чт 17 октября 09:08
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Шаланды полные дурмана

Шаланды полные дурмана

Мировой наркобизнес использует все возможные способы переброски наркотиков. Все, что летит, едет и плывет, – словом, все, что представляет особый инте

[b]Морской волк – чужой среди своих[/b] Совсем недавно в территориальных водах Испании было задержано российское судно «Иви 1». Скандальная история получила неожиданный оборот – команду корабля, следовавшего из Африки в Португалию, местные власти обвинили в контрабанде наркотиков. Арестованы 16 человек, четверо из которых, включая капитана, граждане России. Другие члены экипажа – пестрая смесь национальностей, населяющих постсоветское пространство. На судне под двойным дном злоумышленники прятали 3 тонны кокаина. Вероятно, его должны были перегрузить в нейтральных водах близ Испании и Португалии. По делу вынесено судебное решение о предварительном задержании моряков до окончания расследования. Задержанные содержатся в изоляторе следственного суда № 3 в г. Лас-Пальмас. …Не секрет, что морской путь – один из основных способов доставки контрабандных грузов. Но одно дело, когда его банально прячут для того, чтобы не платить таможенные пошлины. Куда опаснее, если это наркотики. Морские ворота России всегда были ее гордостью и важнейшим инструментом торговли, а профессия моряка еще недавно считалась престижной. Но в последнее время образ бравого капитана, боцмана и матроса несколько потускнел: все чаще они стали попадать в оперативные сводки Федеральной таможенной службы, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и Федеральной службы безопасности. Соответственно, регулярно «светятся» люди в тельняшках и в средствах массовой информации. История знает множество фактов изощренного провоза через границы незаконного груза. Но до сих пор мы не перестаем удивляться изобретательности контрабандистов. Достаточно вспомнить хрестоматийного Никулина-Сеню из кинофильма «Бриллиантовая рука», который стал живым контейнером для перевозки драгоценностей. Наркокортели, мелкооптовые контрабандисты и просто «частники» регулярно обновляют свои схемы доставки наркотиков. Это зависит от тех возможностей, которыми группировка обладает. Чем могущественней синдикат, тем больше его возможности. [b]Наследие Пабло Эскобара[/b] К примеру, колумбийские наркодельцы раньше «загоняли» кокаин в США на малогабаритных самолетах вместимостью от 500 килограммов до тонны. Они перелетали океан и приземлялись в прибрежных районах Америки, где благополучно выгружались. Однако американцы поставили приграничную систему по перехвату этих самолетов. Колумбийцы, конечно же, полностью не отказались от проверенного способа, но это заставило их искать более безопасные пути доставки и по большей части пересесть на морской транспорт. Фрахтуется корабль. После прохода таможенного контроля он выходит в рейд. Как правило, ночью в нескольких милях от берега к нему причаливает быстроходный катер, яхта или другое небольшое, но с большими возможностями судно. Наркотик перегружают с корабля на корабль и прячут в специально оборудованных тайниках. Обычно в трюмах. Дальнейшая выгрузка может происходить как до захода в порт, так и в самом порту, в зависимости от степени законспирированности. Существует и другой, более сложный план по обеспечению доставки смертоносного груза. Создаются фирмы-прикрытия, регистрирующиеся на подставных лиц. Наркотики прячут в грузовых контейнерах с каким-нибудь легальным товаром. Подготавливают необходимые сопроводительные документы и отправляют наркотик под прикрытием официально зарегистрированного груза. Для доставки «дури» в пункт назначения обычно используются несколько резервных маршрутов. То есть маршрут транспортировки, как правило, проходит через промежуточные транзитные порты, где контейнеры «отстаиваются», а в документах на них вносятся изменения или же попросту оформляются новые. Смысл таких манипуляций простой: исключить упоминание о том, что груз прибыл из наркоопасного региона. Контрабандисты хорошо уяснили все преимущества корабля над малогабаритным автомобильным или воздушным транспортом. Ведь гиганты а-ля «Титаник» обладают такой площадью, что «черт ногу сломает»! Достаточно только договориться с капитаном или же искусить старшего помощника перспективой легкого заработка. Как организаторы, так и исполнители отлично понимают, что без предварительной информации проще найти иголку в стоге сена, чем тонну кокаина на корабле. Запрещенный груз чрезвычайно сложно обнаружить путем обычного обыска трюмов и кают. Все зависит от оперативной смекалки и опыта сотрудников компетентных органов. Бывалый таможенник обращает свое внимание прежде всего на заклепки различных обшивок, на степень свежести краски, нанесенной в отдельных местах корабля. Если появятся сомнения, то постучит где надо, отковырнет что-либо или попросит открыть ту или иную дверцу. Таможенник знает, что наркотик прячется не только с условием, чтобы его было чрезвычайно трудно обнаружить, но и легко забрать. «Съевшие собаку» на контрабанде кокаина Америка и Англия в случае появления в их порту судна из стран «золотого треугольника», таких как Колумбия, Панама или Эквадор, принимают самые решительные меры. Грубо говоря, «распилят на части» корабль, пока не найдут порошок белого цвета. [b]Наш привет наркобаронам![/b] – Российским борцам с наркотиками сейчас приходится работать без всяких газоанализаторов для поиска наркотиков. Практически нет быстроходных катеров, вертолетов и прочих технических премудростей, – признался один из руководителей ФСКН России. Наркополицейским, таможенникам, пограничникам и эфэсбэшникам приходится рассчитывать в основном лишь на свою смекалку и опыт. Вспомним, к примеру, как на судне «Полар-Гондурас», прибывшем в порт Санкт-Петербурга с грузом бананов, наркополицейские вместе с таможенниками изъяли три с половиной килограмма кокаина. Курьер пытался убедить, что это весь груз, но ему не поверили. В течение трех дней «банановоз» «гондурасили», что называется, по полной программе и обнаружили еще 66 килограммов. Это как игра в прятки. Только с одним различием – сказать «сдаюсь» не получится. Как уже было упомянуто, кокаиновые бароны для маскировки предпочитают фрукты, в частности, бананы. Это хорошо известно таможенникам. Но контрабандисты продолжают уверенно наступать… на одни и те же грабли. Дело в том, что в России кокаин стоит в три-четыре раза дороже героина. Поэтому «кокс», «кокос» или, как его еще называют, «первый», пользуется славой элитного наркотика. Пока он не так распространен в России, как в Европе и Америке, но в связи с ростом благосостояния наших граждан ожидается и рост потребления этого заокеанского «стимулятора». Главное оружие российской наркополиции – «контролируемая поставка». Этот способ отслеживания мест реализации товара требует огромной выдержки и профессионализма. На деле это выглядит следующим образом. Сотрудники наркоконтроля знают, что на морском лайнере, прибывшем в порт, спрятаны наркотики. И даже знают, в каком именно месте. Но по согласованию с коллегами из таможенной службы груз пропускается. Под невидимым контролем наркотики благополучно перегружаются в какую-нибудь крупногабаритную машину. За «баранкой» водитель, рядом помощник. Оба, будучи исполнителями, оперативной ценности не представляют, поскольку зачастую даже не знают своего работодателя. Гораздо интереснее, куда развозится товар. Там Абдурахман получил пару килограммов, там Саид – пять, здесь Мустафа – десять. В процессе этого распределения за участниками преступного сговора ведется тщательное наблюдение. Все его участники по цепочке арестовываются. В результате хорошо спланированной спецоперации «улов» – целая сеть оптовых наркосбытчиков. Но вернемся к оперативной смекалке. После прибытия парома «Кристина» из Туркмении в порт Оля Астраханской области был осуществлен досмотр сотрудниками ФПС и ГТК всех транспортных средств, находящихся на судне. В результате один из рефрижераторов, находившихся на палубе, вызвал подозрение: топливный бак был прикреплен к новым, некрашеным деревянным доскам. Было принято решение произвести более тщательный досмотр. Подозрения пограничников оправдались – доски под баком были нечем иным, как специально сконструированным вторым управляемым дном автомобиля. При нажатии кнопки оно медленно и практически бесшумно открывалось и закрывалось. После его вскрытия были обнаружены 220 целлофановых пакетов с героином общим весом более 220 килограммов. Контрабандисты попытались скрыться, но были пойманы сотрудниками милиции. Ими оказались граждане Турции. Была ли предварительная информация или же опыт подсказал таможенникам проверить грузовик, для многих останется неизвестно. Так или иначе, большинству крупных изъятий предшествует кропотливая оперативная работа. Недавно краснодарские наркополицейские задержали учительницу музыки, которая торговала сильнодействующими препаратами. Начали раскручивать преступную цепочку. Через некоторое время, проведя ряд задержаний, вычислили перевалочную базу в Туапсе. Выяснили, что ожидается еще одна крупная поставка. Полученная информация не оставила шанса турецким контрабандистам. В морском порту Сочи контрабанду нашли в краске – наркотики плотно упаковали и «утопили» в банках, в надежде, что густая разноцветная масса отпугнет опытных наркополицейских. Изобретатель этого метода, видимо, был уверен в своей гениальной идее. Но и она оказалась не нова. В ходе этого оперативного мероприятия была изъята одна из крупнейших в России партий – 37,5 килограмма эфедрина или 150 тысяч таблеток. Партия дурмана, прибыла из Турции на корабле «Аполлония», благополучно миновав все таможни. Морем в Россию «идет» синтетика. Из Прибалтики и Западной Европы она поступает едва ли не тоннами. Не для этого Петр I «прорубал» окно в Европу! Порт в Питере уже давно стал крупнейшей перевалочной базой как для крупных партий кокаина из стран Латинской Америки, так и синтетических наркотиков из Европы на территорию Российской Федерации. Чаще всего используются маршруты, пролегающие через Балтийское море. В 2004 году на теплоходах, прибывших в Санкт-Петербург под флагами Панамы и Мальты, сотрудниками ФСКН России было изъято две партии кокаина общим весом 29 кг. Вообще-то, популярность кокаина и экстази стремительно набирает обороты. Танцевальная культура в последние несколько лет идет рука об руку с этими видами наркотиков. Объемы их потребления уже вытеснили на второй план более «тяжелую дурь». Каждый второй ночной клуб или дискотека, как Москвы, так и других крупных мегаполисов страны, является местом сбыта этих наркотиков. Морские порты Дальнего Востока и Приморья используются наркомафией в основном для вывоза наркотиков в Японию. В их перечне чаще всего фигурируют гашиш, опий и марихуана. [b]«Болезнь внутренних органов»[/b] Идет перемещение наркотиков и внутри страны. Скажем, сравнительно небольшими объемами транзитом через Омскую в Тюменскую область поступает героин, а также в районы Северного Приобья и далее на север. Также наркотические средства и психотропные вещества поступают на Камчатку и о. Сахалин. В свою очередь, эти регионы являются крупными поставщиками наркотиков канабисной группы. Доставка производится в контейнерах из регионов России и стран СНГ с грузами опять же сухофруктов, овощей и товаров народного потребления. Использование водного транспорта для перевозки наркотиков осуществляется, по большей части, членами экипажа или пассажирами. Так, сотрудниками межрайонного отдела ФСКН России по Краснодарскому краю при содействии краснодарской таможни был задержан гражданин Украины, перевозивший через российско-украинскую границу несколько упаковок «Трамадола». Ранее он был судим за грабеж, сам – наркоман со стажем. Изъятый препарат на Украине можно приобрести без всякого рецепта в обычной аптеке. Наркоманы используют его для снятия ломки, что, в принципе, полностью компенсирует героиновый «приход». Но если на Украине можно, то в России – табу. Так что «отдыхать» хлопчику на «нарах» придется еще долго. На Украине еще много видов сильнодействующих веществ, свободно продаваемых в аптеках и одновременно запрещенных у нас. Ну как на этом не поживиться! В Краснодарском крае правоохранительные органы довольно часто сталкивались с «морскими» наркопреступлениями. Немало и курьезных случаев. Один из них привлекает своей оригинальностью. На «телефон доверия» анапского наркоконтроля поступил анонимный звонок. Местный житель сообщил, что на рыболовецком судне, пришвартованном в порту «Утриш», изготавливают наркотики. Оперативники выехали на проверку. В ходе осмотра корабля они обнаружили пять литров экстракта маковой соломки. В момент появления наркополицейских ничего не подозревающий 38-летний моторист судна «варил» зелье. Задержанный посетовал, мол, страдая язвой желудка, он употреблял наркотик как обезболивающее средство. А на самом деле… Группа молодых людей постоянно собиралась на судне. Варили и кололись толпами. Коллектив постоянно обновлялся. Одни уходили, другие приходили. Частенько «обдолбыши» выплывали в море порыбачить, что, в принципе, по их словам, у них неплохо получалось. Сегодня правоохранительным органам приходится иметь дело с мощной преступной индустрией. Наркомафия пользуется самыми разнообразными приемами для проникновения на рынок. Отъезжающим дном и прочими хитростями оперативников не удивишь, а вот какой-то странной упертости многим иностранным наркобизнесменам не занимать. Сколько не ловишь их на одном и том же, а они, как бараны, все лезут и лезут в одни и те же ворота. Возникает вопрос, почему? Ответ простой. Ведь если бы морской транспорт не был столь удобным и, возможно, наиболее безопасным способом доставки, его бы так часто не использовали. Для перекрытия наркопотоков с моря необходима мощная техническая база, людские и прочие ресурсы. Однако, правоохранительные органы финансируются пока, мягко говоря, скудно. Если в ближайшее время ничего не изменится в лучшую сторону, то через каких-то несколько лет нация окажется на пороге вымирания. Неужели деньги важнее национальной безопасности? Как здесь не вспомнить классическое изречение таможенника Верещагина – «За державу обидно!»

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше