втр 22 октября 15:04
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Тюрьма щадящего режима

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Более тысячи человек поучаствуют в «ГТО с учителем»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

СМИ: В РФ рекордно упал спрос на бензин

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Роспотребнадзор Москвы откроет горячую линию по качеству овощей

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Очередь из-за нехватки персонала образовалась на входе во Внуково

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Тюрьма щадящего режима

В марте 1867 года знаменитые московские «Титы» приняли первого заключенного

[b]Уж чего чего, а тюрем и арестантских домов в Москве во все времена хватало. Хотя известная теснота даже в камерах для, как говорится, VIP-преступников тоже была.[/b] Среди известных в Москве «мест содержания» XIX века значились и знаменитые «Титы». Свое название этот городской арестный дом унаследовал от фабрики Титова, которую город в 1867 году выкупил у владельца и перестроил под «камерное помещение». Именно в тот год в России был учрежден институт мировых судей и возникла необходимость куда-то помещать приговоренных ими к аресту. Первым «постояльцем» «Титовки» 17 февраля (1 марта по новому стилю) 1867 года стал московский купец, посаженный под арест за буйство в общественном месте. Так что в будущем году «Титы» могли бы справить своеобразный юбилей – 140-летие. Могли бы, если бы власти не закрыли их еще в предвоенном 1913-м, как «не соответствующие требованиям времени». Но вернемся к началу «Титов». Сидели здесь не только буяны – каждое новое общественное явление пополняло штат сидельцев своими «мучениками». В самом начале ХХ века в России ввели винную монополию, и тут же в «Титы» повезли нелегальных торговцев водкой, содержателей притонов. Потом были приняты законы, защищающие права прислуги, и в женском отделении появились нервные барыни, приговоренные к аресту на 2–3 недели за пощечину, которую они влепили горничной. Газеты писали, как после одного такого случая барыня сулила горничной 500 рублей, чтобы та не жаловалась мировому, но получившая оплеуху прислуга ответила: «Хоть озолотите меня, не прощу!» Когда обидчицу посадили под арест, горничная каждый день осведомлялась в приемной «Титов» – сидит ли ее обидчица, не откупилась ли? Впрочем, заведение это было вполне демократичное: случалось, одновременно к дверям «Титов» приводили уличного бродяжку, донимавшего гуляющих на бульварах просьбами «о вспомоществовании», и привозили на рысаках закутанного в бобровую шубу финансового воротилу, «нашалившего» в загородном ресторане. Но камеры для разного люда были все-таки разные. Дворян, купцов, почетных граждан, чиновников, иностранных подданных помещали в «чистое отделение». Когда в «Титы» угодил знаменитый антрепренер М. В Леонтовский, под окнами его камеры собирались известнейшие театральные артисты. Звезда московской сцены Л. И. Леонидов и актриса Светина-Марусина (ставшая потом графиней Орловой-Довыдовой), переодевшись в костюмы бродячих музыкантов, пели узнику «Титов» страстные серенады. А как-то в одной камере «чистого отделения» собралась такая компания: владелец театра «Парадиз», что на Никитской, клоун Анатолий Дуров, известный фабрикант и еще несколько достойных личностей. Каждый получил от мирового судьи срок за свое, но нары, как известно, объединяют. И вот сидели они сидели, да загорелось им выпить водки. Фабриканту было разрешено получать с воли еду в судках. Лакею, привозившему обед, были даны соответствующие инструкции, и на следующий день, в судках с раковым супом, имевшим двойное дно, «горячительное» было доставлено в камеру. Арестанты «приложились» весьма основательно, а потом, перессорившись, подрались. На шум сбежались смотрители, факт «распития» был установлен, о чем и был подан рапорт по инстанции. На другой день прямо в «Титы» явился мировой судья и всем участникам банкета добавил по месяцу ареста! «Титы» славились чистотой, хорошими постелями и отличным питанием: помимо большой хлебной пайки арестантам в скоромный день давали мясные щи или суп, кашу с мясом и маслом, в постные же дни – с рыбой. Может быть, поэтому «Титы» были воистину «родным домом» для тех, кто не имел своего угла. Как только такому шаромыжнику надоедало шататься по заснеженным улицам и питаться чем бог пошлет, он решал отправиться под арест. Чаще всего бедолага шел прямо к городовому, стоявшему на посту, и начинал оскорблять его. Дальше все шло как по маслу: получив, как водится, в ухо, искатель казенной «зимней квартиры» препровождался в камеру мирового судьи и там получал свои три месяца. Впрочем, были у «Титов» и минусы: там строжайше запрещалось играть в карты, курить и громко разговаривать, а главное – все обязательно должны были утром умываться, следить за опрятностью камер, постелей и одежды. Многим «вольным бродягам» это не нравилось, и они просили судей отправить их не в «Титовку», а в губернский тюремный замок, объясняя, что там им «вольнее и привычней». Но были у «Титов» и верные поклонники, сидевшие там много раз. Абсолютным рекордсменом был один непутевый москвич, 56 раз попадавший в арестный дом! Всего же, как утверждает статистика, за время существования «Титов» здесь отбыли наказание 283 107 человек – чуть ли не половина тогдашнего населения Москвы.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение