Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Свидетель

Общество
Свидетель
Фото: Нина Бурдыкина
Впервые Станислав Янович стал свидетелем, еще будучи Стасиком, в семнадцать мальчишеских лет. Свидетельствовал он не в суде, это случилось куда позднее, а в районном загсе.

Едва окончив школу, одноклассник с одноклассницей, томимые гормоном, пошли расписаться, а свидетелем со стороны жениха прихватили Стаса. Тогда он еще не знал, что это занятие станет его планидой.

За время учебы в институте он выступал свидетелем с десяток раз. Стас был веселым, компанейским балагуром, но, когда надо, становился дисциплинированным и ответственным. Лучшего сочетания качеств для шафера не найти. Перед загсовской процедурой он всякий раз дотошно проверял, на месте ли кольца, как оформлены букеты, в каких бокалах подадут «шампунь», не пьяны ли фотограф и музыканты, играющие марш Мендельсона, а в конце всегда самолично забирал свидетельство о браке, чтобы в суете не потерялось. Бывалые работницы московских загсов уважали его и даже слегка побаивались.

И на самой свадьбе, которая пела и плясала, ничто не проходило мимо внимания Стаса. Он контролировал рассадку гостей, очередность ораторов, репертуар приглашенного ансамбля, оговаривал детали с тамадой, а зачастую брал на себя его роль. Его тосты были эмоциональны, остроумны и слегка пошловаты, но пипл с удовольствием хавал. В зависимости от сословной принадлежности гостей Стас (а с годами уже и Станислав Янович) становился то светским львом, то рубахой-парнем, то блатным авторитетом. Он был в постоянном движении, переходил от стола к столу, поддерживал флирты, гасил конфликты. Последнее, впрочем, удавалось не всегда; находился умный гость, который оглашал народный свадебный анекдот: «Кто еще не спал с невестой? — Я. — А ты кто? — Жених». Далее, как водится, следовал церемониальный мордобой. На этот случай у свидетеля был под рукой походный набор, куда входили йод, зеленка, пластыри и бинты.

Годам к сорока Станислав Янович потерял счет свадьбам, где был шафером. Он участвовал и в тихих скромных посиделках, и в трехдневных загулах, где отрывались сотни людей. Свидетельствовал на бракосочетаниях по любви. По расчету. По залету. По принуждению кавказской родни. Несколько раз благословлял фиктивные браки — для прописки в Москве, для получения жилплощади, а также для переезда в Израиль и Америку. Он осенял союзы седовласых мудрецов с нимфетками и альянсы почтенных матрон с лихими альфонсами. Ему случалось выступать не только со стороны жениха, но и невесты. Он даже был свидетелем у своей бывшей жены на ее третьем бракосочетании.

И даже когда из семейного законодательства исключили пункт об обязательном присутствии свидетелей, брачующиеся продолжали звать Станислава Яновича, который каждое приглашение почитал за честь и никому не отказывал. Роль шафера содержала бонусы. Свидетельницы со стороны невесты охотно заводили интрижки с «коллегой». Вообще статус второго номера на свадьбе (вслед за молодоженами) открывал хорошие перспективы знакомств, причем не только романтических, но и деловых, которыми Станислав Янович вовсе не пренебрегал. Но все-таки этого было мало, бескорыстные вложения не окупались. А чутье подсказывало, что можно окупить.

Однажды он крепко подпоил менеджера из фирмы — устроителя свадьбы, и тот исповедался на важную тему. Несложные и недоказуемые финансовые манипуляции с музыкантами, приглашенными артистами, пиротехниками, запускающими салюты-фейерверки, и, разумеется, шеф-поварами ресторанов приносят лично менеджеру — не считая гонорара фирме — не меньше двадцати процентов от утвержденного заказчиком бюджета. Станислав Янович, преподаватель математики в лицее, мгновенно подсчитал прибыль, цифра впечатлила и разбудила фантазию.

С того момента каждому, кто звал его в свидетели, он убедительно внушал, что не нужно тратиться на все эти жуликоватые фирмы и агентства. Наделенный полномочиями друг-шафер позаботится, чтобы все было по первому разряду, и за каждую копейку даст отчет. Жених бросался в объятия: сделай милость, век не забуду! И не нужно никаких отчетов, все на полном доверии. Что и требовалось утвердить.

В соответствии с финансовыми возможностями молодоженов Станислав Янович выбирал программу. Предсвадебный мальчишник можно было провести в бюджетной пивной, а можно — в популярном ночном клубе с последующим перемещением в банный дворец, куда скоренько доставляли моделей из эскорт-агентств (этот вариант был особенно любезен сердцу нашего героя). Сами свадьбы также варьировались в зависимости от состоятельности и культурных предпочтений заказчика. При ограниченных ресурсах или скаредности брачующихся Станислав Янович устраивал весьма достойное, но не дорогое торжество. А если давали отмашку не скупиться, закатывал многолюдную пирушку в любом стиле: африкано-дикарском, ковбойско-гангстерском, гарри-поттеровском, сумеречно-вампирском… Многие молодожены, подозревающие в себе благородное происхождение, любили нарядиться князьями да графинями и прибыть в золоченой карете, запряженной четверкой рысаков. И непременно с лакеем-мавром на запятках!

Станислав Янович возлагал на себя тяжелую ношу, но и отрабатывал по полной, без проколов. Каждая деталь была под его надзором, он даже сортировал подарки, а изредка те из них, чей даритель не был помечен визиткой или подписанной открыткой, оставлял себе — на добрую память.

Чувствую, что наш герой разочаровал читателя. Но зря! Хотите верьте, хотите нет, однако автор-то знает, что Станислав Янович искренне считал, что устраивает счастье молодоженов, в помыслах он был чист, а в деньгах знал меру и приличие. И в дальнейшем поддерживал дружбу с освященными им семьями, ходил в гости, крестил детей, а если дело доходило до венчания супругов, держал венок над головой мужа.

Но годы шли, друзья-приятели переженились, и свидетельствовать стало некому. Следующим поколениям брачующихся Станислав Янович был не нужен, на их поляне танцевали новые шаферы. Личный финансовый кризис прихватил нашего свидетеля за горло, пришлось поддерживать штаны не слишком доходным репетиторством.

Дальше — больше: чередой пошли разводы. И теперь он выступал свидетелем уже не на свадьбах, а в зале суда, где делили имущество, решали, с кем останутся дети, орали друг на друга, а заодно и на него: «Зачем ты выдал меня за эту сволочь?!» Было грустно. Станислав Янович почувствовал, что теряет доверие к институту брака.

Жизнь идет по спирали и все возвращает на места. Сначала позвонил приятель-разведеныш и сообщил, что собирается осчастливить юную кралю, так что нужен свидетель. Станислав Янович собрался было его послать, но вовремя вспомнил, что немолодой жених сидит на углеводородах и свадьба наверняка будет со всеми положенными понтами.

Потом пришла в гости давно разбежавшаяся парочка одноклассников, с которых, собственно, и началась карьера свидетеля. Пожив десяток лет порознь, они решили воссоединиться и повторно расписаться. Позвали за шафером. Это было так смешно, что Станислав Янович не сумел отказаться. Наконец, бывшая жена уведомила, что третий по счету супруг оказался козлом, и она меняет его на вице-премьера правительства дотационного горного региона. «Он тебе понравится», — зачем-то добавила бывшая и пригласила в свидетели.

А жизнь-то налаживается, подумал Станислав Янович и начал перебирать не стертые, к счастью, телефонные номера.

Подкасты