вс 20 октября 06:53
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Константин Боровой: Ко всему прочему я председатель партии

Константин Боровой: Ко всему прочему я председатель партии

Неисправимый рыночник Константин Боровой считает, что с уходом Примакова «ужас кончился»

[i][b]Константин Боровой [/b]— приверженец либеральных взглядов в политике. Приобрел популярность в начале 90-х как ярый сторонник рыночных реформ. Придерживаясь позиции интеграции с мировым экономическим сообществом, нажил себе немало противников. Но это не заставило его отказаться от своих взглядов. Сегодня Константин Натанович отвечает на вопросы «Вечерней Москвы». [/i] [b]— Как вы считаете, что мешает нашей экономике культурно развиваться? [/b] — Главная экономическая проблема состоит не в кредитах МВФ, не в налоговых законах, а в том, что не развиваются рыночные структуры. Не открываются новые предприятия, не создаются условия для развития бизнеса. На Западе один из важнейших экономических параметров состоит в том, чтобы увеличивать количество новых предприятий, рабочих мест. Когда их становится слишком много, банки повышают кредитные ставки. Брать кредиты становится невыгодно, и, следовательно, заводить свой бизнес тоже. Вот такие простые регуляторы управления экономикой. Наше правительство, к сожалению, не демонстрирует профессионализма в этой части. Там очень мало настоящих рыночников — людей, которые знают свободную экономику и готовы помогать ей развиваться. [b]— Как влияет на экономику чехарда в высших эшелонах власти, частые смены правительства? [/b] — Стабильность экономическая — это следствие стабильности политической. Частые смены правительства нервируют людей и экономику в целом. Но тот ужас, который был в результате действий кабинета Примакова, нужно было прекратить. Ведь если бы это правительство еще какое-то время пребывало у власти, рыночные основы экономики, постепенно развивающиеся у нас, разрушились бы совсем. И, между прочим, рухнула бы демократия, которая является самым необходимым условием существования свободной экономики. [b]— Почему вы настроены так категорически против Примакова и его команды? [/b] — Концепция деятельности правительства Евгения Максимовича основывалась на усилении государственного регулирования. Это привело к изменениям функционирования валютной биржи. Она из свободной структуры превратилась в распределительный инструмент. Условия работы на ней стали такими, что исключали свободную конкуренцию. В результате не все участники торгов оказались способными работать на бирже. А возьмите постановление о монополизации алкоголя. Была введена система лицензирования. Возникла ситуация, когда только некоторые предприятия были допущены на рынок. Опять — отсутствие конкуренции. Еще один важный момент. Государство начинает поддерживать крупные предприятия. Они перестают разоряться. Вроде бы хорошо. Но на самом деле все не так, как кажется. Получается, что государство за счет своего бюджета финансирует их коммерческую деятельность. У них тут же исчезают стимулы выживать, они перестают быть эффективными и начинают разорять страну. То же самое происходит с некоторыми банками. Вот что такое государственное регулирование. [b]— Однако новый премьер Степашин уже неоднократно заявлял, что будет продолжать делать то, что делал его предшественник.[/b] — Это вежливое дипломатическое заявление, показывающее, что Сергей Вадимович проявляет уважение к Евгению Максимовичу. Но по существу поменялась команда, люди. Поменялись принципы. Вот примеры. При Примакове выяснения отношений с Международным валютным фондом происходили на уровне ругани. В средствах массовой информации обвиняли МВФ в том, что он пытается закабалить страну. Теперь отношения с фондом наконец-то входят в корректные рамки. А что стоит развернутая антинатовская кампания?! Это значит антиамериканская, антифранцузская, антибританская, антиитальянская. Политический ориентир правительства Примакова очень сильно мешал стране развиваться. И это оказывало подавляющее воздействие на все остальное. Понятно, что нормальное отношение с мировой экономикой было невозможно. [b]— Значит, влияние Международного валютного фонда не столь опасно, как нам представляют? [/b] — Конечно, нет. Считается, что приезжающие к нам эксперты МВФ, не знакомы с тем, что происходит в России. На самом деле все не так. Эксперты МВФ — это крупнейшие российские экономисты, которые видят ситуацию изнутри. И результаты их наработок используются МВФ для того, чтобы дать рекомендации России. [b]— Буквально на днях прозвучала информация, что в середине июля случится очередной финансовый кризис и один американский доллар уже будет стоить порядка 35—40 рублей. Возможно ли такое? [/b] — Возможно. Но необязательно в июле. На самом деле август-сентябрь — период экономической нестабильности. Начинают действовать много факторов в экономике. Поэтому сегодняшние попытки сдержать естественное падение рубля могут привести к некоторому напряжению на бирже, которое выльется в падение курса рубля. Это следствие несвободности валютной биржи. [b]— То есть вы считаете, что нынешний курс американского доллара по отношению к рублю занижен? [/b] — Да. Сегодня рост доллара, как я уже сказал, искусственно сдерживается. Для того чтобы показать, как у нас все хорошо, стабильно. Делать этого не следует. Рыночная экономика очень разумно устроена. В тот же момент, когда на нее происходит государственное воздействие, возникает болезненное состояние. Это все равно, что человеку все время держать давление 120 на 90. Вроде бы хорошо. Но меняется внешняя атмосфера, человек волнуется, и организм компенсирует это повышением давления. Когда человек ослаблен, давление снижается. [b] — Не пойдет ли Центробанк на отмену хождения американской валюты в России? О такой возможности периодически вспоминают.[/b] — Такое было возможно при Примакове. При правительстве, которое легко бы пожертвовало завоеваниями рыночной экономики ради видимости стабильности. Да, можно отказаться от регулирования курса рубля и доллара. Но это закрывает нашу экономику от внешнего мира. Прекращается импорт товаров, продуктов питания. А сегодня наши аграрии, к сожалению, не в состоянии обеспечить Россию продуктами в полной мере. Треть того, что мы едим, импортного производства. И что — возвращаться к распределительной, талонной системе? Рубль станет не денежной единицей, а талоном, не всегда обеспеченным товаром. Тут же исчезнут стимулы для создания предприятий. А значит, и средства, которые поступают в виде налогов, то есть зарплаты бюджетников, пенсии пенсионеров, стипендии студентов. Думаю, что Степашин и его министры все это понимают и не допустят. [b]— Вопрос лично к вам. Насколько далеко распространяются ваши политические амбиции? [/b] — Я буду участвовать в парламентских выборах этого года от коалиции «Правое дело». Ведь я член коалиционного совета. [b]— Если не секрет, где проведете нынешние парламентские каникулы? [/b] — До конца июля буду в Москве. У меня дочка в университет поступает, и я с ней занимаюсь. Потом куда-нибудь поедем отдыхать всей семьей. Пока точно не скажу, куда. В общем-то, отдыхать слишком долго не придется. До сентября, когда начнется очередная парламентская сессия, нужно принять множество решений, связанных с предстоящими выборами. Ведь, ко всему прочему, я председатель партии. Так что частью каникул придется пожертвовать.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?