втр 22 октября 17:45
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Вечерняя почта

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Вечерняя почта

Жизнь в валенках

[i]Мне 77 лет, пенсионерка. Я много лет выписываю «Вечернюю Москву» и вот уже второй раз читаю о музее «Русские валенки». И грустно, и приятно. Что-то родное из далекого прошлого! В том числе и очень личного, семейного… Моя прабабушка Евдокия была дворовой девушкой у господ, живших где-то в Тульской губернии. Как мне рассказывали, моя прабабка была красивой, бойкой и гордой девочкой. Она узнала грамоту, присутствуя при уроках барских детей. Но однажды барин увидел, как она шлепнула полотенцем его любимую собачку. И ее продали другому барину, в деревню Сергейцево Ковровского уезда… После отмены крепостного права Евдокия пошла работать по найму, вышла замуж за Ивана Алексеевича Марова, занимавшегося валкой валенок. Моя прабабушка тут проявила инициативу. В их семье валенки валяли по частям: отдельно – голенища, отдельно – калоши. Потом их сшивали. А Евдокия услышала, что где-то в другой губернии валенки валяют целиком, не сшивая. И – поехала туда. Вернулась домой и наладила свое производство! О деловых качествах Евдокии сохранились семейные рассказы. Но она умерла, когда ее дочке (моей бабушке) Евфросинье Ивановне исполнилось 15 лет. Когда она вышла замуж в деревню Объедово (нынешнее Приволье), то оказалось, что и в семье ее мужа Ивана Антоновича Чукаева тоже валяют валенки! И он, и его отец, и дед имели свою вальнушку еще в середине XIX века. Так что к 1917 году семья моей бабушки жила вполне обеспеченно: кроме валки валенок занималась извозом, держала лошадей для проезжающих, сдавала сельхозмашины в аренду… Жили одним домом. За обеденный стол садились по 20–25 человек. Моя мама была старшая из шести детей… А после революциии все национализировали, а проще – отобрали. Прадеда сослали в Великий Устюг, где он кормился «Христовым именем». Дедушку Василия Антоновича раскулачили в 1930-м, сослали на «комсомольскую стройку» в Магнитогорск, где он и умер в первую же зиму. А бабушка с тремя младшими детьми переехала в Иваново, к моей маме, у которой к этому времени было у самой четверо! Я родилась за год до этого события, в 1922 году… А в нашей деревне Объедово до сих пор существует производство валенок! Во время войны их валяли еще на наших машинах. Да и мы в детстве носили валенки только из Объедова! Даже после всего, что случилось, покупали их только там, а не в магазине. Я в детстве тоже носила валенки из Объедова. И даже в институт бегала в валенках. Другой теплой обуви тогда просто не было. Теплые ботинки в обиходе стали появляться только в 1950-х годах. Но у меня их долго не было, хотя я уже училась в медицинском институте – жили бедно: папу репрессировали в 1937-м, два брата на фронте погибли в 1942 году. Старший – Клавдий Кондирин; его родители звали просто «сын». На фронт он ушел с последнего курса Историко-архивного института. Стал старшим сержантом. А под Сталинградом был смертельно ранен и умер через 10 дней в госпитале. А второй брат – Борис. Ушел на фронт после первого курса Текстильного института. Он был десантником и в 18 лет пропал без вести… Вот так жизнь прошла. [b]Счастья всем читателям «Вечерки» и благополучия. Августа Ивановна ЖЕЛЕЗНОВА [/i] НА ФОТО:[/b] [i]Мои братья. И все в валенках! Клавдий и Борис (слева) с войны не вернулись[/i] [b]Москвички из женского полка [/b] [i]Помните старый фильм «Небесный тихоход»? Про летчиц, воевавших в небе нашей Родины? В годы Великой Отечественной войны в нашей армии было несколько женских авиационных полков, в которых служили и москвички. В одном из таких полков, 586-м истребительном, их было немало. Одна из них – Вера Дмитриевна Хомякова, заместитель командира эскадрильи, первая в полку сбившая вражеский «Юнкерс». Случилось это на подступах к Саратову, где в годы войны строились наши самолеты. За это она была удостоена ордена Красного Знамени. К сожалению, вскоре во время ночного вылета на боевое задание Хомякова погибла… Уже после войны, работая в архивах, я узнал имена других москвичек, служивших в этом полку. С пятеркой этих красавиц мне удалось встретиться и я их сфотографировал. Фотография эта никогда не публиковалась. На ней изображены (слева направо): Н.Н. Словохотова, капитан, начальник химслужбы полка; Н. Н. Андреева, техник-лейтенант; Е. К. Полунина, техник-лейтенант; А. А. Горбунова, техник-лейтенант; А. А. Макунина, капитан, замначштаба полка. Вся пятерка за боевые подвиги во время войны отмечена орденами и медалями, а после войны они вернулись в Москву и достойно трудились на мирном фронте. Нина Андреева стала лауреатом Ленинской премии, Нина Словохотоваи Александра Макунина – профессорами столичных вузов… Недавно вышла в свет книга «Летчицы», где описан боевой путь 586-го истребительного полка. Ее автор – Екатерина Полунина, тоже изображена на старой фотографии. А открывается книга строками фронтовички Юлии Друниной: «В семнадцать совсем уже были мы взрослыми / Ведь нам подрастать на войне довелось…» [b]Иван РОЩИН, полковник в отставке, инвалид ВОВ [/b][/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение