чт 17 октября 21:36
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Тайны дворцовых переворотов

Тайны дворцовых переворотов

Чем кончился евроремонт в доме князя Юсупова

[i]Замазанные исторические фрески, испорченные двери 19 века, пропавшие витражи и старинный паркет 18 века – вот далеко не полный список нарушений, обнаруженных комиссией Росохранкультуры во время вчерашней инспекции дома № 21 по Большому Харитоньевскому переулку. Когда-то он назывался Юсуповскими палатами. Теперь здесь офис строительной компании и конгресс-холл для ученых аграриев. Посмотреть, как выглядели интерьеры этого здания, теперь можно только в кино – здесь снимали исторические фильмы.[/i] [b]«Пускать сюда никого нельзя, чтобы ничего не разворовали»[/b] – Варвары! – возмущается Кирилл Зайцев, заместитель начальника отдела охраны объектов культурного наследия Росохранкультуры. Он возглавил комиссию по проверке хода аварийных и восстановительных работ дома № 21 по Большому Харитоньевскому переулку, дома князя Юсупова, памятника истории и архитектуры. – Видите, – обращался к присутствующим Зайцев, указывая на сиротливо стоящий в пыльном углу подрамник с остатками холста – наверняка они вырвали ценное полотно. Боюсь, что найти его уже не удастся. – А это еще что такое? – продолжали изумляться инспекторы, указывая на дверь времен Юсуповых. В нескольких сантиметрах от пола кто-то из строителей провел мелом черту с ремаркой: «Срезать». Оказывается, после укладки нового паркета пол поднялся, и ценная старинная дверь попросту не помещалась в проем. «Мало того что они нарушили требования реставрации, подняв уровень пола, – объясняет Зайцев, – так еще захотели распилить «болгаркой» дверь». Нынешний облик дома № 21 по Большому Харитоньевскому переулку режет глаз своей несуразностью. В фасад исторического особняка конца XVII века кто-то влепил современные окна из белого пластика. Удивленные странными метаморфозами, происходящими с юсуповскими палатами, жильцы соседних домов пожаловались в Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Инспекторов в Большом Харитоньевском уже ждали – здесь собрались москвичи, обеспокоенные откровенным уничтожением памятника. В руках у митингующих – плакаты, фотографии дома и гневные лозунги в адрес горе-реставраторов. Ошарашенная таким напором охрана особняка на всякий случай отказывается пропустить инспекторов в здание, ссылается на то, что объект находится на реставрации: «пускать сюда никого нельзя, чтобы ничего не разворовали». Чиновники пригрозили милицией – и охранники вынуждены были уступить. [b]Пластиковые окна вместо витражей из венецианского стекла[/b] Вопросы у экспертов возникли буквально с порога. В первом же из осмотренных залов вместо исторического напольного покрытия – бетонная стяжка. Один из дверных проемов строители расширили, уничтожив уникальный орнамент. В соседней комнате – склад строительных материалов: среди банок с красками пылятся антикварные напольные часы. Толстым слоем штукатурки покрыта кирпичная кладка позапрошлого столетия. На втором этаже заканчивается реставрация одного из залов: уже восстановлены старинные фрески со сценами охоты. «Реставраторы, занимающиеся восстановлением живописи, сработали нормально, – пояснил «ВМ» советник Росохранкультуры Андрей Никифоров, – однако некоторые рабочие внедряются в те конструктивные элементы, трогать которые им не разрешали». Внимание экспертов привлек пол. Раньше это был паркет XVIII века, сейчас его заменили на современный. Рабочие утверждали, что восстановить старый паркет не представлялось возможным, хотя, по словам побывавших здесь ранее экспертов, «сомнений в том, что он подлежит восстановлению, нет». По коридору, стены которого зачем-то выкрасили в желтый цвет, мы проходим в летний сад. Раньше он был остеклен витражами из венецианского стекла, теперь же везде – современные пластиковые окна и двери. Куда делись витражи, впрочем, как и паркет, никто не знает. «Наверное, их отправили на завод», – предположил один из рабочих. Но настоящий шок представители Росохранкультуры испытали, поднявшись на третий этаж. В одной из комнат раньше располагалась домовая церковь. Сейчас же все стены заштукатурены и замазаны краской. Лишь в одном месте можно различить проступающие сквозь краску черты святого лика. В одном из помещений – расписанный под гжель камин. Никто не озаботился тем, чтобы хотя бы укрыть его от пыли и краски. Тут же в углу пылится стопка картин. Неподалеку – старинный рояль. Реставраторы рассказывают, что рабочие использовали его как обычный верстак: распиливали на нем паркет. [b]«Хорошее дело»[/b] Подрядчиком проведения аварийно-восстановительных работ в здании, находящемся в федеральной собственности, является промышленно-строительная компания «БАМО». Тут же в особняке располагается и ее центральный офис. Пикантность ситуации заключается в том, что разрешение на проведение аварийных работ компания получила от Комитета по культурному наследию города Москвы. Но, как сказал корреспонденту «ВМ» глава Росохранкультуры Борис Боярсков, «в данном случае владелец палат сдал их в аренду, но не осуществлял должного контроля за ходом реставрационных работ. Те разрешительные документы, которые сейчас были предоставлены, находятся вне рамок нормативного поля. Этот факт – еще одно доказательство необходимости активиации работы по приведению в соответствие региональных законов в этой области с законами федеральными». Инспектор по зданию, представитель Москомнаследия Маргарита Иващенко так прокомментировала «ВМ» спорную ситуацию: «По действующему законодательству, мы имеем право выдавать разрешение на проведение реставрационных работ. Мы «ведем» этот объект уже более трех лет. Никаких нарушений мы не выявили. Если и были какието факты порчи исторических помещений, то все это было еще до начала реставрационных работ. Все витражи будут возвращены на место, а паркет не поддается реконструкции». Впрочем, глава комиссии Кирилл Зайцев с ней не согласен. По его мнению, работы ведутся без каких-либо разрешений. Причем, под видом аварий новосстановительных работ историческое здание полностью реконструируют: заменяют окна, дверные проемы, меняют полы, закрашивают стены в «офисные» цвета и т. д. Вчера же вечером в Росохранкультуре подписали акт о приостановке всех работ. Пока – временно, до получения согласований по всей технической документации и восстановления испорченных исторических деталей помещения. Кроме того, инспекторы намерены подсчитать урон, нанесенный Юсуповским палатам в ходе аварийно-восстановительных работ. Выяснять, какой именно ущерб был нанесен памятнику истории и архитектуры, специалисты Росохранкультуры будут в том числе с помощью художественного кино: два года назад здесь проходили съемки фильма «Тайны дворцовых переворотов». «Мы не согласны с претензиями комиссии, – заявил корреспонденту «ВМ» председатель совета директоров ОАО «БАМО» Мурад Мурадян. – Я им показываю бумаги, а проверяющие заверяют, что никаких разрешений на замену окон и проведение фасадных работ у меня не было. Это просто предвзятое отношение к объекту. Здесь будут располагаться офисы, а также залы для проведения встреч и симпозиумов ведущих российских ученых-аграрников. Мы делаем хорошее дело!» Хорошее ли это дело – решат в прокуратуре: туда, подсчитав ущерб, намерены обратиться чиновники из Росохранкультуры. [b]СПРАВКА «ВМ»[/b] [i]Комиссией Росохранкультуры в ходе проверки аварийных и восстановительных работ дома № 21 по Большому Харитоньевскому переулку (Юсуповский дворец) были выявлены следующие [/i]нарушения: [b]1[/b]. В результате несанкционированных работ произошло обрушение стен пристройки XIX века на северном фасаде. [b]2[/b]. Несанкционированно счищена штукатурка с полихромной окраской XIX века с парадного крыльца и каменной ограды с воротами во дворе здания. [b]3[/b]. В процессе произвольного оштукатуривания и окраски вышеозначенных объемов значительно усложнилось их воссоздание. [b]4[/b]. В результате несанкционированных отделочных работ на фасадной части крыльца и ограды внутреннего двора утрачены многочисленные объемные элементы декора, а неквалифицированное выполнение работ по восстановлению карнизов приводит к их обрушению. [b]5[/b]. Со стороны главного фасада устроена стеклопакетная конструкция, разрушающая эстетическое восприятие памятника в его историческом облике. В том же помещении сделана бетонная заливка перекрытия 1 и 2-го этажей с врубкой металлических конструкций в историческую кладку. [b]6[/b]. В восточной части дворца произвольно снесена постройка XIX века хозяйственного назначения (часть памятника). На ее месте соорудили двухэтажную мансардную постройку. [b]7[/b]. Причиной разрушения штукатурки и живописи послужила стихийная установка электроточек с проведением кабеля в парадных помещениях дворца. [b]8[/b]. Несанкционированно расширен внутренний дверной проем охотничьей комнаты первого этажа. В результате чего утрачена часть подлинного орнамента. [b]9[/b]. Демонтированы витражи наружного остекления окон дворца. Результат: деформация и разрушение декоративных переплетов из свинца. Уникальные витражные окна не представлены. [b]10[/b]. Нанесен толстый слой шпаклевки в коридоре 2-го этажа. В итоге часть подлинных изображений медальонов разрушена. [b]11[/b]. Несанкционированно удалено историческое напольное покрытие по всему 1-му этажу и сделана бетонная стяжка. В результате создаются неблагоприятные температурно-влажностные условия, что может привести к интенсивному разрушению кладки несущих стен дворца и утрате живописи. [b]12[/b]. Чердачное помещение сильно захламлено. В итоге отсутствуют продухи, скапливается конденсатная влага, развивается плесневой грибок. [b]13[/b]. Работы по восстановлению кровли парадного крыльца выполнены непрофессионально. [b]14[/b]. Наружные стены дворца после неквалифицированной реставрации уже обнаруживают шелушения, отслоения, частичные утраты (парадное крыльцо). [b]15[/b]. Несанкционированно ведутся отделочные работы в местах расположения настенной живописи по 1-му этажу дворца и домовой церкви князей Юсуповых на 3-м этаже. [b]16[/b]. Отсутствуют отреставрированные уникальные медные решетки отопительной и вентиляционной систем. [b]17[/b]. Контроль и регулирование температурно-влажностного режима не ведутся, что недопустимо на данном памятнике. [b]ДОСЬЕ «ВМ»[/b] [i]Палаты, построенные в конце XVII века дьяком Алексеем Волковым, считались его загородным двором. В то время переулок носил название Хомутовской улицы, потом – просто Хомутовкой, а до 1830-х годов – Хомутовского переулка. И лишь потом он получил имя Харитоньевского переулка (по церкви Харитония Исповедника). В 1727 году вернувший Москве звание столицы Петр II пожаловал эти палаты князю Г. Д. Юсупову, потомку нагайских ханов и подполковнику Преображенского полка (полковником считался сам император). С тех пор 190 лет этот дом был собственностью рода Юсуповых. При доме был флигель, где в 1801–1803 годах жила семья Александра Пушкина. Сегодняшнее здание состоит из двух первоначально самостоятельных частей, объединенных лишь в конце XVIII века. Несмотря на надстройки и изменения XVIII–XIX и ХХ веков, здание является уникальным образцом искусства русских «каменных дел мастеров».[/i]

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония