пн 21 октября 08:31
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Год после краха: банки не вернули кредит доверия

Названы районы Москвы с самыми высокими зарплатами

Более 780 деревьев высадят на юге столицы

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Станцию «Коммунарка» оформят в стиле биотек

Илья Авербух: Третьего ноября Татьяна Тотьмянина выйдет на лед

Как понять, насколько чистая вода в вашей квартире

Бесплатные мастер-классы пройдут для детей в парках Москвы

Как прошла прогулка по столичной голубятне

Названы регионы с самым доступным газом для населения

Опрос установил, сколько россиян считают себя «жертвами перестройки»

Оксана Федорова показала купание супруга в ледяной воде

Поклонники оценили второй подбородок Андрея Малахова

Глава Роспатента назвал самое необычное изобретение в 2019 году

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Год после краха: банки не вернули кредит доверия

Августовский кризис 1998 года был самым сильным потрясением для постсоветской банковской системы

[b]Оправится она еще нескоро — на это потребуется не менее десяти лет, а затраты составят порядка 5% валового внутреннего продукта. С прошлого августа по июль нынешнего года разорились, утратили капитал 172 банка, в том числе свыше 20 «системообразующих», на которые ранее приходилось около половины активов и пассивов всех российских кредитных институтов.[/b] [i]Еще 321 банк имел признаки банкротства, и в отношении этих организаций встал вопрос об отзыве лицензий. Из 1573 банков осталось менее 1400. Их суммарный собственный капитал (без учета Сбербанка) сократился с 35 млрд. долл. до 1,6 млрд. долл. в марте 1999 года. Доля убыточных кредитных организаций возросла с 32 до 37,4%. Удельный вес проблемных банков в совокупных активах российской кредитной системы увеличился с 12,1 до 43,3%, во вкладах населения — с 12,9 до 58,5%, в обслуживании бюджетных средств — с 12,9 до 40,9%, в привлеченных межбанковских кредитах — с 15,7 до 78,3%. В разорившихся и проблемных банках зависли 11,3 млрд. руб. бюджетных средств, 25 млрд. руб. налоговых платежей, 5,9 млрд. руб. частных вкладов, 5,98 млрд. долл. средств предприятий. Долги российских банков перед нерезидентами составили 13 млрд. долл. Из-за кризиса произошел массовый перелив вкладов граждан из коммерческих банков в Сбербанк, которые увеличились в нем со 126,8 до 178,3 млрд. руб. в июне 1999 года.[/i] [b]Дефолт — стартер кризиса, а не его причина [/b] Главными причинами кризиса банковской системы стали нежелание и неумение кредитных организаций работать с реальным сектором, увлечение спекулятивными операциями, низкая профессиональная культура, которая намного уступала как советской, так и дореволюционной, большое количество злоупотреблений (недостоверная отчетность, махинации с платежными документами и расчетами, сокрытие прибылей, неуплата налогов...), слабый надзор со стороны ЦБ. Совсем не случайно банки не смогли воспользоваться преимуществами девальвации рубля в полной мере. Оживление экспортного и импортозамещающего производства после 17 августа расширило возможности для кредитования и инвестирования в реальный сектор. Но из-за низкой капитализации российские банки не смогли всерьез использовать этот шанс. Трудность для банков состоит и в том, что в России из-за неплатежей и обилия суррогатов немногие предприятия получают за продукцию и услуги «живые» деньги и, следовательно, могут брать, обслуживать и погашать кредиты. Отсутствует работоспособное вексельное и залоговое право, а также законодательство о банкротстве, что делает очень высокими риски при вложении капитала и кредитовании производства. В нынешнем году свыше половины прибыли банки получают не от заработанных доходов, а от курсовой переоценки валютных активов. Поэтому новая девальвация продлит статус-кво для финансовых рантье, но не сулит ничего хорошего в перспективе. Рано или поздно низкое качество валютных активов даст о себе знать. [b]Год прошел, а кризис не кончается [/b] Для российской экономики решение судьбы конкретных кредитных институтов, пусть даже в прошлом крупных, не так важно, как восстановление банковской системы, способной оказывать необходимые финансовые услуги. К сожалению, до этого еще далеко. Кризису в сфере банковских активных операций, например, пока не видно конца. Практически свернулись вложения в рублевые государственные и корпоративные бумаги, МБК, операции FOREX, взаимозачеты, а также участие в капиталах финансовых и нефинансовых структур, работа со средствами нерезидентов, активные операции за границей. Когда-то относительно надежным считалось банковское кредитование участников официальных и неофициальных финансово-промышленных групп (ФПГ). Их основательно потряс прошлогодний финансовый кризис, и многие ФПГ пожертвовали своими «системообразующими» банками, скинув на них основную часть убытков и долгов, лишили банки средств и лучших активов, выбросили на улицу менеджеров и персонал. Сужение активных операций привело к падению доходов — в среднем они сократились в 10—20 раз по сравнению с доавгустовским уровнем. Этим летом большинство банков зарабатывало на валютных гособязательствах, обслуживании экспортеров, импортеров и местных бюджетов, размещении средств на депозиты в Центробанке, межбанковском кредитовании членов «своих» группировок. В структуре ресурсной базы банков преобладают «короткие» деньги (средства населения, предприятий, организаций, бюджетов, векселя) и собственный капитал. До августа 1998 года главным внутренним резервом для развития банков служили вклады граждан. В первой половине этого года удельный вес депозитов населения в суммарных пассивах достиг 25% и превзошел долю предприятий. Но летом ситуация поменялась на противоположную. Этому содействовало то, что не был принят закон о страховании депозитов, падение реальных доходов населения на 50—60%, низкая норма частных сбережений (4—5% против 13—15% в начале 1998 года). Капитализацию банков не удастся нарастить, пока им не вернут долги заемщики, а сами банки не погасят задолженность перед нерезидентами. Пока не практикуется обмен долгов российских кредитных организаций на пакеты их акций. Мало надежд на поступление средств от крупных отечественных компаний, а также из федерального бюджета. Только энергетические и сырьевые компании-экспортеры осуществили денежные вливания в дочерние банки. [b]Возрождение банков начинается с реформы системы контроля [/b] Масштабы системного кризиса банковской сферы России в немалой степени объясняются кризисом надзора и регулирования со стороны ЦБ. Хотя он, надо отметить, после первого структурного потрясения в августе 1995 года активизировал работу над соответствующей нормативной базой. В 1997—1998 годах были внедрены пруденциальные нормативы, отвечающие требованиям Базельского комитета, ужесточены требования к организации новых коммерческих банков и достаточности капитала уже действующих. Были также разработаны правила внутреннего банковского контроля, усилен мониторинг за филиалами кредитных организаций. С начала 1998 года были введены новый план счетов, правила бухучета и формы статотчетности, сделавшие прозрачными операции банков. Однако все это не предотвратило банкротства многих кредитных организаций, в том числе и «олигархических». Августовский кризис прошлого года показал, что регулирование и надзор со стороны ЦБ носили поверхностный, формальный характер, и как контрольная инстанция он оказался неэффективным. Почти все коммерческие банки врали в своих отчетах, ухитряясь при этом проходить международный аудит. Слабы позиции ЦБ на местах, поскольку его территориальные управления очень сильно зависят от региональных властей, патронирующих местные банки. А несовершенство общего законодательства, зачастую не состыкованного с банковским и корпоративным, позволяет местным властям парализовать работу временных администраций, назначаемых в обанкротившиеся комбанки. Но самое худшее в сложившейся системе надзора — это полное отсутствие контроля над качеством временного банковского управления. А осуществляющие его высшие менеджеры значительно уступают по уровню квалификации руководителям и заместителям банков, но, как правило, — намного «круче» по части политических связей и коррупции в верхних эшелонах власти. Обанкротив очередной банк, эти управленцы спокойно пересаживаются в другой или с помощью заинтересованных компаний и высокопоставленных чиновников создают свой коммерческий банк. ЦБ ничего не может с этим поделать. Не может он противостоять и тому, что Кремль и партия власти оставляют проворовавшихся и обанкротившихся «профессионалов» во главе кредитных и коммерческих организаций, имеющих государственную долю, и даже готовы вернуть их в руководство самого Центробанка в преддверии парламентских и президентских выборов. [b]Лев МАКАРЕВИЧ, [/b] [i]эксперт Ассоциации российских банков[/i]

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Георгий Бовт

Как вернуть нажитое в СССР непосильным трудом

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина