–20 назад вместо оккупировавших сегодня эти строения бутиков и баров здесь ютились маленькие магазинчики «Молоко», «Хлеб», «Детское питание» и конторы. Их судьба в наши дни мало кого интересует. А вот у здания № 14 можно остановиться. Правда, от тех времен, когда здесь стоял дом сподвижника Петра I, знаменитого колдуна и чернокнижника, астронома и артиллериста, издателя первого русского календаря Якова Брюса, практически ничего не осталось. Особняк под этим номером, как считают ученые, лет на 150 моложе. А впрочем, подземные ходы, которые, если верить московской легенде, вели сюда из облюбованной Брюсом для «опытов» Сухаревой башни, вполне могли сохраниться. Может быть, их даже отроют когда-нибудь при очередных коммунальных раскопках… Большинство сохранившихся старых построек по проспекту Мира появились после пожара 1812 года, спалившего улицу до самой Крестовской заставы. А вот этот симпатичный особнячок под №18 построил по-свойски для своего тестя, купца Долгова, знаменитый Василий Баженов. Во время пожара 1812 года верхний этаж и антресоли сгорели, но дом жив и сегодня – в нем находится районный ЗАГС. С его соседом, домом № 20, строившимся также для Долгова по проекту его второго зятя – архитектора Е. Назарова, и принадлежавшим во второй половине XIX века знаменитому московскому врачу Г.А. Захарьину, у меня связаны личные воспоминания. Во времена моего детства здесь располагался районный Дом пионеров, где я несколько лет занимался в театральной студии. Актером, к счастью для публики, я не стал, но каждый раз, проходя мимо особняка, мысленно повторяю заученное как «Отче наш» – «Вороне где-то Бог послал кусочек сыру…» Целый год нам, студийцам, с помощью этого крыловского текста ставили дикцию, заставив возненавидеть и ворону, и лисицу, и самого дедушку Крылова! Кстати, сегодняшний фасад дома появился только при его перестройке, в начала ХХ века, не без помощи братьев Весненых, архитекторов, прославившихся в советские годы как классики конструктивизма. Однако мы увлеклись воспоминаниями и не заметили, что с противоположной стороны улицы (дом №3) нам подмигивают изящные кариатиды. Их лепил, подрабатывая «халтуркой» при строительстве дома, ученик Училища живописи, ваяния и зодчества Сергей Коненков. «Работа принесла целую сотню рублей, – пишет он в своих воспоминаниях. – Я отделил из них 35 и купил швейную машинку «Зингер», которую привез летом в деревню… Это произвело впечатление. Никто из домашних больше не сомневался, что из меня выйдет толк…» Толк из Коненкова, как мы знаем, вышел: он стал знаменитым скульптором. А в одном из дворовых флигелей соседнего с «коненковским» домом владения несколько месяцев жил в конце 1869 года печально знаменитый Сергей Нечаев, исповедовавший свой главный революционный принцип: цель оправдывает любые средства. Через полвека после главы «Народной расправы» этот принцип успешно взяли на вооружение большевики. Дом № 7, построенный в 1937 году, интересен тем, что с него началась реконструкция 1-й Мещанской. Из-за обилия декоративных деталей местные жители называли его «домом с бородавками». А чуть дальше виднеется не то щель, не то остаток существовавшего когда-то переулка. Тут до 1936 года стояла очень красивая церковь Адриана и Натальи, построенная в год основания Мещанской слободы. Как говорят, здесь находилось распятие работы Виктора Васнецова, прихожанина этой церкви, что, однако, не уберегло храм от разрушения. Здесь художника в 1926 году и отпевали… Но вернемся на правую сторону улицы. Сразу за Грохольским переулком, отгороженный от улицы современным «рыночным» фасадом, затаился старинный Аптекарскийсад, перенесенный сюда от стен Кремля по распоряжению Петра I. Сад в XVIII веке снабжал лекарственными растениями военный госпиталь, а в 1805 году перешел в ведение Московского университета и был реорганизован в Ботанический сад. Приходили сюда не только изучавшие ботанику студенты, но и простые москвичи, любившие поглазеть на заморские диковинки. Путеводитель 1831 года так отзывается об этом зеленом островке Москвы: «Аптекарский, или Ботанический, сад очень хорош, в нем позволяют прогуливаться, а в оранжереях соблюдают отличные цветы и растения…» После организации в середине ХХ века на месте части Останкинской дубравы Ботанического сада АН СССР этот Ботанический сад стал на московском языке именоваться «старым». Но он выжил и по-прежнему «соблюдает отличные цветы и растения». За Ботаническим садом стоит небольшой особняк, где, как извещает прохожих мемориальная доска, жил поэт Валерий Брюсов, начавший свою поэтическую карьеру в 1895 году знаменитым когда-то моностихом – «О, укрой свои бледные ноги!» – и став таким образом предтечей гораздо более известного нашей публике автора моностихов Владимира Вишневского. Правда, четверть века тому назад дом сгорел, унеся в небытие и хранившуюся здесь обстановку, и книги вождя русского символизма, но потом был восстановлен. А чуть дальше, за входом на станцию метро «Проспект Мира» (бывш. «Ботанический сад»), уходит в сторону бывшей ямщицкой Переяславской слободы Протопоповский переулок, несколько советских десятилетий живший под именем Безбожного. Именно сюда когда-то переехал со столь любезного его сердцу Арбата Булат Окуджава, что дало ему повод написать: «Я выселен с Арбата, арбатский эмигрант, В Безбожном переулке хиреет мой талант…» Большинство домов, выстроившихся по правой стороне проспекта Мира дальше, именуются сегодня «сталинским ампиром», хотя и построены в основном уже после смерти усатого любителя архитектурных излишеств. Исключений немного. Вот разве что здание бывшего Набилковского коммерческого училища, основанное в 1832 году купцом Набилковым, выбившимся в люди бывшим крепостным графа Шереметева (часть здания снесена в 1950-х). Это учебное заведение хорошо описал в очерке «В московском захолустье» учившийся здесь писатель XIX века Иван Горбунов… У «истока» Капельского переулка стояла до своего сноса в 1930 году церковь Троицы в Капельках, построенная на деньги Петра I и его жены Екатерины. Речка Капелька, протекавшая здесь когда-то, подарила свое имя и переулку, и храму, а сама спряталась (с людской помощью) в трубы. Вообще, с храмами проспекту Мира явно не повезло: в советские годы их все сломали, как и старый мир, «до основанья»! Исключением стала церковь Филиппа, митрополита московского (архитектор Матвей Казаков), что хоть и стоит на 2-й Мещанской (ул. Гиляровского), но из-за сноса нескольких домов отлично видна от станции метро «Проспект Мира». А также храм Знамения Пресвятой Богородицы близ Крестовской заставы, издавна стоящий здесь в конце 1-й Мещанской, в глубине квартала. Кстати, о конце 1-й Мещанской улицы. Стоял тут перед войной и во время нее в группе таких же старых зданий дом, где родился Владимир Высоцкий. Помните строки: «Дом на Первой Мещанской в конце…» Справедливости ради заметим, что в этом доме будущий поэт был (по его собственному признанию) только зачат, а рожден, скорее всего (хотя он об этом не пишет), в роддоме на 3-й Мещанской, в те времена единственном на всю округу (здесь, между прочим, появились на свет и ваш сегодняшний провожатый, и большинство моих сверстников с этой московской окраины). Вот и все на сегодня. Если что-то мы «не заметили», а к чему-то отнеслись с пристрастием, то извините, пожалуйста: прогулка по Москве – дело интимное, и без пристрастий тут не обойтись… [b]НА ФОТО:[/b] [i]Москвичи, пробегающие по торопливой столичной привычке по проспекту Мира, и не подозревают, что автор этих кариатид – молодой Сергей Коненков [/i]

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало