чт 17 октября 09:03
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Меня можно только убить

Меня можно только убить

Объект обследования — Борис Березовский

[i]Ключевая фраза, отражающая затаенные представления Березовского о своей судьбе: меня можно только убить. Не разорить, не сбросить с пьедестала, не лишить влияния. Убить. Что стоит за этой фразой? Предчувствие? Страх? Как у всякого человека, который идет неправым путем и знает, что где-то прячется угроза возмездия? Или это обоснование своего права на любые методы борьбы? [/i] [b]Политолог: [/b]Я извлек эту фразу из самой глубины мятущейся души Бориса Абрамовича. Она, мне кажется, отражает его невероятный взлет и неизбежное падение. [b]Психолог: [/b]Эта фраза многогранна. Первое: она отражает его предчувствия. Березовский — человек высокоинтуитивный. И с какого-то момента он начал ощущать, каким образом он уйдет из жизни. На второе место я бы поставил предупреждение всем, что средства в его арсенале безграничны. Он ни перед чем сам не остановится. И третье — подсознательная и сознательная самооценка: он превосходит своих врагов, друзей, противников, союзников интеллектуально, он просчитывает все возможные варианты и ходы, и он обыграет в этой игре — финансовой, политической, серокардинальной, скажем так, — любого. [b]Политолог: [/b]Мне приходило в голову, что покушение на Березовского несколько лет назад, кстати, шумно разрекламированное, возможно, было подготовлено им самим. В пользу такого предположения говорит памятный еще всплеск заведомо неправдоподобных обвинений группы работников ФСБ в том, что они получили заказ от своего руководства убить Березовского. Зная немного историю этого учреждения, можно себе представить, что если бы такое решение было принято, ничто бы не уберегло Березовского. Уж как далеко убежал Лев Троцкий, но и его достали и доставали десятки других во всех уголках земного шара. А Березовский постоянно бывает на публике и отнюдь не защищен богами, подобно Ахиллу. [b]Психолог:[/b]Я тоже никогда не поверю, что ФСБ—КГБ, как бы мы его сейчас ни называли, поручило бы эту ликвидацию вообще кому бы то ни было. У КГБ, если воспользоваться медицинским термином, в анамнезе достаточно много ликвидаций за рубежом. Сомнения на счет покушения подкрепляются и недавним ночным обстрелом московского офиса Логоваза из гранатомета. Гранатомет и простая хулиганская выходка — вещи несовместимые. Для простого хулигана — дорого, громоздко и рискованно. Предупреждение Березовскому? Опять же можно его организовать проще — из любого автоматического оружия расстрелять окна. А тут — ночными дворами тащить гранатомет от машины и стрелять по особняку гранатами так, чтобы не причинить зданию серьезных повреждений? Это больше похоже на акцию, организованную самим Борисом Абрамовичем. [b]Политолог: [/b]Анамнез. Позвольте зацепиться за это профессиональное слово. Я не доктор, т. е. я не врач, хотя и доктор наук, но у меня впечатления от Бориса Абрамовича, что он представляет собой во многом довольно уникальный тип личности. Психолог: Мне кажется, что предложенный вами термин «паранойя харизматов» как нельзя лучше подходит к личности Бориса Абрамовича. Он действительно болезненно одержим жаждой власти. И не знает, какой власти отдать предпочтение: тайной или явной. [b]Политолог: [/b]Он, несомненно, умный, тонкий, наделенный невероятной способностью к интриге, не исключено, и гипнотическими качествами. И в то же время производит лично на меня, это очень субъективно, впечатление того, что американцы называют cresy: не то, чтобы сумасшедший, но с сумасшедшинкой. Походочка. О, сколько жизни он вложил в свою походочку! Шустрый, бойкий, претендующий на решительность. Я бы сказал, походка Дзержинского, если бы точнее не звучало — походка Хлестакова. Затем эта быстрота речи, торопливость, он как бы захлебывается словами. Не потому, что у него много мыслей, а потому, что ему очень много хочется сказать в одно и то же время. И затем, тут бы я хотел опереться на ваше суждение, — распоясанность: он себе позволяет говорить все. Работая на политическом поприще изрядное число лет, он не лимитирует себя, разбрасывая направо и налево любые суждения. Говорит премьер-министру Примакову: вы нас не устраиваете и вам придется уйти. Бросает в отношении компартии (она у многих не вызывает симпатий, но она законно существует): надо немедленно запретить ее. Покушается даже на президента — своего кормильца, поильца, на оплот своего благосостояния и влияния: онде уже изжил себя. Рассказывают, и я склонен верить этому, что следователю, который ведет его дело, он бросил фразу: вам хочется жить, вашей семье хочется жить, тогда ведите себя как следует. Это выплескивание за рамки, это уже клиника — не политическая, а психиатрическая. [b]Психолог: [/b]Да. Это клинический симптом, это клиническое проявление его личности. Борис Абрамович обладает высоким, но очень своеобразным интеллектом, математически отточенным умом. Но в каждой личности живут противоположности. Понятие двойственности и полярности личности психиатры ввели очень давно. Это сделал немецкий психиатр Эрнст Кречмер. Так вот, у Бориса Абрамовича этих противоположностей тьма. [b]Политолог: [/b]Но ведь он вознесся достаточно высоко. Его официальные должности хоть и не были на уровне вторых-третьих лиц в государстве, а теневое влияние огромно. [b]Психолог: [/b]То, что Березовский, пробившись, я бы сказал, вскарабкавшись на какой-то политический пьедестал, начал работать в большой политике, совсем не означает, что он готов к этой работе. Волна нашего мутного времени вынесла его туда благодаря деньгам, благодаря его закомплексованности и стремлению к самоутверждению, но шлифовки-то нет. Он себе не просто позволяет все, он не понимает, что он себе позволяет. А поскольку рычаги его влияния сегодня достаточно мощны, поскольку пока еще, по всей видимости, от него зависит не только окружение президента, но и сам президент или его семья в узком понимании этого слова, постольку Березовскому все сходит с рук. Его пока не могут осадить, не имеют такой возможности. [b]Политолог: [/b]Его политическое здоровье, несомненно, ущербно. Ему нельзя поручить руководство даже небольшим регионом. Его совершенно не занимает, как живут люди, он полностью поглощен своими делами и интересами. А ведь хороший политик — это в огромной степени желание и умение служить другим. Открытым остается вопрос и о психическом здоровье этого человека. [b]Психолог: [/b]Если говорить о здоровье Березовского в житейском смысле, то он здоров. Но в клинике проф. Снежневского его скорее всего расценили бы как человека с мозаичной формой психопатии, с частыми декомпенсациями. Но мне более правильным кажется термин «акцентуированная личность». Это понятие ввел в свое время Леонгард, немец, когда Гитлер покушался на полное уничтожение психических больных. И чтобы спасти одаренных, талантливых людей, Леонгард ввел промежуточный термин — акцентуированная личность. Вот у Березовского некоторые черты переходят границы нормы. [b]Политолог: [/b]Что же получается, что тревожный и закомплексованный человек имеет преимущества перед здоровым и уверенным в себе? [b]Психолог: [/b]Его комплексы и есть его перпетуум-мобиле. Человек, не имевший никаких шансов пробиться далеко и подняться высоко в советское время, человек достаточно одаренный в своей узкой области, имел личностно не творческую направленность, а авантюрную. Он не мог реализоваться в тоталитарном государстве, где деятельность регламентировалась очень жестко. Как только регламентация деятельности отпала, началась авантюрная реализация, когда на место идеалов, может быть, ложных, утопичных, стало богатство и в особенности то, что потом беспардонно стали пропагандировать: деньги делают деньги. И в этой деятельности БАБ превосходит многих благодаря математическому складу ума. [b]Политолог: [/b]Хотя невозможно назвать вид деятельности, в котором он оказался бы полезен другим, а не только себе. Березовский не сколотил даже табуретки. Ни автомашину не создал, ни книгу не написал, ни кинофильм не снял. Я подозреваю, что это его качество носит генетический характер. Недавно мне попалась на глаза информация о том, что в Америке исследован ген преступности. В это я верил еще в студенческие годы, когда читал Ломброзо и, посещая тюрьмы как будущий юрист, наблюдал страшные лица, на которых было написано: вот убийца. Есть некий ген, который достался Березовскому по наследству, это ген Шейлока, что ли. Ген ростовщика. Помноженное на фанатизм, это дало такую необычную, по-своему яркую личность. В какой-то степени он может быть равным с Джорджем Соросом, которого я тоже хорошо знаю, общался с ним не раз. Кстати, когда встретились эти два человека, они возненавидели друг друга. Практически они делают одно и то же дело: деньги, деньги, деньги. Но Сорос играет по правилам, а наш — вне правил, как принято сейчас в России. Интересно: Джорд Сорос обвинил Березовского в том, что он является одним из основателей грабительского капитализма. Поэтому нельзя сказать, что Березовский западник, хотя он, быть может, считает себя таковым. Но тем более он не русофил, хотя это поразительно русское явление периода вселенского ограбления народа. Он российский восточник, азиат «с раскосыми и жадными глазами». Не случайно Запад отвергает его. Израиль, кстати, тоже. Он гордится своим интернационализмом и этим отличает себя от своего альтер эго — Гусинского, главы еврейской общины. Бог Березовского — не нация, а личность, его собственная. И главная его страсть — власть, а также секс, о чем он сам горделиво сообщает публике. [b]Психолог: [/b]Если говорить о фанатизме, если говорить о генах, то в первую очередь я начал бы с рисунка внешнего поведения. Мы сейчас в переходном периоде. Мы сломали один строй и не построили другой, мы ищем, что нам построить. И вот первое сравнение, пока я вас слушал, мне пришло на ум, это сравнение с Сусловым, серым кардиналом. [b]Политолог: [/b]Интересно. Мне это не приходило в голову. [b]Психолог: [/b]Суслов тоже был фанатик. Но Суслов прямая противоположность Березовскому во внешнем поведении. Он был аскет, вел исключительно строгий образ жизни и очень жестко держал в руках скрытые рычаги. И в отличие от Березовского он прошел выучку у Иосифа Виссарионовича Сталина. Если Ельцин с первых дней начал поощрять речевую распущенность, то Иосиф Виссарионович очень жестко пресекал речевую распущенность. Поэтому Березовский прошел школу Ельцина по части свободы речи, а Суслов прошел школу Сталина по части сдержанности, но оба они фанатики борьбы за становление своего абсолютного (тайного у Суслова, и вначале тайного, а теперь вырвавшегося наружу у Березовского) влияния на власть, на верховную власть в стране. [b]Политолог: [/b]Вы правы, жажда власти — это другая важнейшая характеристика личности Березовского. [b]Психолог: [/b]Одно маленькое дополнение. Березовский долгое время был униженным и оскорбленным, скажем так, придавленным властью в Советском Союзе. И как всякая пружина, с которой сняли гнет, он распрямился выше своих возможностей. [b]Политолог: [/b]Будем прямо говорить — это некий комплекс русского еврея. Русского человека по культуре и еврея по социальному положению. Березовский обрел этот комплекс, когда работал в академической сфере. Несмотря на способности, ему было трудно пробиваться, не столько в добывании ученой степени доктора или звания члена-корреспондента, сколько должности. Он чувствовал все время свою зависимость, свою униженность, нужно было кланяться кому-то, а человек он самолюбивый и, может быть, генетически с властью связанный. Мы ведь не знаем, кто из ныне живущих наследует царю Соломону или, скажем, Давиду. Эта генетика может быть и в Березовском — отсюда жажда лидерства, руководства, тайного могущества, влияния. А когда он все-таки дорвался, то тут же и зарвался. Об этом говорят его методы. С одной стороны, они очень просты и примитивны, с другой — чрезвычайно сложны и запутанны. Просты они в том отношении, что он вцепляется в главных людей. Поначалу это был Каданников, руководитель завода в Тольятти, который, надо думать, тоже не бескорыстно сотрудничал с ним, подготовил площадку для его взлета. А потом, трудно сказать, какими путями — здесь какая-то была цепочка — Борис Абрамович вышел на Семью: Татьяну Борисовну, Коржакова, Юмашева и лично президента. Но именно эта игра обеспечила ему то необычное положение, которое независимо от своих должностей он занимает сейчас в России, в странах СНГ и за рубежами нашей страны. Простой метод: вцепиться в генералгубернатора, стать при нем главным евреем, о котором прекрасно писал Салтыков-Щедрин. Сложность же метода состоит в том, что он является, я бы сказал, великим мастером ткать паутину. Пример — организация по подслушиванию, которую он создал. Очень много спекуляций в прессе, притом смешных, будто бы он подслушивал Семью, работал против президента. Все это абсолютный вздор. Убежден, что работал он на Семью и что созданная им организация была дополнительным источником информации и для нее. А то, что попутно туда попадали члены Семьи, ну и так что же, там ведь были и партнеры, которых надо было провоцировать на высказывания. Я не исключаю, что задумано это было Березовским совместно с Коржаковым, на которого он имел колоссальное влияние. Эту паутину мы видим везде. Вот он поехал в Чечню, возвращается с какими-то результатами. Как он опутал чеченцев — прямо ли давал деньги или обещаниями завлекал, однако обаял и чего-то добился. Вот он работал секретарем в Совете стран СНГ. И опять сумел охмурить многих президентов. Умение ткать паутину — феноменальное свойство этой личности. За этим прежде всего стоит латинское: даю, чтобы ты дал, — идет обмен деньгами, влиянием. Особенно часто дает то, что ныне стало объектом вожделения, — дачи, счета за границей. [b]Психолог: [/b]Березовский, безусловно, обладает даром внушения, воздействия на людей. Он житейский, интуитивный психолог. Он чувствует собеседника и умело вовлекает его в свою игру. Я бы его сравнил с таким паучком, который бегает суетливо, если вы видели, осенним маленьким паучком, и ткет паутину. И в эту паутину обязательно попадается кто-то: мушка, бабочка. Березовский знает, как соткать свою паутину, а также где и кто в нее попадет. Но есть тут один момент. Березовский становится все более суетлив, все более тревожен, и потравит его в конце концов не могущественная система ФСБ, не вся Генеральная прокуратура, а какой-нибудь самый рядовой следователь. Березовский попадется на самых банальных и простых вещах, и вся его империя рухнет. [b]Политолог: [/b]Как скоро, по-вашему, это может произойти, если вообще может произойти? [b]Психолог: [/b]Империя Березовского рухнет, если уж мы об этом заговорили, почти одновременно с утратой власти Семьи. Сегодня Семья стоит перед фактом окончания сроков и полномочий Бориса Николаевича. И это, безусловно, подведет черту под влиянием и ее, и Березовского. Тогда рассыпется все окружение. Вопрос только в том, кто в чем замешан, кто в чем увяз. Березовский, если просто проследить его путь восхождения наверх и его хождение по кругу на самых верхах, видимо, замешан в самых различных вещах. И малейшая зацепка, я подчеркиваю, самого рядового следователя может показать, что вообще-то король голый. [b]Политолог: [/b]Несомненно, Борис Абрамович — одна из главных фигур, которая развратила Семью. Березовский не столько сам давал, сколько — об этом пишет Коржаков — содействовал. Такой сосуд грехособирательный. Он располагает информацией, с помощью которой легко шантажировать, наверняка где-то припрятал ее. Он стал тенью Семьи, и Семья не может жить без своей тени. Приходит на память, как Распутин некогда говорил царице: берегите Распутина, умру я — погибнете и все вы. Даже, кажется, определял срок — в течение года. Может быть, Березовский уже и надоел Семье, вызывает опасения, желание избавиться. Мы видели, как Борис Николаевич время от времени не раз простым щелчком изгонял его с постов — то заместителя секретаря Совета безопасности, то секретаря Совета стран СНГ. Но до конца покончить с проблемой Березовского не решается. [b]Психолог: [/b]Да, пока живет Семья, вероятно, будет и Березовский. Но близится момент, когда он предаст Семью и решительно перебежит на сторону другого харизмата. Березовский уже сейчас готовит новую площадку если не для взлета, то для продолжения свободного полета. Не случайно он поддержал Александра Лебедя, он будет искать и другие фигуры, в том числе среди бывших врагов. Мне передали фразу Березовского, он сказал как-то: я стараюсь больше привлечь противников, чем друзей. Пример — главный редактор газеты «Известия». Тот поднял большой скандал, сообщил, что Борис Абрамович имеет израильское гражданство. Что же сделал Березовский? Возмутился? Стал уничтожать его через ТВ? Нет, он просто перекупил его. Дал ему деньги для учреждения «Новых Известий». И тем распял его на глазах у публики. [b]Политолог: [/b]Виктор Черномырдин не так давно сказал о Березовском и о Гусинском. Вот поссорились два еврея — трясет всю страну. Это очень любопытно. Березовского нельзя поймать на примитивном национализме. Он многогранен. Он может быть русским патриотом, израильским бизнесменом, американским агентом влияния. Он в центре. [b]Психолог: [/b]Но, пережив трудности по пятому пункту в советское время, Березовский не будет никогда строить свою линию по какому бы то ни было национальному признаку. Он слишком умен для того, чтобы в открытую показать свою национальную ущемленность. А вот самоутвердить себя, нанеся завуалированное, не очевидное, но сокрушительное поражение противнику, — это интересно. Ну что стоит сломать или убить врага? А вот сделать его союзником, своим сторонником, это славно. У Березовского очень нестандартное мышление, логически точное. Он каждую задачу решает таким способом, какого от него не ждут. Он не идет на поводу у ситуации, а в силу изощренности своего ума, вот здесь бы я опять употребил термин «болезненная изощренность», находит нестандартное решение. Я не исключаю возможности, что он действительно освобождал в Чечне заложников, ничего не заплатив. Он нашел другой путь. Посмотрите, как интересно он решил задачу и стал зам. секретаря Совета безопасности, будучи гражданином чужой страны. Ведь об этом даже никто не подумал, и его, гражданина Израиля, назначают в Совет безопасности России! Как ему удалось это сделать? Сумел, обошел, убедил всех в необходимости этого решения. Он потом отказался от гражданства. На здоровье. Но ведь все-таки иностранец был назначен руководить безопасностью страны. [b]Политолог: [/b]Существует вопрос о том, в какой мере Березовский представляет новый слой хозяев России. Сам он в разговоре с Коржаковым бросил фразу: теперь управлять страной будем мы, богатые, а не голозадые. Пока неясно, адекватен ли Березовский этой небольшой группе олигархов или он тоже выплеснут за рамки интересов и интенций этой группы. Пока мы не видим другой личности из среды богатейших людей, которая в такой степени жаждала бы самоутвердиться во власти. Конечно, и Потанин, и Каданников погуляли в правительстве, но все же это было не их поприще. Пожертвует ли эта социальная группа зарвавшимся, с их точки зрения, олигархом в момент преемственности власти, не бросят ли они его под копыта истории — это ключевой вопрос. [b]Психолог: [/b]Березовский жаждет высшей власти, но стать президентом России он не сможет. Выход им найден. Теперь, определил он свою позицию в одном из интервью, мы нанимаем власть. Олигархи тоже хотят удержать власть. Вот если бы Березовский не утратил контроль, если бы он не повел себя, ну, скажем, уже за пределами психической нормы, он мог бы скооперироваться с кем-то, поддержать ту или иную группу идущих во власть. А сегодня во власть идут те люди, которые полностью противостоят Березовскому. Придут или не придут — другой вопрос. Но Березовский повел себя так, что сегодня видимые нам реальные кандидаты на занятие властных первых постов — бесспорные противники Березовского, хотя я не исключаю, что в самый последний момент он сумеет сплести паутину так, что они если и не станут его сторонниками, то хотя бы перестанут быть врагами. Но что захотят остальные олигархи сделать с Березовским? Найти общий язык или растереть его в порошок? У него есть компроматы, рычаги давления, может быть, такие, при которых его легче убить. [b]Политолог: [/b]Тут надо сказать еще об одном, возможно, главном рычаге непомерного влияния Березовского. Это средства массовой информации. Он одним из первых понял, что в обществе, не готовом к демократии, среди населения, которое только начинает пробовать вкус избирательной системы, при отсутствии нормальных партий, наличии персональных клубов, одним из главных рычагов влияния является телевидение и газеты. У нас не знают, что в Америке очень давно установлено антимонопольное правило, что один человек вправе иметь только одну газету и одно средство электронного вещания. А Борис Абрамович уже имеет два телевизионных канала, несколько газет и, судя по всему, продолжает наращивать активность в этой сфере. Он недавно встречался с Мердоком, и это внушило мне интуитивное предположение: а не стоит ли за спиной Березовского этот всемирный магнат прессы? Очень трудно понять, из какого золотого мешка черпает Борис Абрамович свои капиталы после дефолта для таких трат на СМИ. [b]Психолог: [/b]Березовский берет тем, что располагает к себе противника, партнера, друга, это каким-то ну доверительным контактом, который он лично устанавливает с человеком. Это первый шаг. Вряд ли Березовский приходит с чемоданом денег, кладет чемодан на стол и молча уходит. Он сначала проводит какую-то психологическую обработку. Он правильно понял, что воздействовать на избирателей, на народ эффективнее всего через средства массовой информации. У нас ведь до сих пор бытует мнение: если в газете написано, стало быть, так оно и есть. Газета, телевизор, радио — это незыблемый авторитет. И, конечно, Березовский играет на этом. Вопрос, чьими деньгами. Или кто играет через Березовского. Наверное, процентов девяносто того, что происходит в России, происходит под прямым или косвенным западным влиянием. И Березовский здесь, решая свои задачи, решает и задачи тех, кто им управляет. Он, пожив за рубежом, установил какие-то контакты, находится по меньшей мере под психологическим воздействием каких-то западных структур. Я не буду говорить спецслужб, но каких-то людей, которые заинтересованы влиять на Россию. [b]Политолог: [/b]Чем же кончится карьера Березовского, если судить с точки зрения психолога и политолога? Заметим прежде всего, что он изрядно перетрусил, отсиживаясь в Париже. Потом, получив твердые гарантии, вернулся. Откуда эти гарантии, высчитать легко. Березовский заявил недавно: у меня не очень хорошие отношения с президентом, но очень хорошие с Татьяной Борисовной. Тем не менее он все еще находится в состоянии некоторой дрожи. Именно поэтому он выдвигается на выборы в Государственную думу, хочет получить неприкосновенность и закрыть все нынешние и будущие уголовные дела. Кстати, представители власти все время клянутся, что не допустят криминала в парламент и ни слова не говорят о Березовском, который, как ни крути, все еще находится под следствием. [b]Психолог: [/b]Чтобы пресечь такую возможность для Березовского, думаю, не только для него, Юрий Михайлович Лужков выступил с предложением лишить депутатской неприкосновенности членов Думы и Совета Федерации с тем, чтобы они наравне с другими гражданами несли уголовную ответственность. Тогда поход в депутаты для многих кандидатов, в том числе и для Березовского, станет бессмысленным. Но вряд ли на это пойдут. Залы власти могут опустеть… [b]Политолог: [/b]Логика разматывания пружины жизни Бориса Абрамовича свидетельствует, что он должен кончить крахом. Его деятельность, его влияние вышли за рамки его должностей и даже его финансовых возможностей. Как у Роберта Максвелла — английского миллиардера, покончившего с собой. Авантюризм, который сквозит в каждом шаге Б. А., почти в каждой его речи, как в театральном спектакле, влечет за собой самоуничтожение. В любой форме. Мы уже говорили: или политики, или олигархи пожертвуют им, даже Запад, видя, что это уже отыгранная карта, спишет его, в лучшем случае спрячет на одном из Канарских островов. У меня такое чувство, что его время кончается в 2000 году. А может быть, и раньше. [b]Психолог: [/b]Березовский утратил разум в этой игре, если так можно выразиться, утратил самоконтроль. Все в жизни приходит к какому-то логическому завершению. Состарился певец — он не поет, уходит на покой. Состарился футболист — он становится тренером. Состарился политик — он становится советником. Березовский завел себя в тупик. Ему некем больше стать. Есть такое понятие в психиатрии — суицидальное поведение. Есть люди, которые ищут смерти. Они не вешаются на веревке, не выпрыгивают в окно, они как бы строят всю свою жизнь в поисках смерти. Каскадеры, гонщики, люди так называемых рискованных профессий. [b]Политолог: [/b]Мне приходят к голову примеры великих людей. Цезарь накануне его убийства бросил фразу в ответ на вопрос: какая смерть лучшая? Неожиданная. Кеннеди накануне его убийства сказал: если бы кто-то захотел убить президента США, это была бы не такая уж сложная работа. [b]Психолог: [/b]Да, Березовский с какого-то момента пошел по краю как бы в поисках смерти. Сам ли он почувствовал или понял по реакции окружающих, но он уже определил свой исход: его должны убить. Он подсознательно ищет этого. Он мечется в поисках трагического конца еще и потому, что, будучи личностью, скажем, тревожноистерического склада, не может просто уйти на покой или быть щелчком выброшенным из жизни на верху и на виду и жить в тени. У него должен быть яркий, красочный, шумный, запоминающийся конец. Вот к этому концу он себя ведет. [b]Политолог: [/b]На этом мы закончим и сойдемся на такой сентенции: если Бог захочет кого-то погубить, он лишает его разума. Пока еще, конечно, этого в отношении Березовского не произошло, но мы наблюдаем скатывание этой личности именно в таком направлении. Несомненно, Борис Абрамович одно из наиболее ярких и типичных порождений нашего смутного времени. И по нему, как по костям динозавра, будут судить в будущем о том, какой была Россия при Ельцине. [b]Михаил ВИНОГРАДОВ, [/b][i]психолог [/i] [b]Федор БУРЛАЦКИЙ, [/b][i]политолог [/i]

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше