вс 20 октября 06:46
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Прервать членство

Прервать членство

Власти Москвы и депутаты Госдумы включились в борьбу с порнографией

[b]На заседании Объединенной коллегии исполнительных органов Москвы и Московской области, состоявшемся на Старой площади в минувшую пятницу, обсуждались меры борьбы за нравственность. Одновременно те же вопросы дискутировались неподалеку – в Госдуме. И там и там пришли к мнению, что бороться с порнографией нужно. Но доказать, что борьба идет именно с порнографией, а не с искусством, очень сложно.[/b] «Отсутствие законодательной базы в сфере оборота продукции сексуального характера сводит на нет все усилия властей в борьбе с производителями и распространителями порнографической продукции», – начал свое выступление по указанной проблеме начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин. По его словам, за прошедший год количество изъятой порнографической продукции возросло в три раза, в то время как количество уголовных дел по этим фактам только сокращается. «В Москве в 2004 году в суд по 242-й статье УК РФ о незаконном распространении порнографических материалов и предметов было направлено 246 уголовных дел, а в 2005-м– всего 38, что почти в 6,5 раза меньше», – посетовал милицейский начальник. Кроме того, сообщил Пронин, действующим законодательством отменено лицензирование на «публичный показ аудиовизуальных произведений, если указанная деятельность осуществляется в кинозале», что лишает возможности контролировать прокатчиков и продавцов. Представители властных структур столицы и Московской области намерены выйти с инициативой в Госдуму о принятии закона «О государственной защите нравственности и здоровья горожан и об усилении контроля за оборотом продукции сексуального характера». Они напомнили, что посвященный этим вопросам аналогичный законопроект уже вносился в Госдуму еще 1997 году депутатом-режиссером Станиславом Говорухиным. Тогда тот документ был принят Думой и Советом Федерации, однако президент Борис Ельцин закон отклонил, отправив его на доработку. С тех пор законопроект на рассмотрение Госдумы не выносился. Участники заседания Объединенной коллегии решили обратиться к президенту РФ и Государственной думе с просьбой возобновить процедуру принятия соответствующего федерального закона. Помимо законодательно-карательных новаций, участники Объединенной коллегии исполнительных органов Москвы и Московской области предложили разработать систему окончательного «отделения искусства от безобразия». По их мнению, необходимо создать специальный федеральный орган экспертизы, который разведет понятия «эротика» и «порнография». Сегодня степень «откровенности содержимого» определяет ряд ведомств: Московский НИИ психиатрии, Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий, Сектор экранной культуры и новых технологий коммуникаций Российского института культурологии. «Оценка проводится не по единой методологии, рекомендации экспертов носят не доказательственный, а консультационный характер. Этим, в конечном итоге, пользуются защитники подозреваемых и обвиняемых, – заключил Пронин. «От экспертов мы получаем различные заключения. К примеру, один и тот же материал сначала был признан экспертами порнографией, а затем их коллеги оценили его как эротико-образовательную программу, – поддержал докладчика глава Комитета по культуре Москвы Сергей Худяков. – Назвать порнографией статую Давида работы Микеланджело вряд ли можно, а вот «Последнее танго в Париже» Бертолуччи формально можно считать порнографией, но в целом фильм назвать таковым никто не возьмется». Как считает Худяков, откровенные сцены должны иметь «символико-аллегорический компонент» – в этом случае никто не станет ставить на произведении искусства клеймо «порно». В итоге Комитету по культуре города Москвы, Комитету по телекоммуникациям и средствам массовой информации и Министерству по делам печати и информации Московской области было дано указание разработать проект методических рекомендаций, которыми будут руководствоваться специалисты при проведении экспертизы на предмет наличия признаков порнографии. Проект методических рекомендаций планируется отправить на согласование в Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. [b]«Разжигание чувственной страсти не несет в себе правового содержания»[/b] Обсуждающие, видимо, даже не подозревали, что в это же время на Охотном Ряду депутаты вернулись к обсуждению отклоненного Борисом Ельциным и с тех пор якобы дорабатывающегося закона. Речь шла о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации «по вопросу ограничения оборота продукции, услуг и зрелищных мероприятий сексуального характера». Станислав Говорухин от имени думского комитета по культуре попросил своих коллег отклонить этот законопроект на том основании, что с 1997 года «все страшно устарело». Это совсем не значит, что депутаты отказались от борьбы с порнографией. Говорухин потому и просил отклонить свой старый проект, что группа его товарищей из фракции «Родина» Александр Чуев, Андрей Савельев и Александр Крутов вносят новый вариант подготовленного им закона на эту тему. Новые авторы новой трактовки предлагают считать порнографическими материалами или предметами «печатные издания, изображения, компьютерные программы, фильмы, видео- и звукозаписи, теле- и радиопередачи и иные материалы и предметы, основным содержанием которых является грубо натуралистическое, детальное изображение анатомических и (или) физиологических подробностей сексуальных отношений в форме, противоречащей принятым в обществе моральным нормам, которые не имеют художественной или научной ценности и направлены на разжигание чувственной страсти». Но на этот раз вот это определение предмета, с которым надо бороться, не понравилось даже коллегам-депутатам. Думское правовое управление так прокомментировало формулировки новых поправок депутатов из «Родины»: «предложенная редакция примечания вряд ли может быть признана удачной, поскольку употребляемые в проекте примечания выражения «грубо натуралистическое изображение», «форма, противоречащая принятым в обществе моральным нормам», «разжигание чувственной страсти» не несут правового содержания, являются оценочными и не могут быть использованы для конкретизации поясняемого ими понятия». Один из авторов законопроекта Александр Чуев заверил «ВМ», что без этой поправки в Уголовном кодексе «не работает статья об уголовной ответственности за порнографию». А из-за этого, по словам депутата, и продолжается «развращение общества», «порнографические элементы есть даже в школьных программах», «дети сталкиваются с порнографией через СМИ и Интернет». Напомним, что пока в Уголовном кодексе никакого определения порнографии нет. А наказание – есть: незаконное изготовление и распространение порнографических материалов наказывается штрафом от 100 до 300 тыс. рублей или лишением свободы на срок до 2 лет. Детская порнография карается строже – до 6 лет лишения свободы. Определение «порнография» существует лишь в комментариях к УК – оказывается, это всего лишь «непристойное, циничное изображение половой жизни людей», в котором «внимание акцентируется на контактах половых органов». Многие специалисты и юристы уже неоднократно обращали внимание на то, что привлечь кого-то к ответственности по этой статье трудно не из-за того, что понятие «порнография» определяется так расплывчато (на что сетует милицейское начальство). Проблема, скорее, заключается в том, что наказание предусмотрено за «незаконное распространение порнографии», а определения, что такое «законное распространение порнографии», в УК нет. [i][b]«Если девочка в 13 лет увидит вибратор, у нее может быть психологический шок»[/i] ВРАЧ-ПСИХОТЕРАПЕВТ, СЕКСОЛОГ АЛЕКСАНДР ПОЛЕЕВ – «ВЕЧЕРКЕ»[/b] [i]На самом деле грань между порнографией и эротикой не такая уж и четкая. К порнографии относится все, что связано с обнаженным телом, половыми органами, половым актом. Но все, что окрашено чувством (а это может быть одна и та же картинка), относится к эротике. Никто в наше время, даже самые отсталые слои населения, не скажет, что Давид, творение рук Микеланджело, – это порнография, потому что в его позе, наклоне головы, взгляде есть чувство. Хотя надо сказать, что еще в XVIII веке античные творения относили к порнографии. И сегодня очень трудно найти ту грань, которая отделяла бы эротику от порнографии. На практике этим занимается комиссия из трех человек, в которой обязательно присутствует врач-сексолог, психолог и, может быть, психотерапевт. А вот с распространением законным и незаконным разобраться проще. Первый порнографический журнал вышел на Западе в 1953 году, и с тех пор были разработаны эффективные законы, ограничивающие распространение порнографии. Запад идет по этому пути уже более 50 лет, и нечего изобретать велосипед. Надо просто скопировать то, что успешно действует. Законной считается продажа продукции порнографического содержания для взрослых здоровых людей. Это их выбор. Они могут смотреть фильмы, использовать вибраторы, наручники, плетки, хоть паяльниками друг друга прижигать, если это приносит наслаждение. Хочешь – 57 лет живи с одной женой, не нравится – каждое утро и вечер занимайся групповым сексом. Кстати, в пуританской Англии 26% взрослых жителей предпочитают секс втроем. Но торговцы этой продукции не должны привлекать внимание детей, поскольку их психика еще неустойчива. Если девочка в 13 лет увидит вибратор и узнает его предназначение, у нее может быть психологический шок. Если она представит, что эта штука может находиться внутри тела, у нее могут возникнуть стойкие негативные убеждения. Она еще не способна понять, что с годами ее половые органы вырастут, а половой член эластичнее, не такой жесткий и не такой большой, как вибратор. Детское воображение и неустойчивая психика могут сослужить плохую службу и при просмотре фильмов соответствующего характера. Подросток еще не знает о монтаже и его шокирует, что половой акт длится 20 минут, а у него в несколько раз меньше. Все законы должны быть направлены на то, чтобы оградить детей и подростков от порнографии, поскольку она слишком травмирует их неокрепшую психику. Порнография должна быть недоступна детям. Нельзя продавать порнопродукцию вблизи школ и под броской вывеской. Надо задуматься, как перекрыть доступ детям к порнографической продукции через Интернет. На сегодняшний день – это практически неразрешимая задача.[/i]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?