втр 15 октября 02:44
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Куда идешь, Россия?

Куда идешь, Россия?

Окончание. Начало в «ВМ» за 9, 11, 12, 13 января

[b]6. Правый переворот? Нет [/b] Если разобраться, то ни левым, ни правым не нужна новая революция или, говоря по-другому, какой-то крупный социальный катаклизм. Революция в устоявшемся понимании, то есть на манер Октября и последовавшей за этим гражданской войны, ныне маловероятна, даже невозможна. Ибо кто с кем будет воевать? Ничтожный по численности правящий класс со всей Россией? Однако массовые выступления, способные вывести из строя всю систему жизнеобеспечения, парализовать страну, привести к полной смене власти, а возможно, и к перераспределению собственности, не только возможны, но и вероятны, если правящий класс, самые богатые слои общества будут продолжать вести себя так, как они ведут. Но вполне возможно и нечто похуже, когда полуголодная и десятки раз униженная армия выйдет из казарм и тем более когда, не дай бог, начнутся бунты в тех или иных гарнизонах, способные сыграть роль детонатора. Уж на что сверхлояльный президенту и сверхвыдержанный министр обороны Игорь Сергеев, и тот поведал общественности о тяжелейшем положении в российской армии. Государство задолжало вооруженным силам около 70 миллиардов рублей, что самым негативным образом сказалось на самочувствии военнослужащих, дисциплине, не говоря уже о боевой подготовке. Растет недовольство среди офицеров и прапорщиков, высок среди них уровень самоубийств, военнослужащие самовольно оставляют части и пр. Это признаки развала армии. Диким кажется сам факт, что с июля прошлого года надолго были прекращены поставки продовольствия в армию и на флот по причине задолженности. Вот они, плоды хозяйствования либерал-демократов. Дело, разумеется, не в том, чтобы перечислять все возможные причины катастрофического развития событий. Да всех их и не предвидеть. Дело в том, чтобы власть имущие и имущие, а также их обслуга в СМИ наконец поняли: сложившийся в условиях «дикого капитализма» порядок вещей долго продолжаться не может, ситуация чревата взрывом. Чтобы этого не произошло, они должны пойти на уступки, так сказать, отдав часть, чтобы сохранить целое. Или, как выражается известный наш экономист Александр Лившиц, «надо делиться». К тому же самому из Америки призывает и писатель Эдуард Тополь. Дореволюционный правящий класс, отличавшийся скорее жадностью, чем дальновидностью, не захотел «делиться» и потерял все. Куда более гибко действующий правящий класс в странах Запада, наоборот, в критических ситуациях, как правило, шел на то, чтобы уступить часть ради сохранения целого. Примаков, как я уже говорил, чувствует остроту ситуации и, похоже, знает, что надо делать, чтобы вывести страну из опасной зоны. Но его правительству досталась пустая казна и огромные долги. К тому же ему чинят препятствия как раз те, кто объективно больше всего заинтересован в том, чтобы не довести дело до революционного взрыва. Неадекватное поведение власти — это верный знак того, что худшее может быть у нас еще впереди. Не знаю уж в силу какой закономерности, но обреченные историей силы ведут себя нелогично, часто действуют против своих же собственных интересов. Что, по опыту других стран, способствует разрядке обстановки в критических ситуациях, когда огромная масса людей испытывает лишения и когда власть, то ли бездарным, то ли своекорыстным правлением доведя страну до ручки, теряет поддержку народа? Оговорюсь, что в нашем случае в бедственном положении оказалось около половины населения, включая людей с ружьем, что вообще не поддается разумному объяснению с учетом того, что в стране довольно много людей купается в роскоши. Кто-то берет на себя вину за случившееся. Так вот, уходит в отставку ведущий лидер. Происходит смена кабинета. Основательно корректируется, если не меняется, политический (экономический) курс. Объявляются досрочные выборы. Осуществляются срочные меры по улучшению положения наиболее бедствующих слоев населения, в том числе за счет перераспределения национального продукта. Предпринимаются некоторые другие шаги. Иначе говоря, делается все возможное, чтобы, так сказать, выпустить пар из перегретого котла, с одной стороны, и изменить ситуацию к лучшему — с другой. А у нас кто-нибудь взял на себя вину за то, что великая страна, наследница второй в мире сверхдержавы, стала банкротом, унижена перед всем миром, фактически превращена в попрошайку, доведена до той черты, когда уже вот-вот может начаться катастрофическое развитие? Может быть, это сделал президент? Нет. Подбираемые им на ключевые посты младореформаторы? Тоже нет. Все три премьера до Примакова, но особенно Виктор Черномырдин, при котором сформировалась пирамида ГКО и дошла до своего логического краха разрушительная модель реформ? Нет. Никто из них не признал, что брать взаймы под 40, 60, 120 и выше процентов, в то время как можно было взять под 10 процентов, безответственно и вообще трудно объяснить экономическим расчетом. Тогда из чего исходили? Объяснил ли кто обществу, зачем Россия берет на себя гигантские долги (90 млрд.) всего СССР в обмен на зарубежную собственность. Или, может быть, доходы от этой собственности существенно пополняют госбюджет? И опять же вопрос: какими интересами руководствовались те, кто принимал такое решение? Зато известно, что в 1999 году страна должна будет уплатить по процентам гигантскую в ее нынешнем положении сумму в 17 миллиардов долларов. Реструктурирование этой неподъемной для страны суммы, а это вполне вероятно, будет лишь означать, что за чьи-то преступные решения нищетой суждено расплачиваться целым поколениям россиян. Или, может быть, обанкротившиеся руководители один за другим подали в отставку? Ничуть не бывало! Просто пересаживаются из кресла в кресло. Правда, еще вопрос, насколько политически целесообразной была бы, скажем, отставка Ельцина ныне, в самый пик кризиса. Но это уже другим решать, принимать или не принимать отставку президента, приведшего страну к катастрофическому состоянию. В других странах правящий класс, избавляясь от слабых, исчерпавших себя или дискредитировавших руководителей либо отказываясь от когда-то доставшихся не совсем справедливым путем привилегий, благ в пользу большинства, думает не только о дне текущем, но и о будущем. Своем, своих семей, людей своего круга, класса, партии, да, несомненно, и страны тоже. Ведь в ней жить его детям и внукам. Наш правящий класс, похоже, живет одним днем, не заглядывая в будущее. Нынешние власти России должны были бы призадуматься о том, что уж слишком много накапливается несправедливости, злоупотреблений, такого, с чем никогда не согласится народ, и что может аукнуться и непременно аукнется в будущем. Ведь, говоря фигурально, чем сильнее сжимается пружина, тем с большей силой она распрямляется. На Руси почему-то всегда забывали, что каждое действие рождает противодействие. Злоупотребления властью, политика фаворитизма, наплевательское отношение к общественному мнению одного царя или правителя оборачивались тем, что после его ухода порядки тут же менялись, а все его приближенные чаще всего изгонялись и даже преследовались. В последнее время многие политики и аналитики вдруг заговорили о возможности правого переворота в России. Мне даже знакомые стали звонить насчет реальности такого поворота событий. Хотя об этом писал, причем довольно уже давно, главный редактор «Независимой газеты» Виталий Третьяков. Но он рассматривал правый переворот в ряду других, а главное, тогда это не очень казалось правдоподобным. Поначалу идея правого переворота показалась мне просто абсурдной. Какие силы у правых? Поддержка народа? Нет. Поддержка армии? Тоже нет. Быть может, у них появились готовые вызвать ответную реакцию россиян новые идеи, яркие, популярные в народе лидеры? Тем более нет. Тогда откуда же могла возникнуть такая идея? Но какое-то время спустя ситуация для меня стала более или менее ясна. Во-первых, в России не очень-то доверяют власти, а нередко и боятся. Власть же у нас олицетворяется президентом, известным своей непредсказуемостью. Да, сейчас он болен, зачастую не вполне владеет ситуацией. Однако по нынешней Конституции у него широчайшие полномочия. Да и только ли в нем дело? Кто в каждый данный момент может повлиять на него — Татьяна Дьяченко, генерал Бордюжа, Борис Березовский, Владимир Гусинский, кто там еще? — одному богу известно. Во-вторых, те в России, кому доставалась власть, традиционно стремились ее во что бы то ни стало удержать, пока их не вынесут ногами вперед. По-видимому, эта практика глубоко вошла в сознание и подсознание наших сограждан. Да, ныне в стране существуют демократические институты, проводятся свободные выборы, да, по правде говоря, не очень уж и свободные, ибо оппонирующие кандидаты находятся в неравных условиях. Но ведь есть правые силы, которым, не то что пролетариям эпохи Маркса, есть что терять. Да и цепи у многих из них золотые. У тех, кто по протекции отхватил задарма слишком уж большой кусок общественного пирога или кто преступал закон под защитой сильных мира сего, может появиться искушение либо вообще не проводить выборы, либо проводить их таким образом, чтобы власть осталась по-прежнему у «нового класса». Что можно предпринять в этом направлении, я не буду рассматривать, ибо тут вариантов много. Ну, например, можно попытаться в очередной раз поменять правительство, обвинив команду Примакова в неспособности решать насущные проблемы россиян. Понятно, что это вызвало бы негативную реакцию в Думе и в обществе в целом, могло бы дестабилизировать и без того неустойчивую ситуацию. В ответ можно было бы попытаться ввести чрезвычайное положение. Его также можно было бы попытаться ввести ради подавления придуманного «левого путча». И так далее, и тому подобное. Чтобы не растекаться мыслью по древу, беру на себя смелость утверждать: правого переворота не будет, а если бы он не дай Бог произошел, то дело закончилось бы разгромом правых и левой диктатурой. Но любые трезвые анализы ситуации построены на возможных или вероятных шагах все же не авантюристов, а здравомыслящих людей. [b]От редакции «ВМ»: [/b][i]Точка зрения известного политолога А. В. Кивы многим может показаться спорной. Но редакция посчитала необходимым ознакомить с ней читателей «Вечерки».[/i]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада