ср 16 октября 12:57
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Крестный отец» Селигера

«Крестный отец» Селигера

Никакой уголовщины. Никакой «семьи». Просто Валерий Васильевич Легков так о себе обмолвился, а я запомнил. Вот и все объяснение. А впрочем…

[i][b]Спокойное место [/b] Тридцать лет назад военный геодезист Легков впервые оказался на Селигере. Все, как положено: озеро с рыбой, лодки с рыбаками, улов в котле, кружки в руках. А вокруг — природа. — Всю страну объездил. Края видел — словами не описать: и Байкал, и Север, и Юг. Космодром в Плесецке строил, тоже места интересные. Но с Селигером ничто не сравнится. Спокойно здесь, так спокойно… [/i] [b]Человек дела [/b] Помотало Легкова по стране. Служба! Тебе приказывают, ты выполняешь. Правда, выполнять можно по-разному. Можно по принципу: день прошел — и ладно. Сложнее — чтобы все тикало, как ходики, для чего нужно людей расставить, каждому задачу растолковать. Умение организовать так, чтобы как часы, пригодилось Легкову на гражданке. Он кооператор «первой волны». За что только не брался, а потом дело нашел, которое главным стало. Клининговую фирму организовал. Что это такое — клининг, объяснять можно долго, а можно и по-простому: чтобы, значит, чисто было! Под началом Легкова трудятся сотни людей — уборщики, садовники, художники, дизайнеры, специалисты других профессий, нередко весьма экзотических. Среди объектов, опекаемых его фирмой, Белый дом, Газпром, посольства, даже кое-что в Кремле. — Как-то надо было срочно вылизать Кремлевский дворец. На все про все двенадцать дней. Кто справится? Одни месяц просили, другие — три, а я взялся. Сто двадцать человек вкалывали в три смены, а это и план работ, и транспорт, и питание, и отдых. И про качество не забыть. Ну не может один человек вычистить за смену больше 60 кресел, а если больше — значит, плохо. А тут еще одна неприятность: Ирина Аллегрова не захотела перенести свой концерт, так что еще один день долой. Но справились. И заработали, конечно. С дисциплиной у Легкова — как в армии. В его пансионате на Селигере люди, что называется, трудятся на все 100. Сам видел. — Вы за порог, в Москву, а тут сразу пьянка-гулянка. Не боитесь? — задаю провокационный вопрос. — Не боюсь. Потому что… Вот принцип кадровой политики Валерия Васильевича. Если есть вакансия и кто-то приводит человека, мол, классный специалист, надо брать, Легков в ответ: верю, но если что, с ним уйдешь… Если кто из бригады проштрафится, напьется или прогуляет, увольняется вся бригада. И все об этом знают, и все с этим согласны, потому что зарплата достойная и без задержек. Так сколачивается коллектив. Жестко? Эффективно! Плюс, конечно, уважение. Когда Легков подбирал сотрудников в пансионат, люди говорили: «Ну этот из Москвы обслугу привезет». И ошиблись. Обслуживающий персонал действительно привозят, но из недалекого поселка, причем на «Шевроле», специально для таких дел предназначенном. И вот уже толкуют на Селигере: «Где работаешь? У Легкова? Повезло… Кто поручился?». Есть у этого уважения и другая сторона. — Ничего не надо придумывать. Все уже есть. Ты смотри, мотай на ус и используй. Сам Легков всегда следует этому правилу, где бы ни оказался: в Нью-Йорке, Лондоне, Париже. Зазорным учиться для себя не считает. На соборе Нотр-Дам работал вместе с реставраторами, в Англии — с садовниками. Из другой командировки привез книгу о том, как складывать столовые салфетки. Отдал официанткам: «Пробуйте». А те и так все в инструкциях, потому что кухня оборудована по последнему слову, сплошная электроника. На территории тоже «поголовная» механизация: минитракторы, помпы, все стучит, урчит… Приятно работать! Вот и работают. [b]Дача для избранных [/b] На берегу Селигера приглянулась Валерию Васильевичу бывшая правительственная дача. Правильнее сказать, ее останки. Это когда-то сюда приезжали комсомольские функционеры и правительственные чиновники, и было тут все вылизано и вычищено. С перестройкой ушла дача арендаторам, которые мигом низвели ее до уровня то ли борделя, то ли постоялого двора. — За неуплату выключали электричество, так сторожа у камина грелись. Понять можно, не замерзать же. Другого понять не могу — они сосны у самого дома валили! Что, трудно было до леса дойти? Я тогда на территории 37 кострищ насчитал. Зачем столько? Так… Не свое, не жалко! — Купили. А дальше? — Начал с забора. А приглашать отдыхающих было нельзя. Стыдно! Надо прежде провести канализацию, пробурить скважину (сейчас там вода не хуже «Святого источника», на то и заключение есть), наладить водопровод и очистные сооружения, построить помещение для рабочих… Одной из главных проблем было обустройство территории. — Как положено, собрали подписи, печати, позвали лесника. Вот ходит он, деревья больные метит. Зачистит кору на стволе, тяжеленный молоток в ведро с краской обмакнет и с размаху — бац. Потом говорит, мол, вы пилите, но так, чтобы метка моя на пне осталась, приеду и проверю, то ли дерево свалили. Я ему: так ты, мил человек, у самых корней меть, чтобы мне двойную работу не делать, сначала дерево валить, а потом пень убирать. «Нет, — обижается, — не для того я учился, чтобы кланяться». Я ему: «Давай я сам!». Не дал! Гордость тешил. Четыре года потребовалось Легкову и его команде, чтобы привести и здание, и землю в божеский вид, и вот нынешним летом первые отдыхающие переступили порог пансионата. Упаси, Господи, от рекламы, а не можем не сказать: более всего поражают чистый, будто обихоженный визажистом лес, улыбки персонала и всеобщая радиофикация. — Первый-прим, ответьте. Это Легков по портативной рации вызывает жену Ольгу Васильевну. Рации здесь у всех, так что, находясь на пляже, всегда можно связаться, например, с охраной у ворот или кухней. Но это так, детали. [b]Универсальный спонсор [/b] Каждый год в центре селигерского края, в Осташкове, проходит фестиваль «Музыкальное лето Селигера». На деньги Легкова. Сюда, в глубинку Тверской области, на берега озера, считающегося «жемчужиной России», со всей страны и из-за рубежа приезжают именитые артисты, деятели искусств. Открывает фестиваль несравненная Ирина Константиновна Архипова. За ней выходят на сцену Борис Штоколов, Святослав Бэлза, Наталья Дацко… — Зачем мне это нужно? — Легков задумывается. — Я ведь решил, когда от дел отойду, осесть на озере. Вот и возник вопрос: что я могу сделать для этого края? Не для себя лично, о себе я все знаю. Что сделать, чтобы всем и никому персонально, чтобы не проели, не прогуляли? И построил Легков мост, соединивший Нилову пустынь с «материком». Теперь иной экскурсовод, ведя группу любопытствующих или паломников в монастырь, расположенный на Столбном острове, непременно скажет, что мост сей возведен на средства одного из местных жителей. Так Валерий Васильевич стал своим на Селигере. А Нилову пустынь, к слову, несколько лет назад почтил своим присутствием Алексий II. Останавливался же отдохнуть Патриарх в пансионате Легкова. И благословил труды его. Фестиваль Валерий Васильевич реанимировал. Потом стал спонсором юношеской футбольной команды. Потом дал денег на храмовые купола. Потом завез оборудование для приема местными жителями канала НТВ. Потом… Перечислять можно долго. Но вот момент примечательный: «взял» Легков несколько тысяч гектаров леса с обязательством в санитарной его обработке и репродукции по новейшим методикам. Завод построил деревообрабатывающий с итальянскими станками — кто продукцию видел, думали, импорт. И работают на том заводе триста человек, работают и зарабатывают. По нынешним временам это главное. [b]Век живи [/b] — Вам завидуют? — Чему завидовать? Пусть лучше учатся, как я учусь. Глядишь, возьмут пример. Станет тогда больше на Селигере обустроенных мест. А то ведь у нас все больше «дикие» туристы, среди которых не только люди приличные, но и вандалов полным-полно. Сгубить эту красоту можно запросто. Это только кажется, что все здесь стояло от века и стоять будет. Нет, хрупко все, беречь надо. Подписываюсь и я под этими словами. Удивительное это место — Селигер, цепь озер, протянувшаяся по Тверской земле к земле Новгородской. Здесь берут начало и Днепр, и Западная Двина, и Волга. Прозрачные сосновые боры, чистые березовые рощи, тишайшие плесы с кувшинками и белоснежными лилиями. Грибные места, рыбные. Тут душа отдыхает, парит! Не изгадить бы это, не пустить в распыл, как пущено и изгажено уже многое. С отцовской заботой отнестись к дарованному природой и сохраненному предками. Как крестный крестника, надобно опекать эту землю.

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше