чт 24 октября 00:23
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Жена миллионера стала дочерью губернатора

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Жена миллионера стала дочерью губернатора

Да что же это за бес, то с васильковыми, то с изумрудно-зелеными глазами, постоянно стопорящий плавное движение в коридорах власти?

[i]Она причастна едва ли не ко всем громким событиям новейшей истории. Она знакома практически со всеми современными политиками и правительственными чиновниками современной России, причем с большинством из них общается на «ты». Ее считали Лолитой многих и многих власть имущих, но ни один из них не смог с гордостью сказать, что так оно и было. Письма Черномырдина и Ельцина ветеранам — это она. Конечный адресат коробки из-под ксерокса из Белого дома — она. «Агенты влияния», вычисленные в свое время Полозковым, — тоже она. Да что же это за бес, то с васильковыми, то с изумрудно-зелеными глазами, постоянно стопорящий плавное движение в коридорах власти? [/i] «…Вечно все делают ошибки в моей фамилии. Пиши: «М-о-р-р-е-л-л», и если хотя бы одну «р» или «л» пропустишь, обижусь на всю жизнь!» — Галя инструктирует меня, как будто я дитя, глупое и неразумное. Лучше бы не ворчала — сама хороша. Маленькая ишшо. Вообще-то интервьюировать новую дочку саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова, которой он обзавелся буквально за три дня до нашей с ней встречи, жутко интересно. Вы можете представить себе Золушку, у которой все сбылось, отношения с принцем юридически оформились, проблемы с дворцами и нарядами разрешились — а она продолжает при всяком удобном случае сбегать к мачехе и сестрам за любимой черной работой? Это как раз похожая ситуация. Сама она говорит, что родилась и выросла «за зеленым забором» в Жуковке. Папа — видный чин в аппарате Совмина, соседи и знакомые — почитай, весь круг Косыгина и Тихонова. Лет до двенадцати жила без забот, огорчая родителей лишь тем, что дружила с детьми с «дач напротив», принадлежавших Сахарову, Ростроповичу и прочей диссидентствующей интеллигенции. А потом… Потом начался долгий и мучительный процесс ухода отца из семьи, в результате которого она с матерью оказалась напрочь выброшенной из привычного круга. Не бросили их лишь обитатели тех дач, что были напротив… Опережая события, стоит сказать, что как бы ни везло Гале в жизни на хороших людей, ей все время не хватало отцовского плеча — прижаться, выплакаться… Еще не закончив школу, она уже начала зарабатывать на жизнь журналистикой, и не абы где, а в «Правде». В «рупоре партии» она встретила заботу и внимание, причем от людей, на первый взгляд к сантиментам не склонным. В первую очередь, это был Тимур Гайдар, контр-адмирал и заведующий военным отделом. Ее первый репортаж он переделывал раз десять, потом отправил ее, школьницу, в командировку в Закавказский военный округ. С той поры ее и называют все военным корреспондентом, хотя люди с оружием отнюдь не единственные герои ее репортажей. Вообще надо заметить, она обладает редким для красавицы даром: будить в мужиках не столько мысли о сексе, сколько отцовский инстинкт. И те, кто в проявлении этого инстинкта себя не сдерживал, стали и остаются ее лучшими друзьями. Деятельное участие в судьбе молодой журналистки проявил главный редактор «Правды» Виктор Афанасьев — умнейший и абсолютно независимый от партийных канонов человек («воднолыжник и плейбой» — по словам Галины). Он спокойно мог прийти на заседание Политбюро в джинсах. И вот главный редактор «Правды» звонит в МГИМО и просит обратить внимание на талантливую девочку. Второй его звонок, немало повлиявший на Галину судьбу, состоялся к моменту ее стажировки. Государственная стипендиатка получила престижное направление в Испанию, где довольно долго работала в различных подразделениях посольства. Дипломатический период ее карьеры запомнился, как весьма тягомотный и психологически дискомфортный. Единственное светлое исключение — ее куратор, руководивший стажировкой. Блестяще зная язык, он был вхож в самые высшие круги мадридского общества. Как и Афанасьев, как и многие другие незаурядные личности, выделявшиеся на сереньком партийно-чиновничьем фоне, он многих раздражал, но в силу профессиональных качеств был практически незаменим. Его звали Игорь и он все порывался выдать Галину замуж. Уже в Москве пригласил в гости, сказав, что ожидает приятеля — тот, мол, недавно развелся и вообще хорош во всех отношениях. Знакомый пришел, но… с молодой женой. Оказалось, пока Игорь был в Испании, ситуация у друга изменилась. Так и не удалось Игорю Иванову, нынешнему министру иностранных дел, выдать Галю замуж за своего приятеля Карена Шахназарова. А Тимур Гайдар славен еще и тем, что, будучи на немалом посту в «Правде», вдруг сам — по собственному желанию! — взял да и ушел (!) из самой престижной газеты СССР. Военный отдел рассыпался, и на Гале по возвращении из Испании повисла арктическая тематика. Ее пугали: ладно — военные грубые мужики, но полярники — это вообще что-то… Одним из первых встреченных ею полярников был Артур Чилингаров, который перед первым полетом на станцию «Северный полюс» звонил ей чуть не по нескольку раз на дню и подробно инструктировал, что с собой надо взять и как все упаковать. Слава Богу, Галя тогда Чилингарову доверилась, хотя многое из того, что он говорил, ей казалось несущественными мелочами. В своем доверии к нему только укладкой рюкзака она не ограничилась, о чем по сию пору не жалеет. Полтора десятка лет их связывает искренняя дружба. В конечном итоге полярная тема стала причиной ее совершенно невероятного романа со Стивеном Морреллом, миллионером, военным летчиком, бизнесменом и авантюристом. Цепочка проста: Дмитрий Шпаро, личность в Арктике заметная, в рамках своего клуба начал устраивать сверхмарафоны на инвалидных колясках. Галю он пригласил отправиться с ними на старт самого длинного из них, во Владивосток. А уже в полете показал мужчину роста невысокого, вида благородного. Оказалось, это главный спонсор проекта вице-президент компании «Никомед» Стивен Моррелл. Только Галя собралась с ним пообщаться, как он… исчез. Оказалось, мистер Моррелл, сам в прошлом будучи военным летчиком, почти весь полет провел в пилотской кабине. Но все-таки знакомство состоялось и буквально в считанные дни перешло в романтическую фазу. Настала пора сочетаться законным браком, но для этого Гале нужно было развестись. Ее первый муж, нефтехимик и банкир Сергей Наметкин, после развода стал ей хорошим другом, но это было потом… Законная же процедура развода в России грозила затянуться на год. Стивен поступил как настоящий военный летчик, решающий проблемы с одного захода на цель. Посоветовавшись с адвокатами, Галя и Стив выправили в Москве все бумаги и с ними улетели в Доминиканскую Республику. Там развод оформляется сразу, в один день. Потом развод легализуется через консульство США, а уж процедура, признанная законной американцами, у нас тем более законна. Короче, развод оформили за неделю. Настало время думать о свадьбе, но и тут молодых огорошили — месяцев эдак семь придется подождать… А Стиву через два дня надо уже быть в Стокгольме. В отчаянии Галя вспомнила, что когда она была маленькой, на саночках ее возил дядя Володя. Вот дяде Володе она и позвонила: у меня, говорит, горе — выхожу замуж. Он связался с другими дядями и через час сообщил: ваше бракосочетание завтра в одиннадцать, я буду свидетелем со стороны невесты. В одиннадцать ноль пять к загсу подлетел кортеж с мигалками, и приехавший свидетелем Владимир Ресин удивленно спросил: «А почему вы еще на улице?»… Впрочем, красивыми эпизодами с участием людей известных Галинина жизнь не обделена — я же говорил, на несколько книжек хватит. В одной из них большую главу можно посвятить работе Г. М. в качестве сионистки. Дело было так. Приятель первого мужа (а ныне друга и товарища — см. выше) известный ныне политтехнолог Григорий Казанков предложил поучаствовать нашей героине в парламентской кампании блока НДР. Идея проста: запустить в родимом отечестве ранее невиданную здесь вещь — директмейл, массовую рассылку писем. И не просто листовки в ящик совать, а конкретно — Ивану Ивановичу или Прасковье Сергеевне. Текст письма, рассылаемого пенсионерам от имени Черномырдина, и был заказан Галине. Она отнеслась к делу весьма серьезно, тем более, что и с самим Черномырдиным была знакома хорошо и прекрасно представляла, как это могло звучать. Текст был разослан в количестве то ли 20, то ли 30 миллионов (все письма были персонифицированы!), и реакция на них была потрясающей. Галя находилась в Лос-Анджелесе, в доме, который они со Стивеном купили после свадьбы, когда ей позвонили из Москвы и сказали: на письма от Черномырдина пошли ответы от избирателей, не могла бы ты заняться этой почтой. Простодушная Галя попросила переслать их по электронной почте, но из Москвы настаивали на ее приезде. Приехала — три комнаты до потолка завалены письмами. Ответили на все! А тут подоспела президентская кампания 1996 года, и видя, как все хорошо получилось у Черномырдина, проторенным путем пошел и штаб Ельцина. Решили поздравить ветеранов с Днем Победы, причем текст должен быть не один на всех, а несколько разных, ориентированных на различные группы ветеранов. Эти письма тоже заказали Гале, и накануне 9 мая они были разосланы адресатам. По мнению английской «Financial Times», рассылка этих писем стала переломным моментом президентской гонки — рейтинг Ельцина резко взлетел. Российская «Правда», решив расставить точки над «i», провела расследование — именно тогда Галина Моррелл прославилась по-настоящему. «Галина Моррелл, бывшая совгражданка, эмигрировавшая в США. Сейчас ее в Москве можно видеть не иначе, как в компании агентов ЦРУ. Ее звериный антикоммунизм напоминает болезнь, у которой, впрочем, есть свои корни. …Тщательно скрывавшая свое нерусское происхождение в СССР, сейчас полностью показала свое лицо. …Достаточно сказать, что она является внучатой племянницей Лазаря Кагановича и золовкой Андрея Козырева. (В этом месте я провел редакционный опрос на тему «кто такая золовка?». Выяснилось, что сестра мужа. Если «Правда» права, то Андрей Козырев замужем за мужчиной. — А. П.). Сколько НДР и Чубайс, руководивший президентской кампанией, перечислили на ее заокеанский счет? Вот для кого предназначались коробки изпод факсов, которые выносили из БэДэ Лисовский с Евстафьевым…». Из приведенного текста ясно, что оголтелая антикоммунистка — натура явно незаурядная. Вспомнили и полозковское «агенты влияния», и то, что Галю видели в обществе практически всех российских политиков, и зюгановское, образца 1995-го, «Я вас в тюрьму посажу, когда мы к власти придем»… Утвердилась за Галей Моррелл и ее подружкой Хайди Холлинджер, известной канадской фотожурналисткой, репутация штатных шпионок. Если что о них и пишут, то «шпионка» — это наживка, потом рассказывается все остальное. Однако совсем недавно некая желтенькая газетка копнула поглубже, пытаясь понять, как этой женщине удается ладить со всеми политиками, независимо от идеологии, — от Чубайса и Шохина до Анпилова и Жириновского. Нет, женщине такое знание мужской психологии не под силу, из чего следует — она мужик. Так Галя обзавелась накладной грудью и мужским достоинством. В этом месте авторы публикации решили палку не перегибать и деликатно сообщили: мол, «он» у нее есть, но маленький… По выходе «сенсухи» в свет с Галей случилась истерика. В Думе ее пытался утешить Чилингаров: «Читал про тебя, очень жалко…». «Что жалко-то?» — спросила Галя. «Жалко, что маленький…». Однако дружеские шутки в этой ситуации уже не помогали. Как назло, неприятности произошли и у подружки Хайди Холлинджер — на личном фронте. Обе синхронно спали с лица и невооруженным глазом было видно, что девчата не в своей тарелке. Хайди решила действовать как всякий цивилизованный западный человек — нашла психоаналитика и записала их обеих на прием. Но жизнь предложила им другого «психиатра». В вышеописанном виде попались они на глаза саратовскому губернатору Дмитрию Аяцкову. Тот долго не раздумывал: «Я как раз собираюсь в поездку по области, полетели ко мне. Воздухом подышите, развеетесь». Уже в губернаторском самолете они успели вывалить на гостеприимного губернатора все свои проблемы и вдруг почувствовали — полегчало. Чуть погодя, путешествуя по Саратовской области в одной компании с Аяцковым и его двадцатилетней дочерью, Галя и Хайди с завистью сказали ей: «Счастливая ты, Катька, с таким отцом — он и выслушает, и поймет, и поможет. Как нам такого отца в жизни не хватает…». Встаньте на место услышавшего эти слезы Дмитрия Аяцкова и примите за него решение. Он принял простое и очевидное — взял да удочерил Галю и Хайди. Во всяком случае объявил об этом принародно. В ходе долгих разговоров с Галей понимаешь ее главное отличие от большинства коллег-журналистов. Она из тех редких допущенных в круг большой политики людей, которые знают во много раз больше, нежели публикуют. Она действительно имеет редкое качество «вхожести» практически в любой кабинет. «Как тебе это удается?» — спрашиваю. «Ты понимаешь, все эти известные люди ждут от журналистов, что те ворвутся и начнут вываливать кучу стандартных и большей частью одинаковых вопросов. Так в принципе всегда и бывает. Но то, что я выросла среди не менее значимых людей и с детства знакома со многими сегодняшними популярными личностями, не позволяет мне видеть в них только их должности. Политики сегодняшней России — в большинстве хорошие и добрые люди. Мне очень нравится Лужков, но и Анпилов хороший человек. Только нужно общаться с ним не на площади, где все топают ногами и брызжут слюной, а в лесу у костра, где он раскрывается совсем с другой стороны. Многие политики вынуждены играть негодяев и мерзавцев, потому что этого требует общество. Меня же больше интересует не их маска, а их сущность. Потому и общаемся мы в другой тональности». Ну вот, вроде на все загадки, перечисленные в начале нашего рассказа, ответы нашлись. Хотя стоп — я что-то упоминал о глазах, то голубых, то зеленых. Любит Галка яркие контактные линзы, и, что удивительно, совершенно неестественный для обычного человека цвет глаз ей идет, как родной. P.S. Созданию этого материала предшествовала специальная, довольно долгая, встреча. К ее концу, как в хорошем анекдоте, после трехнедельной отлучки поспел Стив — с огромной коробкой, но не из-под ксерокса, а с рыбой, норвежским лососем. Он у нее, побизнесменив немного в России, все-таки основное дело разместил за пределами нашей родины. И теперь возглавляет крупную рыбоперерабатывающую фирму с центральным офисом в Норвегии и филиалами по всему миру. Бывший военный летчик никак не расстанется с авиацией, проводя в самолетах едва не половину жизни. И тем не менее семья — позавидуешь. Кстати, ведь у них шестеро детей: двое — Галиных, четверо — Стива.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга