пт 18 октября 14:51
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Долгий путь в гору

Долгий путь в гору

20 лет назад началось строительство мемориала на Поклонной

[b]Сегодня Центральный музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе празднует свое 20-летие. Хотя музей и был создан в 1986 году, он открыл свои двери для посетителей лишь в 1995 году, в год 50-летия Победы. Но что удивительно, идея создания Мемориала Победы возникла еще в 1942 году, задолго до дня водружения Красного знамени на Рейхстаге. «Вечерней Москве» удалось разыскать уникальные архивные материалы с эскизами неосуществленных проектов Мемориалов Победы.[/b] О Поклонной горе тогда даже не шла речь: ради увековечивания подвига советского народа архитекторы предлагали освободить Красную площадь от лишних строений и даже передвинуть Исторический музей. [b]Идея витала в воздухе[/b] После разгрома немцев под Сталинградом в 1942 году в победе над фашистами никто уже и не сомневался. Именно тогда и появились первые идеи о монументальном увековечивании подвига советского народа. Причем понять, кто первый предложил создать такой памятник, практически невозможно: идея буквально витала в воздухе. Письма с предложениями, проектами и планами отправляли Сталину не только деятели культуры и архитекторы, но и простые рабочие, инженеры. Союз архитекторов СССР объявил первый «Товарищеский смотр» (конкурс) на создание Памятника Победы в 1942 году. Затем едва ли не ежегодно подобные конкурсы объявлялись вновь. Идея трансформировалась по ходу: памятники превращались в мемориальные комплексы, Дворцы победы – в Пантеоны, аллеи Славы – в парки. Первое документальное упоминание о работе над памятником Победы историкам удалось обнаружить в письме архитектора Бориса Иофана Иосифу Сталину и Вячеславу Молотову, датированном 18 февраля 1943 года. «Очень хочется, чтобы в дни юбилея РККА ([i]25 лет[/i]. – [b]«ВМ»[/b]) Вы просмотрели нашу работу, проделанную творческим коллективом Дворца Советов ([i]колоссальное здание в 100 этажей, которое должно было увенчаться 100-метровой фигурой В. И. Ленина, начали строить в 1931 году на месте взорванного храма Христа Спасителя, но приостановили строительство в 1941 году[/i]. – [b]«ВМ»[/b]) в 1942 году по проекту Дворца, в которой мы попытались отразить героическую борьбу Красной Армии и советского народа в дни Великой Отечественной войны. Просим выставить в Кремле к 23 февраля перспективы и модель Дворца для Вашего осмотра». В апреле 1944 года группа деятелей культуры, среди которых скульптор Вера Мухина, художник Константин Юон и композитор Дмитрий Шостакович, обращаются к Сталину с идеей создания Пантеона Славы – к первому десятилетию все еще не состоявшейся победы над фашизмом: «Пантеон Славы нам мыслится как величественное здание, возвышающееся в столице нашей Родины. Сочетание мрамора и красок, бронзы и слова должно стать выразителем героических образов и дел. Строгий по формам и монументальный по размерам Пантеон Славы будет создан нашими лучшими архитекторами, художниками и скульпторами. …Грандиозный памятник доблести и чести как истинно народный памятник будет воздвигнут народами СССР на свои средства ([i]так оно впоследствии и произошло – деньги на строительство Мемориала на Поклонной горе собирались всем миром[/i]. – [b]«ВМ»[/b])». В августе 1944 года лауреат Сталинской премии Иван Кошечкин предлагает в письме вождю целую программу «увековечивания героики Отечественной войны», для чего необходимо создать при Совнаркоме одноименный Комитет. Он конкретизирует идею: «создание в городах монументов, памятников, достойных времени, типа Мавзолея В.И.Ленина, Стены коммунаров (Париж), Гранитных глыб Марсова поля (Ленинград) или даже Могилы Неизвестного Солдата (в другом значении и форме)». [b]Сталин из нержавеющей стали[/b] В программах архитектурных конкурсов 40-х годов выбор места установки монумента определял сам автор, но с обязательным условием придерживаться «генерального плана, а также существующей или предполагаемой городской застройки». Поэтому многие архитекторы в качестве симметричного ориентира выбирали либо Красную площадь, либо Дворец Советов. Инженер-конструктор Абрамов предлагает в апреле 1944 года Сталину свой проект сооружения флаг-башен. «Флаг-башни должны быть построены во всех столицах советских республик, а в Москве сооружена главная флаг-башня Союза ССР. Размеры этих башен должны колебаться от 50 до 350 метров. На флагштоках всегда должен реять Государственный флаг Союза ССР. В дни исторических дат, героических событий, народных празднеств на флагштоках должны будут подниматься специально разработанные красочные знамена. …Флаг-башня представляет собой пирамидальный стилобат из двух ярусов лестниц, подходящих с четырех сторон к постаменту. Композиционным центром постамента является статуя товарища Сталина высотой в 40 метров из нержавеющей стали». Инвалиды Отечественной войны Ленинского района Москвы предлагают Сталину в мае 1944 года свой проект памятника-парка «Героика отечественных войн». Парк площадью 400–500 гектаров, по замыслу инвалидов, должен быть расположен в районе подмосковных Химок и состоять из девяти тематических зон. В центре парка инвалиды предлагают соорудить грандиозный монумент высотой 200-–250 метров, увенчанный статуями Ленина-Сталина. У инвалидов грандиозный размах: парку нужна своя электростанция, «эстакадная железная дорога с перронами, эскалаторами, лифтами», в его состав надо включить Химкинский речной вокзал. На территории парка, кроме монументальных сооружений, будут театры, цирки, полигоны, стрельбища, конюшни, фабрики-кухни, танцплощадки, автомастерские, издательство и здравница-санаторий. [b]До основанья, а затем...[/b] Архитектор Мушегян в мае 1944 года посылает Сталину свой грандиозный проект: «Для расположения памятника Красная площадь должна быть расширена путем сноса зданий, потерявших значение для Москвы». Мушегян предлагает построить на освободившемся месте гигантскую многоступенчатую пирамиду, увенчанную 22метровой «богатырской гранитной фигурой советского воина». Под памятник и музей архитектор отдает целый квартал ([i]предположительно тот, где расположены ГУМ и Гостиный Двор[/i]. – [b]«ВМ»[/b]). «Участок Памятника Победы совпадает с центром города. Вокруг него создается новая кольцевая магистраль (по счету первая в системе колец в Москве)». На месте здания Исторического музея, «своей громоздкой массой подавляющего и мешающего движению, – соорудить триумфальную Арку Победы, под которой победители будут проходить на площадь в дни советских праздников». Кстати, как пояснили «ВМ» в Музее архитектуры им. Щусева, строительство триумфальной Арки Победы на месте Исторического музея было практически решенным делом. Все остальные проекты создавались без четкой привязки к месту – авторы лишь предлагали варианты. К встрече воинов-победителей готовятся и другие архитекторы. 31 декабря 1944 года, когда страна уже дышит грядущей победой, Борис Иофан идет к вождю с новой идеей – эскизом монумента для торжественной встречи победоносных частей Красной Армии и Военно-Морского флота. «Шестнадцать пилонов, по числу союзных республик, завершенных венком славы. В центре воздвигается пятигранная колонна, завершенная скульптурой «Фронт и тыл». Скульптура представляет собой композицию из красноармейцаи рабочего со знаменами Победы на фронтах и в тылу. На знаменах – барельефы Ленина и Сталина». Иофан тоже предлагает поместить свой проект на место Исторического музея, правда, последний, по его замыслу, лишь передвигается на Никольскую улицу. Замахнулись на здание чудом выжившего музея и ленинградцы – инженеры-проектировщики Скрипник и Петров. На его место они мыслили такой монумент: «На вершине грандиозной 24ступенчатой лестницы, на большом постаменте расположен гранитный Утес, являющийся символическим изображением нашего Советского Многонационального Государства. Утес состоит из 16 отдельных гранитных глыб, обозначающих 16 республик. …Впереди Утеса с протянутой рукой изображена мощная динамическая фигура товарища Сталина. …Из гранитного Утеса вырывается мощный советский танк. На танке изображены три фигуры: в центре – воин, слева – рабочий и справа – крестьянка». Красную площадь оставили в покое лишь после войны. Поняв, что Сталину не очень нравится идея разрушать до основания исторический центр, архитекторы стали «отползать» – сначала на Софийскую набережную, напротив Кремля, а затем – и на окраины Москвы. В начале 50-х многочисленные проекты Пантеонов Славы все как один архитекторы мыслили на Ленинских горах. Правда, после смерти Сталина эта идея была видоизменена: в Москве стали подыскивать место уже для Пантеона Вождей, куда перенесли бы тело Ленина и положили бы тело Сталина. Красная площадь опять рассматривалась как плацдарм для монументального строительства, но, с развенчанием культа личности, идея была похоронена. К тому же все проекты пантеонов как один были классических форм, что «не соответствовало духу соцреализма». В июне 1955 года к теме памятника Победы вернулся маршал Георгий Жуков. «За 10 лет, прошедших после Великой Отечественной войны 1941–45 годов, у нас в стране не было создано ни одного значительного памятника, который отобразил бы великие подвиги советского народа и его армии, совершенные в борьбе с фашизмом за свободу и независимость нашей Родины, достойно увековечил бы память погибших воинов, и служил символом воспитания народа, особенно молодежи, на славных боевых традициях Советских Вооруженных сил», – обратился он с секретным письмом в ЦК КПСС. И предложил срочно соорудить соответствующие задаче памятники в Москве, Ленинграде, Одессе, Сталинграде и Севастополе. [b]Памятник трудной судьбы[/b] В 1956 году наконец-то утверждено место сооружения памятника в Москве – Поклонная гора. Тогда же Министерство культуры принимает решение об очередном конкурсе на лучший проект мемориала: он должен пройти с октября 1957 года до апреля 1958 года. Победителю обещана премия в 50 тысяч рублей. Сам мемориал должен быть построен в 1958–1960 годах. 23 февраля 1958 года на Поклонной горе заложили первый камень в основание Памятника Победы. Но ни один из представленных на конкурс 150 проектов жюри не удовлетворил. То же самое случилось в 1960 году. Лишь в 1963 году был принят проект Евгения Вучетича, который, правда, требовалось доработать. Отредактированный проект в 1967–70 годах, по инициативе Политбюро ЦК КПСС, а также министра культуры Екатерины Фурцевой вновь переехал – правда, лишь на бумаге – на Софийскую набережную. «Проектирование затянулось, а затем и полностью прекратилось из-за кончины автора», – отмечается в 1965 году в секретной записке Минкульта. Следующий проект, созданный под руководством скульптора Николая Томского – был принят в середине 80-х, но вскоре развенчан при публичном обсуждении. Тем не менее в 1986 году началось строительство Музея Великой отечественной войны, но до памятника руки так и не доходили. Мосгорисполком и ЦК КПСС заваливали гневными письмами ветераны и деятели культуры: монументы построены в Волгограде, Киеве, Минске, Севастополе. Стыдно Москве до сих пор не иметь должного мемориала. В 1989 и 1990–91 годах проходят очередные конкурсы – результата нет. В мае 1990 года председатель Моссовета Гавриил Попов и председатель Исполкома Моссовета Юрий Лужков обращаются к президенту СССР Михаилу Горбачеву с идеей переноса памятника Воину-освободителю Евгения Вучетича из Трептов-парка в Берлине в Москву. Но и эта идея отвергается: памятник проектировался под конкретное место, к тому же это может вызвать крупный международный скандал, да и для имиджа страны-победителя негоже. «Стройплощадка-памятника Победы представляет жуткое зрелище: рабочих на стройке нет, повсюду разбросаны строительные материалы и изделия, здание музея протекает – не завершены кровельные работы, стройка не охраняется – воруют днем и ночью. Стены зала художественной галереи Великой Отечественной войны осквернены политическими и порнографическими надписями и рисунками, а по ночам здесь бандитские притоны», – так описывает Поклонную гору в октябре 1990 года в письме к Горбачеву один из авторов проекта, архитектор Анатолий Полянский. И просит даже не денег, а строителей: «Ведь достаточно 500–700 постоянно работающих военных строителей в течение 2–2,5 лет, и памятник Победы будет завершен, тем более что материалы и деньги имеются». В июне 1991 года появляется постановление Кабинета министров СССР, где находятся и строители, и грузовики, и природный камень из Армении и Узбекистана, кондиционеры с Украины и мореный дуб из Белоруссии. Мемориал должен быть завершен в 1994 году и торжественно открыт в 1995 году, в год 50-летия Победы. СССР приказал долго жить в декабре 1991 года. Природный камень, кондиционеры и мореный дуб, судя по всему, остались там, где были. Но мемориал на Поклонной горе все-таки завершили к 50летию Победы – уже силами московских властей: в конце мая 1992 года Юрий Лужков взял строительство в свои руки. Проект-неудачник, многократно видоизмененный, так и не признанный властями и общественностью, с невероятной скоростью доработал и расцветил Зураб Церетели. Кроме музея и памятников героям войны там построили православный храм, синагогу и мечеть. Сейчас возводится буддийский храм, в планах – украинская и армянская церкви. Поклонная гора, пусть и спустя более чем полвека с момента возникновения идеи, все-таки стала главным в России мемориалом героям Великой Отечественной войны. [b]При подготовке использовались материалы сборника «Памятник Победы» под редакцией Н. Г. Томилиной и каталога выставки «Берлин–Москва: 1900–1950 годы», прошедшей в 1995–96 годах. Иллюстративные материалы предоставлены Государственным музеем архитектуры имени Щусева и публикуются в СМИ впервые.[/b] [b]На илл.: [i]Нынешнюю роль Поклонной горы могла бы сыграть Софийская набережная. «Проект памятника героям ВОВ», Николай Колли, 1943 год.[/b][/i]

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит