пт 18 октября 07:40
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Мы — одинокие ослы, и морковка уже привязана

Мы — одинокие ослы, и морковка уже привязана

И называют тысячи причин — кто во что горазд.

В последние годы это перестало быть проблемой Запада исключительно — например, велико число самоубийств в Японии.

Думаю, что причин много, но все они — ветви одного дерева. А ствол у дерева один. Имя ему — одиночество.

Вот бич Божий, поражающий народы и стирающий в пыль города.

Причин же этой напасти несколько. И, если не брать закомплексованность некоторых людей, предпочитающих жить в мире своих иллюзий из-за боязни сойтись с окружающими, то остается одна: пресыщенность выбора.

Да-да. Сейчас возбудятся феминистки, но в старину, когда жених и невеста толком не знали друг друга до свадьбы, разводов почти не было.

Почему?

Да потому что брак рассматривался как создание семьи для продолжения рода и избавления от одиночества, ибо «нехорошо быть человеку одному», как гласят Писания.

А сейчас…

Мне позвонила одна знакомая, очень деловая девица. И, помявшись, спросила в лоб:

— А что... Вот прям размер точно имеет значение?

— Ты о чем?

— О том самом…

— Мужа спроси. Я-то тут при чем?

— В том и дело... А вдруг мне с другим больше понравится? А потом еще лучше найдется? Или размер не влияет?

Что ж, остается только пожелать ей счастливого плавания по этому морю без берегов.

«Быть только первым!» — орет с витрины «Дома Книги» школьник в хорошем костюме и показывает прохожим кулак. Только! Первым!

Фото: Игорь Воеводин

Фото: Игорь Воеводин

ФОТО:

А что делать вторым? А тридцать четвертым? Сто девятнадцатым?

Мир попал в ловушку собственной слабости.

Мы покупаем, допустим, Toyota, а шеф ездит на Мercedes. А если и наоборот — то все равно неладно. Мы носим Wrangler, а сосед, редиска, Levi's. Ну а кто носит Prada — известно и так.

Сейчас завопят маскулинные посетители фитнес-клубов: а как же чувства? А как, пардон, проверить нашу половую совместимость?! Ась?

Знаете, юноши... Ее нет — открою вам страшную тайну. Магазины и психотерапевты не хотят, чтобы вы это знали.

Кого нет?

Несовместимости.

Нет, и точка. За исключением доли процента патологии. Но и это — не главное…

Вот тут должны перевозбудиться уже все вокруг: мол, а вдруг?!

Дети, дети... Как страшны ваши лета…

Вам зачем жениться? Не только же за этим самым, ага? Потому что если только за ним, то жениться не надо. Так и будете мучиться: а вдруг у Клавы у соседской это... Лучше?

Помните осла, который бежит за подвешенной перед его носом грушей?

Это мы.

Почти никто не живет здесь и сейчас — предпочитают казаться, а не быть.

«Ты — то, что ты ешь! Пьешь! Носишь!»

— Ты почему дома не сидишь? Чего по свету бродишь? — спросил меня старый якут-охотник в тундре.

Тихо плескала Лена у ног. На костерке поспевала уха с осетра. В отдалении девушка чистила муксуна, извлеченного с летника, на строганину.

—Да... Так как-то.

—Эх, паря... Жениться не хочешь?

— На ком?

Помолчали.

— Старый я стал… — продолжил он. — Мало-мало помирать надо. У ей родителей нет. Женись, паря! В дом, когда тебя нет, никого не пустит. Верная будет. Хозяйка будет.

Внучка опустила голову ниже и залилась краской.

Как бешеная крутилась стрелка компаса — аномалия от ближней горы. Пасся на горизонте овцебык, и горностай, которого здесь держат вместо кошки, лениво шел в сарай — ему там всегда оставляли поесть.

Пять обойм к карабину СКС — столько здесь весит калым за невесту. Сто двадцать всего патронов в год выдают охотнику — шибко, однако, мало…

Здесь нет беспредела, а кто обманом живет — враз отучат. Здесь высокое небо да низкие звезды, здесь воздух пьют, а водка — для тепла, а не для куража.

Знаете что, господа... Не опоздайте в фитнес!

Только не ошибитесь с выбором.

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония