чт 17 октября 04:06
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Война без правил, или повторение пройденного

Война без правил, или повторение пройденного

По следам «дела Скуратова»

[b]Итак, Совет Федерации отклонил ходатайство президента об отставке генерального прокурора, а суд второй инстанции подтвердил решение суда о прекращении уголовного дела Юрия Скуратова в связи с отсутствием состава преступления. Таким образом, действие указа президента об отстранении генерального прокурора с момента прекращения уголовного дела утрачивает силу, и тот может приступать к исполнению прямых служебных обязанностей. Как заявил Юрий Ильич, он намерен сделать это в ближайшие дни.[/b] [i]В ответ на решение сенаторов и судей кремлевская администрация сделала свое заявление, суть которого сводится к тому, что Юрий Скуратов не будет допущен к работе в Генеральной прокуратуре. Мнения комментаторов СМИ разделились. Одни предлагают «гнать генпрокурора поганой метлой», мотивируя это четырнадцатью костюмами и их общей стоимостью в шесть тысяч четыреста долларов. При этом для пущей убедительности стремятся еще и разжечь зависть у читателей, задавая риторический вопрос — а у вас есть четырнадцать костюмов? — и просчитывая генпрокурорскую зарплату на предмет легальности денег за оплату упомянутого гардероба. Еще противников генпрокурора озаботил тот факт, что всем экспертизам не удалось доказать (подчеркиваю: не просто исследовать злополучную кассету, а именно доказать) подлинность скандальной видеозаписи. По этому поводу дилетанты выдвигают свои версии организации съемок, расположения объектива и микрофона и категорически утверждают, что хоть подлинность записи не доказана, они — противники генпрокурора и борцы за чужую нравственность — убеждены, что генпрокурор шалил-таки с девочками и потому должен уйти.[/i] Сторонники Скуратова жестко нападают на Б. Н. Ельцина и его окружение, строя защиту опального генпрокурора не менее эмоционально, чем их оппоненты, обвиняя и президента, и Семью во всевозможных злоупотреблениях. При этом главными козырями служат факты, предложенные западной прессой и не опровергнутые официальными лицами. Это и кредитные карточки, и возможные замки в Германии, и протекция сомнительным коммерсантам, и доходы младшего зятя президента… Однако мало кто обращает внимание на то, что война компроматов уводит нас в сторону от сути проблемы. А проблема чрезвычайно важная и острая для страны. Борьба идет не между персоналиями, психологически плохо совместимыми в работе, а между ветвями власти: президентской, с одной стороны, и сенаторской и прокурорской — с другой. Вот под таким углом зрения, мне кажется, и надо рассматривать нынешнее противостояние. Всякая история имеет свою предысторию. Юридическая элита страны показала себя в недавнем прошлом не лучшим образом. Министра юстиции подловили на девочках и уличили во взятках. В этом случае кассета с видеозаписью оказалась подлинной. Сменилось несколько генпрокуроров, причем предпоследнего уличили во взятках и поместили за решетку. Вот тогда-то и пригласили на эту должность Юрия Скуратова. К этому моменту количество самых громких убийств, раскрытие которых взял под свой личный контроль президент, превышало возможности всех силовых ведомств вместе взятых. Логика назначения в таких условиях на пост генерального прокурора кабинетного ученого, не имевшего опыта практической деятельности, могла быть только одна: Кремлю требовался тихий и управляемый человек, беспрекословно исполняющий волю Семьи. Поначалу Скуратов для всех был хорош. И никто не делал ему замечаний по поводу топтания на месте в раскрытии «преступлений века». Юрий Ильич осваивал новое дело осторожно и методично. Однако вскоре Кремль понял, что совершил ошибку — не рассчитал последствий, не учел особенностей личности нового выдвиженца. Семья не сразу уловила момент, когда тихий кабинетный ученый превратился в жесткого и самостоятельного руководителя важнейшего ведомства. Первый звонок прозвенел больше года тому назад, когда прокуратура заинтересовалась компаниями «Андава» и «Аэрофлот». С этого времени и началось активное противостояние Семьи и прокуратуры. Правда, первый удар пришелся не по Скуратову. Лицо, лишенное к тому времени всякой административной власти, но имеющее влияние на Семью и именуемое средствами массовой информации БАБом, в предвидении возможной потери денег заявило директору ФСБ: «Вы нас не устраиваете и вам придется уйти в отставку». Тотчас вслед за этим другое лицо, облеченное властью и именуемое СМИ как «киндер сюрприз», прыгнуло в самолет и за сутки до окончания президентского отпуска помчалось в Чупу подписывать указ об отставке директора ФСБ. Думаю, что этот перелет обошелся налогоплательщикам подороже, чем костюмы Скуратова. После увольнения Ковалева в ФСБ было расформировано самое энергичное и действенное подразделение. А из следственного комитета МВД убраны и рассеяны лучшие специалисты. Но поскольку расследование дел о коррупции продолжало набирать обороты, то взялись и за Скуратова. Первый шаг был чрезвычайно прост: Юрия Ильича вызвали в Совет безопасности, попугали обнародованием некой скандальной видеозаписи и посоветовали уйти в отставку «похорошему». Скуратов не согласился. Тогда аналогичный разговор с ним провел уже сам президент. Первоначальной психологической реакцией Юрия Ильича была растерянность. Однако затем последовало неожиданное: категорический отказ добровольно уйти с поста генерального прокурора. Тогда Кремль направил представление об отставке в Совет Федерации. А для давления и на Совет, и на общественное мнение скандальную видеозапись показали с экранов телевидения. Каким-то непонятным образом самые пикантные кадры попали на страницы «желтой» прессы, а сама кассета поступила в розничную продажу. Что и говорить, убойный способ создать в глазах масс облик прокурора, не совместимый со столь высоким званием. Совет Федерации дважды не принимал отставку генпрокурора. Правда, на всех заседаниях его все пытали: «Сознайтесь, Юрий Ильич, было или не было?». При этом слово «было» произносили с таким нажимом, что простой народ поневоле начинал верить в это «было». Юрий Ильич от ответа уходил и, как показало время, правильно делал. Зачем человеку оправдываться, если он считает себя невиновным? Пусть те, кому положено, установят истину, разберутся. Четыре экспертизы — надо полагать, самые лучшие в России — провели в ФСБ, Минобороны, Минюсте и Минздраве. И ни одна из них не смогла установить подлинности записи. При этом отметили, что голос наложен на изображение. Значит, пленка недостоверна. Стало быть, это фальшивка. В довершение к сказанному необходимо отметить, что Юрий Скуратов обратился в районный суд с просьбой признать его потерпевшим от шантажа. Если таковой будет признан, то должен быть назван и шантажист. Первый этап борьбы генпрокурора и Кремля на этом завершился. Однако расследование дел о коррупции продолжало набирать обороты, на следственной сцене возникла фирма «Мабетекс». В Россию для координации действий и обмена информацией приехала Карла дель Понти. Встречу с генпрокурором Швейцарии Юрий Скуратов организовал таким образом, что ни подслушать, ни подсмотреть собеседников было невозможно. А после встречи и сам собрался в Швейцарию. Вот тогда-то, как мне представляется, кремлевских обитателей обуял настоящий страх. Срочно вызванный среди ночи в Кремль зампрокурора Москвы в два часа ночи подписал постановление о возбуждении против Скуратова уголовного дела. Это позволило Ельцину своим указом, минуя непослушный Совет Федерации, временно отстранить генпрокурора от исполнения служебных обязанностей. Итак, сначала в спешке отправляют в отставку директора ФСБ, а затем скоропалительно отстраняют от исполнения обязанностей генерального прокурора. Что же происходит дальше? А дальше отменяют ордер на арест БАБа, убирают из Генпрокуратуры заместителя генпрокурора Михаила Катышева и отстраняют от ведения следствия генерала Чуглазова. Но все эти действия не спасают Семью. Беда приходит с другой стороны. Из-за рубежа. Разгорается скандал с нью-йоркским банком, всплывают на белый свет кредитные карточки президента Ельцина, его дочерей, счета его зятя и факт перекачки за рубеж денег высшими чиновниками кремлевской администрации. Да еще, к огорчению Семьи, Главная военная прокуратура за целых два месяца не может найти ничего преступного в действиях Юрия Ильича. Тем не менее сроки следствия безо всяких на то оснований и с нарушением процессуальных норм продлеваются. В ответ Скуратов как частное лицо обращается в районный суд с просьбой дать оценку правомерности действий Главной военной прокуратуры и прекратить произвол, а Совет Федерации направляет запрос в Конституционный суд о правомерности действий президента. Реакция гонителей генпрокурора не заставила себя ждать. Проводится акция устрашения. Иначе не назвать ночные обыски на квартирах Скуратова и его тещи, а также на его даче. Что искали, на что рассчитывали? С позиций даже школьной логики эти обыски как оперативно-следственное мероприятие просто смешны. За полгода следствия и неграмотный человек спрячет все, что может ему навредить, а не только опытнейший юрист. Конечно, ничего не нашли. Правда, увезли злополучные костюмы. Этими костюмами и стали разжигать общественные страсти. И, наконец, только что завершившийся этап противостояния. Районный суд не находит в действиях гражданина Скуратова состава преступления и признает продление расследования неправомерным. Главная военная прокуратура опротестовывает это решение в Мосгорсуде, а президент требует от Совета Федерации отставки генерального прокурора до принятия решения судом второй инстанции и до заключения Конституционного суда. Случай беспрецедентный. Война без правил. Да еще проводится (согласно информации СМИ) обработка части сенаторов. К чести Совета Федерации надо сказать, что сенаторы в своем подавляющем большинстве заняли принципиальную позицию и отказали президенту, а Мосгорсуд оставил решение суда первой инстанции в силе, подтвердив невиновность гражданина Скуратова. После чего последний может опять работать генеральным прокурором. Казалось бы, правовые методы Юрия Ильича одержали победу над бесправными методами гаранта Конституции. Но из Кремля озвучивают новый посыл Ельцина: «Я со Скуратовым работать не буду». Помилуйте, Борис Николаевич. И не работайте. Вас давно уже об этом просят. И Дума обсуждала импичмент, и Совет Федерации намекал, и многие ведущие политики об этом не раз говорили, и в СМИ эта тема весьма актуальна, и рейтинг ваш личный, если верить телеопросам, равен нулю. Конечно, прямо сейчас уходить в отставку — и для страны и для вас уже не резон. Сделать бы это пораньше. А сейчас лучше потерпеть до лета. Но со Скуратовым вопрос принципиальный: может ли генпрокурор в России действительно быть прокурором, а не пешкой в руках коррумпированной власти? Что же касается профессиональных качеств Юрия Ильича и низкой раскрываемости самых громких убийств, то второе вовсе не является следствием первого. Без решительной и действенной борьбы с коррупцией — а к этому подступился Скуратов перед самой своей опалой — многие громкие преступления не раскрыть. Ибо заказчиками их, скорее всего, являются коррупционеры. Вот среди них и надо искать организаторов убийств Холодова, Листьева, Юдиной, Старовойтовой… Политические бои без правил в нашей стране не новость. И в истории Генпрокуратуры тоже. При Сталине сама прокуратура вела политический бой с народом следуя заветам генпрокурора Вышинского: «Признание обвиняемого — царица доказательств». При последующих вождях ситуация смягчилась, но генпрокурор и руководимое им учреждение попрежнему оставались слепой игрушкой в руках партийной власти. Помните, захотел Хрущев расстрелять двух мальчишек-фарцовщиков — пожалуйста. Издали новый закон, придали ему обратную силу и расстреляли. По требованию государственного обвинителя. В середине восьмидесятых главный сыщик страны, начальник союзного уголовного розыска генераллейтенант И. И. Карпец, расследуя какое-то дело, чересчур близко подошел к «запретной зоне». Из органов его уволили в один день. Правда, похоже на историю с директором ФСБ? Спустя некоторое время в запретную или, как бы теперь сказали, «семейную зону» вторгся первый заместитель генерального прокурора В. В. Найденов. В кратчайший срок он оказался полковником внутренней службы и преподавателем академии МВД. Через полтора года благодаря поддержке тогдашнего генерального прокурора А. В. Рекункова опального зама восстановили в должности и звании. А затем последовала скоропостижная смерть в машине по дороге на работу. Она вызвала такие же вопросы, как и самоубийство первого зампреда КГБ Цвигуна. Конечно, скоропостижные кончины в наши дни значительно упростились. Но, будем надеяться, не настолько, чтобы о них говорить в данном случае. Правда, оглядываясь на события тех лет, Юрию Ильичу все равно есть над чем задуматься. Пока что Скуратов выстоял в схватке и с президентом, и с его администрацией, и с Семьей. В глазах россиян он перевернул устоявшееся ранее представление о генпрокуроре, показал, что не всегда он —игрушка в руках политической власти.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше