чт 24 октября 00:20
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

В войне с крысами победителей не будет

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

В войне с крысами победителей не будет

Превозмогая отвращение, рассмотрим лицо врага

[b]Когда мне было пять лет, я наблюдал в Одессе уличную сцену, которая отпечаталась в сознании на всю жизнь. Рабочие поймали крысу, облили ее бензином и подожгли. И несчастный зверек, объятый пламенем, метался по мостовой и страшно кричал. Именно кричал. Казалось бы, этот жуткий случай должен был так повлиять на неокрепшую детскую психику, что во мне до сих пор сохранилось бы сострадание к крысам. Однако вместо него ничего, кроме отвращения, не испытываю. Уверен, точно такие же чувства владеют подавляющим большинством людей.[/b] [i]Именно поэтому, а не только из санитарных соображений, человечество уже многие столетия ведет против крыс войну на уничтожение. Однако она не закончится никогда. Потому что этот зверь живуч: не боится ни испепеляющей жары, ни свирепых морозов, не страдает от радиации. От голода не умирает, потому что за неимением органической пищи жрет все подряд, вплоть до высоковольтных кабелей, тем самым устраивая замыкания и пожары. К тому же крысиный интеллект поистине могуч, он способен изучать тактику и стратегию противника и избегать возможных опасностей. Одним словом, крыса дважды на одни грабли не наступит. Поэтому люди средств в этой войне не выбирают, не гнушаются самыми жестокими. Существует приспособление, которое даже в неэмоциональной зоотехнической литературе называется «яма смерти».[/i] Итак, превозмогая отвращение, рассмотрим лицо врага. В Москве обитает два вида крыс: серые и черные. Родина серых — Китай, что, видимо, коренным образом повлияло на их плодовитость. Длина с хвостом — до 45 см, без хвоста — до 30. Вес достигает 400 граммов. Живут колониями в норах. Метят свою территорию. Если удается вытравить семейство хвостатых, то его «квартиры» и ходы будут пустовать до тех пор, пока не выветрится запах. И лишь только тогда на место павших хозяев придут новоселы. За день съедают до 100 граммов все равно чего, выпивают 20—30 мл жидкости. Причем, как рассказали мне крысоловы, очень уважают пиво и даже водку. Живут серые крысы до 4 лет, половой зрелости достигают в 3 месяца. Каждая самка ежегодно приносит до 10 пометов, в каждом из которых может быть до 20 крысят. Если все это перемножить, то получается изрядная цифра. Если с этой цифрой не вести борьбу, то последствия такой деторождаемости будут непредсказуемы. Черную крысу из Юго-Восточной Азии в Европу завезли крестоносцы, за что им низкий поклон. Поскольку именно этот вид в прежние века способствовал вспышкам чумы. Этот зверек не столь крупен и плодовит, как его серый родственник. Видимо, потому, что предпочитает вести отшельнический образ жизни. Может обходиться без воды, в связи с чем часто селится не только в подземельях, но и на верхних этажах зданий. И, подлец, ловко лазает по проводам и корабельным снастям, а также может плавать. Поэтому их называют еще кровельными, корабельными, чердачными крысами. В Москве живут преимущественно серые крысы. Борьбой с ними, которая называется «дератизация», занимается унитарное предприятие Московский городской центр дезинфекции, в котором работают 1600 человек. Не все, конечно, они заняты крысами, поскольку центр борется еще и с насекомыми, и с мелкими грызунами. Есть 9 дезинфекционных станций в округах Москвы, которые работают по самостоятельным договорам. Есть службы, обслуживающие метро, поскольку специалисты характеризуют крыс как «хозяев подземного города». Помимо этого дератизацией занимается множество всевозможных негосударственных организаций, получивших лицензию в Госсанэпиднадзоре. Все они входят в Национальную ассоциацию дезинфекционистов. Например, корпорация «Овен», в число клиентов которой входит Минздрав России. Именно благодаря «Овну» мне удалось получить ценную информацию. Методов борьбы с крысами существует множество. Традиционный, при помощи кошек, в мегаполисе неэффективен. Поскольку в городских условиях эти существа до крайности изнежены. Кошки хороши во Вьетнаме, где в связи с резким ростом численности крыс правительство издало указ, запрещающий не только вывоз из страны кошек, но и употребление кошатины в пищу. Должны помогать кошкам и граждане республики: тем, кто не уничтожит хотя бы 10 крыс и не предъявит властям их хвосты, полагается выплатить штраф. Есть и поощрения: за 1000 хвостов передовикам-крысобоям дают радиоприемник. Москвичам, к счастью, такое не грозит. За них вкалывают профессионалы. Столичные дератизаторы применяют против противника весь набор существующих средств. Даже механические крысоловки, которые действуют по принципу мышеловок, только гораздо мощней. Но крысы хитры, поэтому после того, как эта штуковина защелкнет 2—3 хвостатых, других уже на эту удочку не поймаешь. Есть еще один способ — намазывают клеем какую-либо поверхность, и грызун приклеивается и долго и мучительно умирает. Мышей так можно ловить бессчетно. Но после приклеивания первой же крысы никто из этого семейства в клей не полезет. Гораздо эффективнее крыс травить. Но и это дело сложное. Нужно постоянно менять приманки, в качестве которых используют каши и прочие крысиные деликатесы. Если сородич, поев перловой кашки, окочурился в муках, то все племя перловку не попробует до конца света. Кстати, поскольку яд вызывает сильную жажду, тут же ставят и поилку с отравленной водичкой. Но можно, как было сказано выше, пивка или водочки. Отрава бывает разная. И применяется только та, которая утверждена Госсанэпиднадзором. Есть яды, от которых крысы довольно быстро умирают. Их используют лишь там, где это безопасно для человека, где его нога не ступает. Ну а на пищевых предприятиях, в продовольственных магазинах в приманку примешивают антикоагулянты, которые уменьшают свертываемость крови. Крыса, чтобы умереть от внутреннего кровоизлияния, должна поесть антикоагулянт довольно длительный срок, конечно, меньший, чем тот, в течение которого Наполеона кормили мышьяком. Однако многие из них начинают ощущать в своем организме что-то нехорошее и на основании интуиции отказываются от нездоровой пищи. Так что с крысами бороться очень сложно. Если на объект, на котором завелись мыши, дератизаторы ходят раз в месяц, то в крысиную общагу надо наведываться раза четыре, а то и чаще. Лишь в этом случае можно надеяться на то, что численность крыс не будет расти. Полной же и окончательной победы быть не может. На место павших приходят более просвещенные по части ядов и поилок соплеменники. У химического метода есть определенный недостаток. Дератизаторы всегда предупреждают население о своих акциях борьбы с хвостатыми. Чтобы люди тщательно следили за домашними животными, чтобы они не отравились ненароком либо приманкой, либо крысиным трупом. Но уследить удается не всегда. Ну а за бездомными кошками и собаками не следит никто. А это с точки зрения общества защиты животных уже преступление. И вот появилось вроде бы гуманное средство — ультразвуковые генераторы. Крысы от них начинают паниковать и покидают насиженные места. Казалось бы, прекрасно. Однако они не эмигрируют в какую-либо цивилизованную страну, а поселяются где-нибудь поблизости. Во всяком случае, за кольцевую дорогу не бегут. Возможен вариант, когда все богатые люди в элитных районах закупят такие штуковины. И тогда крысы придут жить к бедным и к людях со средним достатком. Если при этом ослабить усилия в области традиционного отравления, то произойдет крысиный демографический взрыв. А крысы, как известно, разносят не только чуму, которой пока, к счастью, нет, но и вырвавшийся на волю туберкулез. С другой стороны, если хозяева подземного города прекрасно переносят радиацию (есть свидетельства, что она даже продлевает им жизнь), то вполне возможно, что они вскоре адаптируются и к ультразвуку. И в заключение о географии. Крысы в Москве наиболее распространены в промышленных районах, например, в Текстильщиках. На Таганке и площади Ильича, где множество продуктовых магазинов и едален. Вообще там, где находятся продукты, — в магазинах, на складах, на фабриках — крыс не может не быть. Чувствуют они себя хозяевами на берегах Москвы-реки. Что же касается центра, то лет пять назад здесь крысы лишь испуганно пробегали транзитом. Неимоверными усилиями их там удалось вывести. Сейчас же они возвращаются на старые квартиры. Тому есть вполне объективная причина. Не все предприятия имеют возможность оплачивать услуги дератизаторов. А многие, имея такую возможность, не имеют желания бороться с крысами. Поэтому в перманентной войне сегодня все более ощутим определенный перелом в пользу хвостатых.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга