втр 22 октября 15:07
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

В Косово не усмирять — мирить!

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Более тысячи человек поучаствуют в «ГТО с учителем»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

СМИ: В РФ рекордно упал спрос на бензин

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Роспотребнадзор Москвы откроет горячую линию по качеству овощей

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Очередь из-за нехватки персонала образовалась на входе во Внуково

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

В Косово не усмирять — мирить!

Из журналистского блокнота

[i]Ну вот, дождались бравые десантники. Получили пышный титул «миротворцы», и под их каблуками уже балканская земля. Скрепя сердце, сенаторы дали добро: дороговато, но ведь «Надо!». И президент России своим указом подтвердил: «Надо!». Конечно же, эта очередная балканская заварушка для нынешней, взбудораженной собственными бедами России вовсе не подарок. Но ничего не поделаешь — престиж! В наше время за все надо платить. А за престиж тем более. Обойдется он нам в 70 млн. долларов в год. Вот бы эти миллионы полуголодным пенсионерам! Но… Помните бравую комсомольскую песню: «Если Родина скажет: «Надо!» — мы ответим Родине: «Есть!»? Кстати, песня эта вроде бы появилась по случаю начала очередной великой стройки коммунизма — БАМа. А БАМ, как и коммунизм, оказался ныне невостребованным — ржавеет. Огромные деньги — впустую! Родина тогда в очередной раз промахнулась с директивным цековским «Надо!», оброненным чиновниками со Старой площади, которые уверены, что они и есть Родина.[/i] [b]Вот и сейчас снова — «Надо!».[/b] Снова — «Геополитические интересы» России. В чем они? При советской власти — это насаждение прокоммунистических, подвластных директивам Москвы режимов во всем мире. Насаждали силком, нахрапом, часто пулей и прикладом. И все под видом «братской помощи». А что в результате? Для наших доморощенных геополитиков уже который десяток лет — одни минусы. Не насадили, не одолели, не утвердили, не убедили… В числе первых пала «братская» Республика Испания, потом «страны социализма» Восточной Европы вдруг разом и радостно рванулись к Западу. Страны так называемой «социалистической ориентации» в Юго-Восточной Азии, Африке, Латинской Америке тут же и охотно забыли об этой «ориентации» советского образца. Разве что Северная Корея все еще мировой светоч зари коммунизма, но и она с пренебрежением отвернулась от своего недавнего «старшего брата». Все эти провалы наших геополитиков объясняются прежде всего вопиющим незнанием и нежеланием знать подлинную обстановку в этих странах, ориентировались они не на настроения народа, а на амбиции тамошних правителей, чаще всего ставленников Москвы. Вот и в данном случае: уж как мы обхаживали Слободана Милошевича, руку ему трясли при встрече, целовались, обнимались… И все потому, что «геополитические интересы». А в чем они в наше время? До сих пор весьма неопределенны, как и пресловутая «национальная идея». Думается, для нашего отечества куда важнее не то, чтобы на перекрестках закордонных городов виделись наши десантники с автоматами в руках, а то, чтобы на наших перекрестках не виделись обездоленные старухи с протянутой рукой. Престиж создается не автоматом Калашникова, а благополучием людей. Выходит, с благополучием надобно еще и еще подождать. России, как и другим странам, придется еще долго расплачиваться за амбиции Слободана Милошевича, который годами воевал против одного из равноправных по закону народов Югославии — косовских албанцев, коренного населения этого края. На совести этого болезненно самолюбивого человека, объявленного международным трибуналом военным преступником, — тысячи убитых и искалеченных, руины городов и деревень. Видите ли, захотелось мелкопоместному балканскому князьку помериться своей «глобальной» амбицией с действительно глобальной амбицией НАТО. Померился. Проиграл. Но зато повоевал с кем! С НАТО!.. За гонор чужого властителя будем платить и мы. Долларами. Лишь бы не жизнями! …По телевидению показывали наших десантников перед отправкой в Косово. Большинство едет с охотой. Еще бы! И платить будут солидно баксами, и опять же «заграница», людей посмотреть — себя показать: мол, вот какие мы! Мускулами хотят поиграть и рядовые, и генералы. А то после Чечни что-то засиделись. Один из показанных в этой телепрограмме парней в пятнистом камуфляже уверенно сообщил телезрителям: «Эта самая «Освободительная армия Косова» нас, русских, объявила своими врагами. Так что…». Он усмехнулся и выразительно опустил руку на ствол автомата, который был на коленях. Таков настрой нашего миротворца. Зачем отправляться в Косово? Мирить? Или усмирять? По его убеждению, едет к врагам, а раз враги, то «на войне как на войне». На полигоне под Иваново он усердно отрабатывал приемы, которые ему пригодятся в неминуемой схватке. А в общении с людьми? С сербами, албанцами, солдатами НАТО? «Настрой у ребят очень боевой!» — бодро сообщил телекорреспондент. Это хорошо. За себя постоять сумеют. Но ведь эти парни едут миротворцами. И там, в Косове, им надобны прежде всего не лихие приемчики рукопашной схватки, а готовность вовремя кому-то протянуть руку помощи, поддержки, умиротворения. Готовы ли они к этому? Да и знают ли те, кто отправляется за тридевять земель, где оно находится, это самое Косово? Знают ли о его населении, тамошних обычаях, о прошлом этой земли? Рассказывали ли десантникам, что такое ислам — ведь в большинстве косовские албанцы — мусульмане? Сомнительно, что знают. Не принято у нас в армии такое. В Афганистан вторгались и понятия не имели, что это за страна с ее традициями, с ее воинствующим исламом. Да и в Чечню — тоже нахрапом, без разумения. Хотя бы прочитали «Кавказский пленник» Толстого! Мне довелось побывать в разные годы во многих горячих точках планеты, видеть там наших военных. Скольких потерь и неудач мы могли бы избежать, если бы элементарно знали, что значит оказаться в горах Лаоса или джунглях Анголы и как там выжить. [b]Отправляются в эти дни наши парни в самую гущу этнических и религиозных раздоров, похлеще, чем у нас на Кавказе. [/b]За каждым их шагом будут ревниво следить не только на Балканах, но и в их отечестве, а эхо необдуманного выстрела на Дунае отзовется и на Волге. К сожалению, многим из этих парней ясно одно: если придется в Косове повоевать, то, разумеется, с албанцами. Они «не наши», не славяне, не православные, больше того, мусульмане, вроде чеченцев. Подобные настроения порождали среди россиян скороспелые, а порой и намеренно нацеленные заявления некоторых государственных и общественных деятелей, особенно левого толка, прежде всего «ура-патриотов». В нынешней предвыборной кампании коммунисты на всю катушку эксплуатируют старые, давно обветшалые панславянские лозунги, зовут к защите «братьев-сербов». Да и в печати нашей, в том числе той, которая называет себя демократической, особенно в первые недели событий в Косове, проступал заметный крен в сострадании в первую очередь к «единокровным», хотя уже было известно о чудовищных преступлениях палачей Милошевича в отношении к мирному албанскому населению. Об этой необъективности говорил во время недавней нашей встречи председатель совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. То же самое с горечью отмечал в беседе со мной посол Республики Албания в РФ Шакир Букай. «Нас, албанцев, порой выставляют в роли разбойников с большой дороги», — говорил он. Конечно же, нелегко будет нашим парням на этой еще не остывшей от войны земле. Порой придется тянуться и к автомату. В так называемой Освободительной армии Косова немало головорезов, они продолжают войну и сейчас, когда здесь объявлен мир, — убивают, грабят, жгут. Даже солдаты НАТО им нипочем. Но как известно, зло порождается злом. Еще недавно наши «братья-сербы» вели себя точно так же. Так что «долг платежом красен». И нашим миротворцам предстоит добиваться того, чтобы ответный этот платеж не был красным от крови. Я вполне разделяю горечь посла Албании. В разные годы мне довелось не раз побывать в его небольшой, но удивительно живописной стране, населенной мужественным и гордым народом, теми же самыми албанцами, что и в Косове. Впервые ступил на ее берег в 1954 году, в последний раз восемь лет назад. И всегда покидал эту страну с чувством симпатии к ее людям, пережившим в своей истории столько великих бед, несправедливостей и насилия. Во время второй мировой войны албанцы, в том числе и косовские, вместе с сербами оказывали мужественное вооруженное сопротивление оккупантам Муссолини и Гитлера. [b]Существует некая типично балканская особенность с давних времен — амбиции царьков, князьков, вождей, президентов. [/b]Некоторые из них звались «великими», некоторые даже «бессмертными», монументы из бронзы им ставили еще при жизни. Они то в друзьях между собой, то в ссоре. То они верные соратники Кремля, то пылают гневом в неприятии Москвы. В 1954 году в Тиране мне довелось оказаться на некоторое время в обществе Энвера Ходжи, тогдашнего «верного друга» СССР. Уже первые минуты общения с ним свидетельствовали о том, что тебе повезло необыкновенно: рядом с тобой человек великий, настоящий вождь. Говорят, Слободан Милошевич столь же величествен. Так вот, в те годы Ходжа претендовал на командование южно-европейским флангом «Великого лагеря мира и социализма во главе с СССР». Готовясь к войне с американскими агрессорами, по всей Албании строил доты. Строил, разумеется, за наш счет, так же, как создавали Берлинскую стену, военные аэродромы на Кубе… Империалисты на Албанию не напали, с Кремлем Ходжа рассорился — не любил, чтобы им ктото командовал. А нелепые доты так и остались памятниками вздорных идей. В последний раз я был в Тиране в 1991 году. Встречался с ее тогдашним президентом Рамисом Алией. Впервые познакомился с ним еще в 1949 году, когда он приезжал к нам в составе первой албанской молодежной делегации. Темпераментные гости каждодневно участвовали в митингах. Все были озарены прекрасной мечтой — создать на планете мировой антиимпериалистический фронт. Взявшись за руки, наши и албанцы, по-русски пели: «Мы свой, мы новый мир построим…». И вот спустя столько лет Рамис Алия — президент. Пекся уже не о всем мире, а о своей Албании. Рассказывал мне о том, сколько у нее проблем — экономические трудности, нехватка средств, не все спокойно в обществе. А в заключение попросил написать, что Албания очень рассчитывает на сотрудничество с СССР. Улыбнулся: «Но не в строительстве новых дотов». Из Тираны к границе с Югославией я ехал на стареньком «Москвиче», а дальше из Титограда в Белград — поездом. Шел поезд вблизи границы с югославской провинцией Косово. В вагоне моими спутниками были и сербы, и косовские албанцы. Это я узнал уже во время дорожного общения с соседями. Даже внешне ничем друг от друга не отличались. Все радушны, улыбчивы, угощали меня брынзой, апельсинами, орехами. В нашем купе было покойно и уютно, а за окном вагона проплывала удивительно красивая горная страна. В Белграде я встретился с Бориславом Милошевичем, нынешним послом Югославии в России. Он старший брат нынешнего президента Югославии. Знал я его давно, познакомились еще в Москве, где Бора был советником югославского посольства. «Ну, как там у них, в Албании?» — поинтересовался он. Я ответил: надеются на лучшее! Милошевич озадаченно наморщил лоб: «Ох, как тут все непросто! Очень непросто!». Но в подробности вдаваться не стал. Надо же, а в уютном купе поезда, идущего от албанской границы в югославскую столицу, я думал, что все просто и ясно и все, все будет хорошо! В тот же день в советском посольстве в Белграде я встретился со своим коллегой-журналистом, москвичом, работавшим собкором в Югославии. Мы сидели в прохладном холле, пили чай, и я слушал рассказ об обстановке на Балканах и в Югославии. Запомнились его слова: «Самое простое здесь очень любят делать максимально сложным. А наши им в этом пособляют». Когда я стал эти слова записывать в блокнот, попросил не называть его имя. Ведь он не политик — просто журналист. Объездил всю страну, побывал в самых заповедных уголках, многое здесь знал. Был он отважным журналистом. Да, был… Мог ли я тогда предполагать, что этот молодой, полный энергии человек, Виктор Ногин, вместе со своим товарищем, тоже нашим земляком, завершит свой жизненный путь на этой балканской земле, веками омытой кровью убитых, в том числе и русской. Сколько же наших людей окропили своей кровью чужие земли! В Испании мне показали могилу советского летчика, погибшего еще в той, теперь такой далекой войне. В столице КНДР Пхеньяне я видел следы крови в кабине пробитого пулями нашего транспортного самолета — был убит наш пилот. На границе Южного и Северного Вьетнама меня привели к месту, где пал подстреленный снайпером наш военный инструктор. Во взбудораженном междоусобной схваткой Лаосе я пролетал над долиной, где местные племенные вожди заживо сожгли на ритуальном костре летчиков нашего военного транспортного самолета, совершившего в долине вынужденное приземление. Непредвиденный случай уберег меня от посадки в наш самолет в Луанде, столице очередной, охваченной междоусобной войной, страны. Через пару часов после взлета самолет разбился в горах тропического острова Фернандо. Погибли все: и наши летчики, и наши военные инструкторы, и раненные ангольцы, которых вывозили на лечение в Будапешт, и венгерские врачи при них. И все потому, что в Москве очень торопились с помощью «братскому ангольскому народу», некогда было всерьез обеспечить самолетам наиболее безопасный маршрут. В Аккре, столице Республики Гана, мне показали место у ограды президентского дворца, где в 1966 году во время государственного путча группа наших солдат из охраны ценой своих жизней с оружием в руках защищала жизнь «верного друга Советского Союза», первого президента Ганы Кваме Нкрума. Наши остались в земле Китая, Египта, Индонезии, Эфиопии… О павших во время Великой Отечественной вспоминаем постоянно. Почему же о тех, кто пал после той великой на полях сражений уже малых закордонных войн, почти ни слова? А их — тысячи! И помнить о них мы обязаны! Чтобы приказ «Надо!» был предварительно много-много раз обдуман. За судьбами тех павших — «Геополитические интересы» отечества! Как бы сделать так, чтобы эти глобальные интересы неотрывно сочетались с личными интересами каждого нашего гражданина, с его безопасностью и благополучием. …В эти дни самолеты один за другим доставляют наших десантников на Балканы. Под солдатскими ботинками снова чужая земля. Пусть будет благословенна миротворческая доля наших парней, а они сами — целы и невредимы!

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение