сб 19 октября 05:49
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Мусорное дело

Мусорное дело

Народная мудрость советует не выносить сор из избы

[b]Но не оставлять же его в доме! А вынесешь, куда он денется? С таким вопросом я обратился к сотрудникам городского управления жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства, а также в экологическую организацию «Гринпис». С последним проблем никаких не возникло, а вот чтобы получить хоть какую-то официальную информацию из управления, мне сначала пришлось «накатать» просьбу на фирменном редакционном бланке, предъявить вопросник в письменном виде. Беседовать со мной лично, как обычно бывает в таких случаях, чиновники откровенно отказывались: «Меньше с вами, журналистами, общаешься — и проблем меньше». Но вода камень точит… [/b] [i]В главном мусорном управлении столицы, что на ул. Маросейка, мусором не пахнет: просторные лифты с зеркалами, великолепная мебель, любезные девушки-секретарши. Как говорится, по мировым стандартам. Увы, в самой отрасли стандарты оказались совершенно иными. 95% бытовых отходов — абсолютное большинство! — отправляются… нет, не на чудо-предприятие, а по-прежнему на свалку. За год мусорооборот в первопрестольной составляет 3 млн. тонн (примерно два с половиной миллиона идет с жилого фонда — это и есть наше с вами помойное ведро! Еще 500 тысяч добавляют различные организации). «Гринпис», правда, называет другую цифру — 4,5 млн. А свалка, между прочим, уже даже не вчерашний, а позавчерашний день. За рубежом все большее распространение сейчас получает переработка. Популярный до этого метод сжигания бытовых отходов сдает свои позиции — устарел. А в Москве, похоже, взят курс на его использование, чем не перестает возмущаться «Гринпис»… По мнению эколога Алексея Киселева, сегодня мы строим мусоросжигательные заводы, а лет через 20 нам придется лечить огромное количество людей.[/i] Причина столь мрачной перспективы проста. Как учит наука химия, при горении полимера выделяются токсичные вещества. Даже если удастся переработать обычную пластиковую бутылку из-под «колы» на 99%, один процент все равно окажется в атмосфере, водоемах. А это — больные печень, почки, поврежденная нервная система, органы дыхания, врожденные пороки развития. — По западным оценкам, — заявляет эколог, — мусоросжигательный завод превращает 3 тонны безвредных отходов в тонну высокотоксичной золы. А специальных полигонов для ее хранения в России сегодня нет. Такое предприятие можно сравнить с печально известными бельгийскими окорочками, вокруг которых сегодня бушуют страсти. Общее у них — диоксин, сильнейший яд. Пока что в столице работает только один мусоросжигательный завод в Бирюлеве. Мощность его не слишком велика — около 100 000 тонн за год. Однако на помощь ему скоро придут еще четыре предприятия. Одно — почти в два с половиной раза мощнее — строится сейчас в Рудневе. Другое реконструируется в Алтуфьеве — его годовая мощность 130 000 тонн. Еще два завода на 200 000 тонн каждый будут возведены в Котлякове и Южном Бутове. Полностью проект должен стать реальностью к 2001—2003 годам. — Рудневский завод — особенно интересная история, — продолжает мой собеседник. — Года полтора назад местные жители начали протестовать против опасного для здоровья соседства. Однако официальный ответ был примерно таков: сначала давайте построим, а потом посмотрим, что получится. Плюс ко всему на заднем дворе предприятия находятся пахотные поля, там пасутся колхозные коровки. Где гарантия, что завтра это мясо не окажется у нас на столе? — задается вопросом Алексей Киселев. — Система фильтрации Рудневского завода будет иметь то ли 6, то ли 4 ступени очистки. Немецкие стандарты — 8 ступеней. Нужно добавить, что цена фильтрационной системы сегодня составляет порядка 300 млн. долларов; это примерно 5—6 предприятий средней величины, строящихся сегодня в России. Много любопытных фактов из зарубежного опыта узнал я в «Гринписе». К примеру, одна свалка близ Лос-Анджелеса обеспечивает энергией целый район города: при гниении образуется метан, который и «превращают» в электричество. Каково? Добавьте к этому еще и экономию природного газа. Кстати, о свалках (на профессиональном языке они называются полигонами по хранению и утилизации отходов). Их свалка отличается от нашей одной ма-а-ленькой деталью. Она у них чистая. И аккуратная. Снизу весь котлован проложен специальными покрытиями, чтобы не наносить вред почве. Сверху мусор постоянно просыпается, уплотняется, утрамбовывается. Полигон по-нашему — это крысы, вонь, инфекции. Кроме того, отечественные свалки легко возгораются, превращаясь в небольшой мусоросжигательный завод. Последствия — смотри выше. Дабы совсем уж не было обидно за Родину, добавлю, что недалеко от Москвы, близ деревни Тимохово (полсотни километров по Горьковскому шоссе) находится самая крупная в Европе свалка. Что касается масштабов, то тут нам, конечно же, равных нет. Обратимся теперь к волшебному слову «переработка». Удачные отечественные примеры здесь можно перечесть по пальцам. Тем не менее они существуют. К примеру, умелец из Калужской области научился строить дома из… денег. Дада, в буквальном смысле. Местное отделение Центробанка сбывает ему старые, потрепанные купюры, которые он превращает в стройматериал, обеспечивая при этом работой четырех человек. Материал, кстати, не гниет, не горит и не деформируется! Еще одна любопытная история. Энтузиасты из Белгородского госуниверситета размолотили специальной машинкой пластиковую «кока-кольную» бутылку и принесли результат руководству местного волоконного завода. Начальники были в шоке. Материал оказался процентов на двести лучше украинского лавсана, который завод импортирует в качестве сырья. Но для того чтобы запустить чудо-производство, нужны инвестиции. Каков же выход? По мнению Алексея Киселева, единственным правильным решением явилось бы создание так называемого мусорного рынка. Государство со своими проблемами не сможет поставить метод переработки на ноги, уверен эколог «Гринписа». Оно должно просто-напросто открыть рынок и ограничить свое присутствие лишь надзором. Все остальное сделают коммерческие компании. — 9 лет назад канадские власти запретили сжигать мусор. Общество поначалу было в панике, — рассказывает мой собеседник. — Что делать с отходами?! Но вскоре пришли коммерсанты — и проблема утилизации исчезла. Сегодня каждому канадцу выдается специальный справочник, где указаны все телефоны, координаты, адреса служб, занимающихся переработкой. Нужно, предположим, избавиться от осколков стекла. Куда обращаться? — спросит себя патриотичный канадец, желающий пустить даже мусор на благо родной экономики. Он набирает специальный номер (операторы работают на 130 языках мира!) и… Через полчасика приезжает машина — все готово. Из отечественного опыта работы с населением можно вспомнить эксперимент 1993 года. Тогда мусорные власти попытались наладить так называемый селективный сбор бытовых отходов. Это когда рядом с домом стоит не один контейнер, а несколько — для объедков, для бумаги, для бутылок изпод «Колы». Штука, между прочим, чрезвычайно выгодная. Приживись она, гораздо меньше расходов уходило бы на сортировку, транспорт, персонал. Западные коммерсанты, поверив в сознательность москвичей, бесплатно (!) предоставили красочные пластиковые контейнеры. Однако москвичи сами же и подвели — дали понять мне в управлении по жилищнокоммунальному хозяйству и благоустройству города. Не проявили сознательности. Как выбрасывали раньше, так в том же духе и продолжали — все подряд. У гринписовцев на эту тему, как обычно, свой особый взгляд. «Поставить контейнеры и ничего не объяснить людям, даже ничего не написать? Чего же вы ожидали?» — возмущается Алексей Киселев. Так или иначе, негласный спор между чиновниками и экологами продолжается. Продолжает меж тем дымить Бирюлевский мусоросжигательный завод; продолжают пылиться на городских свалках горы мусора, способные приносить огромный доход казне. Принесут ли?

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?