сб 19 октября 05:57
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Георгий Мурадов: 90% инвестиций опасны для города

Георгий Мурадов: 90% инвестиций опасны для города

На чаепитии в редакции «вечерки» побывал руководитель Городского департамента международных связей

[b]«ВМ»: – Георгий Львович, хотелось бы в начале нашего чаепития услышать ваш рассказ о том, как вы стали, по сути дела, министром иностранных дел столичного правительства. Мурадов:[/b] – Я хотел бы поблагодарить за эту возможность повстречаться с вами, потому что коллектив вашей газеты очень дорог нашему департаменту, мы много лет сотрудничаем и наладили плодотворное и эффективное взаимодействие. Если вы не хотите, чтобы меня с работы преждевременно уволили, лучше не называйте меня министром иностранных дел московского правительства – я руководитель Департамента международных связей, и далеко не все руководители департаментов у нас имеют ранг министров. В своем нынешнем виде департамент существует с 2000 года, и в феврале пошел седьмой год, как я работаю его руководителем. Юрий Михайлович пригласил меня на эту работу, когда я был послом на Кипре, а до этого я практически всю свою жизнь трудился в Министерстве иностранных дел. В МИДе я прошел все ступени, начиная от референта еще при Громыко и заканчивая послом. Но при Громыко работать было полегче: когда я пришел в МИД, мне – молодому сотруднику – начислили зарплату в 140 рублей, вполне приличные деньги по тем временам. Сейчас я с трудом уговорил своего сына пойти работать в МИД после МГИМО – ему начислили зарплату в 4,5 тысячи рублей, и ему ее не хватает даже на обеды. При Громыко директор департамента МИД получал в три раза больше референта, сейчас – в десять раз больше. [b]«ВМ»: – Департамент международных связей в момент вашего прихода туда и сейчас – насколько велика разница? Мурадов:[/b] – Департамент международных связей за шесть лет несколько вырос, обрел новые функции. Когда я пришел на эту работу, международные связи Москвы ограничивались двусторонними отношениями с традиционными городами-партнерами из дальнего зарубежья. Постепенно в состав департамента вошло управление СНГ (раньше оно входило в комитет региональных связей) и управление по работе с соотечественниками за рубежом. Причем соотечественниками департамент занялся в тот момент, когда на федеральном уровне был провал в этой работе, правительственная комиссия не собиралась, органа власти, который вел бы эти вопросы, не существовало. И чтобы соотечественники не оказались абсолютно брошенными, их судьбами в тот момент активно занялось правительство Москвы. Тогда же была принята первая среднесрочная программа поддержки соотечественников за рубежом. И еще одно новое подразделение в департаменте – это отдел экономического сотрудничества, который занимается крупными экономическими проектами города за рубежом, такими, как Дома Москвы. [b]Карикатурами нас не задело «ВМ»: – Как коснулся карикатурный скандал вашего департамента? Пришлось ли вам вести какую-то разъяснительную работу с партнерами из стран с преимущественно мусульманским населением? Мурадов: [/b]– Напрямую карикатурный скандал нас, по счастью, не коснулся. В Москве ничьи посольства не громили – органы власти города имеют отношение к обеспечению безопасности посольств. Карикатуры ведь очень долго оставались незамеченными, они – лишь последняя капля в достаточно вызывающем, с моей точки зрения, отношении западных стран, и в первую очередь, США, к мусульманскому миру. Несмотря ни на какие протесты, в том числе со стороны России, Германии и Франции, была начата война против Ирака – никаких международно-правовых оснований для этой войны не было. [b]«ВМ»: – Но экономические-то интересы были. Мурадов:[/b] – Если мы будем расценивать экономические интересы в качестве повода к войне, то тогда все сильные державы должны поработить слабые. Слава богу, пока до этого не дошло. Нынешние угрозы в отношении Ирана – это проявления того же самого отношения. При этом забывается, что МАГАТЭ не в отношении избранных стран должно действовать, а в отношении всех. Почемуто у этой организации не возникает вопроса о ядерных программах Израиля. Так что у Ирана, который требует по отношению к себе того же отношения, что и к другим, есть своя логика. Да и кампания непризнания итогов выборов в Палестине сыграла свою роль. Мусульманский мир почувствовал, что ему в очередной раз стучат кулаком по столу, и последней каплей для него было известие об этих карикатурах. [b]«ВМ»: – Я согласен, что накануне войны с Ираком Европа отнюдь не была единой, у этой войны было много противников на континенте. Но во время карикатурного скандала общественное мнение Европы оказалось монолитным: «У нас здесь Европа, и мы будем публиковать что хотим и как хотим». Мурадов:[/b] – Для европейцев, как, наверное, и для подавляющего числа русских людей просто дико, что из-за какого-то рисунка можно устраивать погромы посольств. Но есть огромная пропасть в менталитете, понимание психологии других людей подчас просто отсутствует. Я как православный человек тоже многого не понимаю в психологии других конфессий и обществ, но я точно знаю, что надо уважать чужое мнение. [b]Буш будет бомбить Иран «ВМ»: – Так все-таки как будет развиваться ситуация вокруг Ирана? Мурадов:[/b] – Мое личное мнение состоит в том, что американцы все-таки будут бомбить Иран. Иран в военном смысле вряд ли сможет этому что-нибудь противопоставить, поэтому он будет действовать иными способами, которыми может действовать – диверсиями, чтобы ни одному американцу в мире спокойно не жилось. Это единственное, что слабое государство может противопоставить мощному. Такое развитие событий еще больше накалит обстановку в мусульманском мире, может быть, сделает ее неконтролируемой. И я считаю, что наше государство поступает очень правильно, что берет на себя посреднические функции – мы граничим с мусульманским миром и первыми же падем жертвой конфликта, если не изберем достаточно нейтральную, удаленную от обеих сторон линию. [b]«ВМ»: – А как вы считаете, после того, как Буш перестанет быть президентом, ситуация нормализуется? Американцы уйдут из Ирака, Афганистана? Мурадов:[/b] – Уйти им оттуда – раньше или позже, но все равно придется. Но быстрый уход для них непрост и очень опасен. Американцы настолько дестабилизировали ситуацию в Ираке, который предыдущий режим худобедно держал как единое государство, что теперь эта страна расколота на три части и находится на грани гражданской войны. Если иностранные войска перестанут сдерживать боевиков из конфликтующих между собой группировок, эта война будет очень кровопролитной. Ирак сейчас является, помимо всего прочего, гнездом для террористических группировок,и борьба с ними будет куда более сложной и длительной, чем борьба с Саддамом Хусейном. С Афганистаном ситуация лучше, войска оттуда, видимо, американцам можно будет вывести в обозримом будущем – хотя и там задача поимки Усамы бен Ладена не выполнена. Так что я бы очень хотел надеяться на нового «доброго американского президента», но мне мыслится другой прогноз развития международной обстановки. [b]«ВМ»: – Аналитический отдел вашего департамента занимается исследованиями о перспективах будущих президентских выборов в США? Мурадов:[/b] – Нет, это не наша задача. Аналитический отдел занимается теми вопросами, которые актуальны для связей города, интересны с городской точки зрения, прежде всего. Вот ситуация в Грузии, например, нам интересна, потому что у нас есть и соглашение с правительством Грузии, и сотрудничество в гуманитарной области с Абхазией и Южной Осетией. Нас интересуют выборы на Украине или в Крыму – там есть наши партнеры, в том числе наши подшефные на Черноморском флоте. Исследование внутриполитической ситуации в США нас не очень интересует. [b]Не все инвестиции одинаково полезны «ВМ»: – В вашу бытность послом на Кипре это островное государство было одним из основных зарубежных инвесторов в московскую экономику... Мурадов:[/b] – И остается им. [b]«ВМ»: – Но за прошедшие шесть лет, очевидно, изменилась и структура инвестиций, и приоритеты самого города – какие инвестиции ему нужны, а какие уже не нужны? Мурадов: [/b]– Вы правы в постановке этого вопроса. Раньше инвестиционная составляющая по прямым инвестициям была гораздо больше, чем сейчас. Раньше была гораздо больше и составляющая по портфельным инвестициям. Сейчас мы имеем предварительные данные по структуре инвестиций 2005 года: объем инвестиций вырос не на 10%, как мы рассчитывали, а на 40% и достиг 25 миллиардов долларов. Эта цифра сохраняет и даже укрепляет Москву на лидерских позициях среди всех крупнейших городов мира по привлечению инвестиций из-за рубежа. Но при этом ухудшается структура инвестиций, и это не может не беспокоить. Самые нужные инвестиции – прямые инвестиции в промышленность, в отрасли экономики, где они остаются, их долянеуклонно и быстро сокращается. [b]«ВМ»: – В процентном или абсолютном значении? Мурадов:[/b] – В процентном. В абсолютном она более-менее сохраняется такой же. У нас сейчас свыше 80% по 2004 году и около 90% по 2005-му так называемых «прочих» инвестиций, куда прежде всего относятся товарные кредиты. То есть сами иностранцы кредитуют поставки своих товаров на московский рынок, а потом сами возвращают эти деньги. Срок таких инвестиций очень невелик – три, шесть месяцев, а основной смысл – продвижение своих собственных товаров на московский рынок. А Москва, как емкий рынок, поглощает их, и вал все нарастает. В то же самое время инвестиции в промышленность остро нужны городу, а их объем не увеличивается, потому что возвращать их достаточно долго. Более-менее сохраняется приличный уровень инвестиций по пищевой промышленности – там они быстрее окупаются. А вот в машиностроение инвесторы идут крайне слабо. [b]«ВМ»: – И в результате этого перекос по экспорту-импорту. Мурадов:[/b] – Да, складывается абсолютно неприемлемая ситуация, когда московский экспорт стагнирует – за шесть лет он вырос 9 до 10 миллиардов долларов – а импорт с тех же 9 миллиардов вырос до 25 миллиардов в 2004 году. Уже в 2004-м было троекратное превышение импорта над экспортом, сейчас оно еще выше, и это очень опасная ситуация. [b]«ВМ»: – А как Москва может выправить свой баланс внешней торговли? Мурадов:[/b] – У нас по-прежнему спрашивают товары, которые мы традиционно производили для наших партнеров в республиках СНГ и в странах третьего мира. Продукция московской промышленности, от тяжелой до кондитерской, в свое время активно шла на экспорт, а теперь даже коробки конфет «Красный Октябрь» за пределами России не сыщешь. ЗИЛы спрашивают до сих пор, а вы попробуйте на ЗИЛе получить что-нибудь. Там требуют предоплату за три месяца, а так современный рынок не работает. И так во многих отраслях. [b]«ВМ»: – Но ведь и в самих странах СНГ, когда туда со своей продукцией пытаются прорваться московские предприятия, на их пути создается масса проблем... Ваш департамент оказывает помощь в таких ситуациях московскому бизнесу? Мурадов:[/b] – Деньгами мы помочь, конечно, не можем. А тот же самый ЗИЛ, когда заходит речь о поставке грузовиков, к примеру, в Киргизию, сперва требует от правительства города кредит, на который он бы произвел продукцию и поставил бы их. А правительство отвечает: «А мы вам уже столько кредитов давали...» Но, признаюсь, когда тот же самый ЗИЛ опасается, что он поставит машины, например, в Киргизию, а денег за них может и не получить, я его очень хорошо понимаю – в Киргизии сейчас ситуация сложная. А вот в Казахстане, например, крепкое правительство, которому есть чем платить. Так что советом – куда направить свои усилия, с кем проводить переговоры – департамент помочь может. И помогает. [b]Москвичи не хотят подметать свой город «ВМ»: – Занимается ли ваш департамент вопросами формирования миграционной политики города? Мурадов: [/b]– Этими вопросами занимается другой орган исполнительной власти – тот же, который работает с национальными диаспорами в Москве, и это правильно. Что касается нашего департамента, у нас вопросы миграции довольно часто всплывают во время переговоров с партнерами из СНГ. Например, когда шли переговоры с Молдавией, руководство этой страны поднимало вопрос о легализации трудовых мигрантов-молдаван, для них был создан даже специальный информационный центр. [b]«ВМ»: – Но как лично вы относитесь к проблеме миграции? Мурадов:[/b] – Я вижу, что в обществе нарастает недовольство мигрантами. Но давайте подумаем, что будет с Москвой, если мы эту тревожащую большинство населения проблему вдруг возьмем и решим, выслав всех мигрантов из города. А ведь у нас некому работать на общественном транспорте, на тяжелых строительных работах, в торговле и во многих других отраслях – и мы на официальной основе приглашаем в город полмиллиона человек. Предположим, их нет: остановится строительный комплекс, встанет общественный транспорт, опустеют рынки. Москвичи не идут торговать на рынки – эксперименты ставили, рыночные площади освобождали от приезжих, но не нашли никого, кто бы пошел туда торговать из москвичей. И я еще не говорю о дворниках... Надо быть реалистами: мы не готовы заполнить эти рабочие места своими силами. А раз не готовы, то требовать изгнания мигрантов – это популизм чистой воды, не более того. [b]«ВМ»: – Когда говорят о мигрантах, тут же вспоминают про соотечественников... Мурадов:[/b] – С одной стороны, соотечественники не очень хотят ехать на черные работы, на которые едут таджики, – носить цемент и так далее. У нас соотечественники в странах СНГ – это, как правило, квалифицированная сила – инженеры, учителя, врачи. [b]«ВМ»: – А разве в них государство не заинтересовано? Мурадов:[/b] – Получается, что совсем не заинтересовано. У меня есть масса примеров, когда соотечественники приезжают в Россию, но за ними продолжает числиться гражданство покинутой ими страны – например, Казахстана, с которым они мыкаются, но никак не могут добиться российского гражданства. Их посылают в Казахстан собирать документы, с которыми они затем должны прийти в российское посольство в Казахстане, а ему там жить-то негде уже пятнадцать лет. [b]Одним – аттестаты, другим – стипендии «ВМ»: – Но ведь работа с соотечественниками – одно из основных направлений деятельности вашего департамента... Мурадов:[/b] – С теми, кто проживает за границей, – да. Мы стараемся поддерживать с ними культурные связи, защищать их права. Очень хорошо работает программа «Московский аттестат» – это программа для тех детей соотечественников из стран СНГ, которые затем хотят учиться в московских вузах. Это программа дистанционного образования – через интернет школьники общаются с московскими учителями из 548 школы, выполняют задания по российским программам, а потом сдают очные экзамены. Москва предоставляет им на время сдачи экзаменов общежитие, оплачивает проезд – и потом 90% ребят из программы «Московский аттестат» спокойно поступают в московские вузы на бесплатное отделение. Этот аттестат им дает такое право, потому что по-иному из-за рубежа попасть на бесплатное отделение нельзя. Есть еще программа «Стипендии мэра Москвы» – до последнего времени она работала в странах Балтии, теперь расширяется и на Молдавию, Армению и Азербайджан. Там поддержка оказывается не только самим студентам, которым выплачивается стипендия – например, 50 долларов в месяц, но и вузам. Москва оплачивает обучение студентов в Балтийском славянском университете, и университет сохраняет преподавание на русском языке, потому что в Латвии государство напрочь отказывается ему помогать, а только создает для него проблемы. [b]«ВМ»: – То есть вы все-таки рассматриваете соотечественников как некий трудовой резерв Москвы? Мурадов:[/b] – Не только. Мы на наши деньги принимаем в Москве сотни соотечественников-ветеранов, чтобы провести им сложные, дорогостоющие операции. Организации соотечественников мы предупредили сразу, что будем приходить на помощь только в критической ситуации. Практически по всем странам СНГ выдается материальная помощь участникам обороны Москвы в Великой Отечественной войне. И еще мы оказываем помощь соотечественникам в самоорганизации – создаем условия для консолидации уже существующих организаций соотечественников. К счастью, уже два с половиной года существует Международный совет российских соотечественников, с которым мы активно сотрудничаем, а он разворачивает по всему миру большую работу. Его аккредитовывают при Евросоюзе, президент МСРС граф Шереметев уже выступал в Европарламенте, ведет переписку с европейскими структурами по защите прав соотечественников. Недавно он во главе делегации МСРС ездил в Азербайджан, где его принимал президент Алиев. Это способствовало консолидации российской диаспоры, что привело к избранию на парламентских выборах ряда русскоязычных депутатов, включая Михаила Забелина, главу Русской общины в Азербайджане. Такие достижения очень важны, потому что дают соотечественникам политические инструменты, при помощи которых они могут отстаивать свои интересы. [b]Шанхайский штопор для московских пробок «ВМ»: – В функции вашего департамента входит изучение зарубежного опыта городского управления и других сторон жизни города? Например, не было ли попыток внедрить в Москве двухэтажные автобусы? Мурадов:[/b] – Конечно. Можно очень долго перечислять, что было внедрено в Москве из подсмотренного за границей. Это и система утилизации мусора, и низкопольные средства транспорта… Что касается двухэтажных автобусов… почему бы и нет? В городе должно быть какое-то разнообразие, и если по каким-то маршрутам будет ездить десяток двухэтажных автобусов, ничего плохого в этом не будет. В городе должно быть все, чтоб было из чего выбрать, должно быть разнообразие: если человеку нравится ездить двухэтажным автобусом, пусть у него будет такая возможность. [b]«ВМ»: – А есть ли еще подсмотренные идеи по решению транспортной проблемы? Ведь за время вашей работы количество машин в городе выросло на миллион как минимум. Мурадов:[/b] – На 800 тысяч. В 2000 году было 2 200 000, сейчас говорят о 3 000 000. То есть такого скачкообразного роста, как во второй половине девяностых, когда с трехсот тысяч скакнуло до двух миллионов, нет. Но проблема все равно острейшая: с таким резким ростом числа транспортных средств не сталкивался ни один город мира. Абсолютно нормализовать эту ситуацию не удастся, улучшить – можно, но только не мгновенно, а за несколько лет. Как это сделать? Есть масса вариантов из международного опыта. Очень интересный опыт применен в Шанхае в свое время: там определили предельное число автомобилей в городе. И теперь полицейские власти города могут выдать новому автовладельцу только те номера, которые вышли из обращения. Свободные номера выставляются на конкурс, где их покупают, и теперь сложилась такая ситуация, что свободный номер может стоить дороже, чем сама машина. [b]«ВМ»: – Вряд ли в Москве будет такой же результат. Мурадов:[/b] – Что ж, можно остановиться и на десяти миллионах машин. Но именно остановиться – в буквальном смысле этого слова. [b]НА ФОТО 2: [/b] [i]Вхождение мэра Москвы в клуб мэров главных европейских столиц М4 – крупный международный успех нашего города. Бургомистр Берлина Клаус Воверайт в феврале принял мэра Лондона Кена Ливингстона, мэра Москвы Юрия Лужкова и мэра Парижа Бертрана Деланоэ у себя в городе (на фото слева направо) [/i]

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?