сб 19 октября 01:09
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Никакая финансовая подушка не поможет сохранить бюджетную стабильность в России»

«Никакая финансовая подушка не поможет сохранить бюджетную стабильность в России»

Накаляются страсти по Стабфонду

[i]Споры вокруг Стабилизационного фонда вспыхнули с новой силой. Очевидно, что чем ближе старт парламентских и президентских выборов, тем выше будет накал страстей по такому важному для граждан вопросу, как использование накопленных средств.[/i] [b]Уже накопили полтора триллиона рублей[/b] Для начала разберемся, что такое Стабилизационный фонд. Это средства, полученные за счет несказанно благоприятной для России конъюнктуры, сложившейся на мировом рынке энергоносителей. Пролившийся золотой дождь позволил аккумулировать в одной «емкости» огромные суммы. В 2004 году Стабфонд едва дотягивал до 500 миллиардов рублей, а по состоянию на 1 марта 2006 года объем «нефтяной заначки» уже перевалил за 1,5 трлн рублей. По заявлению вице-премьера Александра Жукова, к началу 2007 года средства Стабфонда превысят 2 триллиона, а к 2008 году составят 3 трлн рублей. Всех граждан, безусловно, интересует, как власти собираются распорядиться сверхдоходами от продажи нефти. Единого мнения на этот счет нет и в верхних эшелонах власти. В полемике, развернувшейся в кабинете министров, некоторые эксперты видят столкновение личных амбиций и говорят об обострении подковерной борьбы. Кто-то утверждает, что Михаил Фрадков «вовсе не хочет быть тихим и техническим премьером». Именно поэтому он при посредничестве заместителя аппарата правительства Михаила Копейкина ведет подкоп под главного хранителя средств Стабфонда, министра финансов Алексея Кудрина. Господин Кудрин, как часовой поста № 1, зорко следит за неприкосновенностью Стабфонда. Более того, воспринимает эту караульную службу как главную обязанность министра финансов. «Ни в коем случае, – внушает он, – нельзя тратить Стабфонд внутри страны». Стараниями Минфина России из средств Стабфонда уже выплачены многомиллиардные долларовые долги Парижскому клубу, Международному валютному фонду (хотя кредиторы особо об этом не просили), а Алексей Кудрин был признан лучшим министром финансов Европы. В сентябре 2005 года глава Минфина заявил, что считает нынешнюю экономическую политику «самой эффективной за последние 35 лет». На одном из недавних заседаний правительства обнаружились наделавшие немало шума результаты «самой эффективной» политики. Оказалось, что Минфин не справляется с задачей, которую поставил президент, – всеми силами удерживать инфляцию. Впервые за много лет инфляция в России, вопреки заверениям министра финансов, не снижается, а наоборот, идет в гору. За два месяца текущего года она выросла на 4 процента, что выразилось в заметном повышении цен. При таких темпах инфляция не только не удержится в рамках запланированных 8,5%, но обгонит прошлогодний уровень (10,9 процента). Не случайно премьер Михаил Фрадков во всеуслышание заговорил о профнепригодности министров экономического блока. Масла в огонь подлило заявление господина Копейкина о том, что нерациональное хранение Стабфонда приведет к его инфляционной «усушке» в объеме 600 млрд рублей. «Это безграмотное утверждение, – вспылил Алексей Кудрин. – Нет такого ущерба в 600 млрд рублей». В ходе дискуссии стали выяснять, где же хранятся средства Стабфонда и какой от них прок. Может быть, это такой же миф, как «золото партии»? Нет. Ведь тот же Копейкин в интервью «Независимой газете» со ссылкой на финансовое ведомство утверждает, что деньги Стабфонда лежат в рублевых активах на специальном счете в Центральном банке. И уточняет: «Пока они никуда не вложены. В течение двух лет операций со средствами фонда не производилось». Допустим, что это так, и наши деньги не переводились в зарубежные банки. Но и другой вариант, при котором полтора триллиона рублей лежат мертвым грузом, не лучше. Что же предлагает Михаил Копейкин? Средства Стабфонда, считает он, можно разделить на две части. Первую часть (две трети от объема фонда) разместить в долговые обязательства иностранных государств и денежные средства в иностранной валюте. Оставшуюся треть вложить в акции «надежных и устойчивых иностранных компаний, относящихся к категории «голубых фишек», не связанных с нефтяным бизнесом. Выработкой стратегии инвестирования средств Стабфонда, по мысли господина Копейкина, будет заниматься наблюдательный совет, куда войдут представители «профильных» структур – администрации президента, правительства РФ, Минфина и т. д. Доходы, полученные от размещения средств Стабфонда, зачисляются в федеральный бюджет, а часть их идет на пополнение самого Стабилизационного фонда. По сути, нам предлагается «норвежский вариант». Но тут есть «маленький» нюанс. В Норвегии, которая, к слову сказать, занимает третье место в мире по экспорту нефти и где живет 4,6 миллиона человек, средняя заработная плата не 200 долларов, как у нас, а 4500 условных единиц. И пенсия там не 25, а 70 процентов от заработка. А что стабилизирует наш Стабфонд – бедность и неуверенность в завтрашнем дне? Так, может быть, стоит уже сейчас поделиться хотя бы «хвостиком» от накопленных триллионов и направить часть средств «будущих поколений» на поддержку инвалидов, детей и стариков. Может быть, не стоит ждать, когда доходы от размещения средств Стабфонда вернутся в Россию окольным путем, через заграницу? Может быть, есть смысл какую-то часть нефтедолларов пустить в дело напрямую, минуя «надежных» иностранных посредников? В любом случае открыто заявленная позиция Михаила Копейкина – шаг вперед, чувствительный удар по господствующей в правящих либеральных кругах идеологии накопительства, когда «припрятывание заначки» превращается в самоцель. [b]Юрий Лужков против накопительства[/b] О серьезных пороках такой «бережливой» политики еще год назад весьма резко и убедительно писал в своей книге «Развитие капитализма в России. 100 лет спустя» мэр Москвы Юрий Лужков. Влиятельные оппоненты столичного градоначальника встретили выход книги молчанием. Однако высказанные мэром идеи пробивают себе дорогу и находят сторонников в самых разных слоях российского общества. Стабфонд, твердят Кудрин и его единомышленники, необходим стране на «черный день», когда рухнут мировые цены на нефть или будут изобретены другие, альтернативные, источники энергии. «Тогда уже на нашей нефти никто и никогда не заработает, – рисует мрачную картину министр финансов. – А мы заработали на пике высоких цен и сохранили эти деньги. Ими государство сможет воспользоваться тогда, когда посчитает нужным – хоть через год, хоть через десять лет». Блажен, кто верует. «Случись подобный кризис, – пишет в своей книге московский мэр, – никакая финансовая подушка не поможет сохранить бюджетную стабильность в России». При более или менее затяжном кризисе, считает Лужков, копившийся годами и столь ревностно охраняемый денежный запас будет в буквальном смысле поглощен, проеден. Круг замкнется. Стабилизационный фонд будет потрачен, но фундаментальные проблемы экономики никуда не денутся. Выпотрошенная копилка, с горькой иронией пишет столичный мэр, сыграет роль не лекарства, а болеутоляющего. Это суждения не мечтателя, сочинителя хитроумных макроэкономических схем, а реального политика, многоопытного хозяйственника, не понаслышке знающего почем фунт лиха. У Юрия Лужкова свой взгляд на то, как надлежит работать нефтедолларам из общенациональной «копилки». Мэр Москвы предлагает создать на базе нынешнего Стабфонда Фонд развития России. Можно использовать распространенную в мире практику, поясняет Лужков, когда создается не один, а два бюджетных фонда. Один играет роль антикризисной финансовой «подушки» бюджета, другой предназначен для целей развития. При этом если «накопительный» Стабфонд может оставаться в ведении правительства, то определение приоритетов и направлений использования Фонда развития следует передать специальному совету при президенте России. Сегодняшняя финансовая политика никак не устраивает Лужкова. «Такой бешеный Стабилизационный фонд – это омертвление средств, которые не направляются на развитие», – заявляет мэр столицы. И его позиция созвучна мнению большинства россиян. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному в 46 регионах страны, только 5 процентов наших сограждан считают, что средства Стабфонда трогать нельзя, что их следует сохранить как неприкосновенный запас на случай резкого падения цен на энергоносители. Люди не видят смысла в накоплении денег ради денег. Важнее, полагают они, вкладывать нефтедоллары в поддержку социальной сферы, в развитие экономики. Лишь 23 процента опрошенных поддерживают стремление правительства досрочно выплатить внешний долг за счет средств Стабфонда. Около 61 процента респондентов выступают за то, чтобы деньги фонда приносили пользу внутристраны. Сколько раз мэр Москвы со свойственной ему эмоциональностью призывал правительство вкладывать «лишние деньги» в сельское хозяйство, науку, образование. Иначе, считает Лужков, Россия «сначала превратится в сырьевой придаток Запада, а потом они нас прихлопнут». «Мы не допустим, – горячо говорил градоначальник, – чтобы Россия превратилась в страну, качающую нефть и газ. Мы будем бороться за то, чтобы наша страна была страной высочайшего уровня производства и высоких технологий». Москвичи поддерживают мэра. Услышал его и президент, провозгласив программу «инвестиций в человека». Теперь Юрию Лужкову важно достучаться до тех, кто формирует экономическую стратегию страны и убедить реформаторов в своей правоте.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?