пт 18 октября 12:15
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Другой Путин

Другой Путин

Только недоброжелатели Путина могут ему рекомендовать начинать какие-то серьезные перестановки, перетряски до того, как он станет президентом

[b]Начиная с событий августа 1991-го развитие России идет каким-то непредсказуемым путем. На каждом этапе конечный результат совсем не тот, который можно было прогнозировать на основе развития ситуации. Ну в самом деле, кто еще полгода назад мог предположить, что назначенный Ельциным преемником на посту президента мало кому известный Владимир Путин, к тому же активно поддержанный Семьей, может приобрести такую бешеную популярность и кардинальным образом изменить расклад политических сил в стране? Ведь еще в сентябре 99-го его рейтинг составлял 4 процента (а в августе — только 2 процента), в то время как Геннадия Зюганова — 27, а Евгения Примакова — 19 процентов. Но уже тогда было ясно: что-то еще должно произойти — либо Путин провалится в самый канун президентских выборов, либо он окажется не тем, за кого многие его принимают. Похоже, что сбывается последнее.[/b] [i]Появление на политической сцене Владимира Путина пришлось на период смены народных представлений о руководителе. (Кстати, точно так же, как и в свое время появление Бориса Ельцина). Путин в глазах большинства россиян предстал антиподом Ельцина. Молодой, энергичный, немногословный, в то же время ироничный и загадочный.[/i] Даже если бы все СМИ изо дня в день говорили, что Путин креатура ограбившей народ Семьи, что военная акция в Чечне специально была спланирована так, чтобы раскрутить верного Кремлю человека, то результат был бы примерно тот же — рейтинг Путина продолжал бы все равно расти, ибо народное сознание отторгало бы все негативное о своем новом кумире. Как оно в свое время отторгало критику Ельцина, которая в нередких случаях была справедливой. Можно не сомневаться, что ни в одной западной стране политик, который позволял себе то, что позволял Ельцин, не был бы допущен к вершинам власти. То, что Владимир Путин стал премьером в период начала борьбы с чеченским терроризмом и бандитизмом и сразу же заявил о себе как о решительном стороннике того, чтобы раз и навсегда покончить с этим злом, притом что военные действия на сей раз стали осуществляться грамотно, несомненно, сыграло немалую роль в быстром росте авторитета Путина. Однако мне кажется, что рейтинг Путина пошел бы в гору и без чеченской кампании. Почему? Очевидно, в подсознании народа уже сложился образ желанного руководителя страны. Поэтому Путин с первых своих слов был воспринят народным сознанием как руководитель, который будет бороться за укрепление государства как института и как федерации, отстаивать национальные интересы, возрождать отечественное производство, заботиться об интересах простых людей. Иначе говоря, если Борис Ельцин стал восприниматься народным сознанием как разрушитель и слабый руководитель, то Владимир Путин — как сильный человек, способный навести порядок в стране и возродить Россию. Иначе говоря — как строитель новой России. Пожалуй, ни один политик советских и постсоветских времен не вызывал столько вопросов типа «Кто вы, доктор Зорге?», как Владимир Путин. Но парламентские выборы показали, что большинство губернаторов и глав администраций республик в составе РФ уже присягнуло на верность и.о. президента. Потом главы стран СНГ уже одним избранием Путина своим главою для себя решили вопрос о том, кто именно станет президентом России. А совсем недавно президент США Билл Клинтон неожиданно высоко отозвался о Владимире Путине. Очевидно, и.о. президента произвел благоприятное впечатление на госсекретаря США Мадлен Олбрайт, которая беседовала с ним аж три часа. Правда, живущие в США россияне высказываются в том смысле, что американцы прагматически смотрят на вещи и воспринимают Путина как человека, который неизбежно станет президентом второй в мире ядерной державы. В то же время они продолжают его изучать, и можно не сомневаться, что им вряд ли понравится приверженность Путина идеям патриотизма, державности, усиления роли государства в экономической и общественной жизни, жесткого отстаивания национальных интересов России. Единственно, что смягчало бы восприятие американским истеблишментом нового образа будущего российского президента, так это постоянное напоминание Путиным о своей приверженности идеям демократии и либерализма, что, кстати говоря, он и делает. Говоря о Путине, многие политики и аналитики почему-то делают акцент на его предвыборной программе. На мой взгляд, куда важнее программы, которая, как известно, практически всегда в таких случаях плод коллективных усилий, его высказывания, замечания, реплики и практические действия. В совокупности они уже дают возможность с большей или меньшей определенностью высказать ряд соображений о Владимире Путине. Первое. Путин производит впечатление политика нового поколения, хотя и начавшего свою карьеру при коммунистической власти, но окончательно сформировавшегося в постсоветские времена. В ходе избирательной кампании по выборам в Думу либералы о нем говорили как о правом, противопоставляя его левым и даже «розовому» Примакову. Мне кажется, что он не левый и не правый, а прагматик, но, безусловно, принимающий как данность ценности рыночной экономики и демократии. К слову сказать, самые опасные для общества — это, безусловно, идеалисты (не считая, конечно, талантливых жуликов во власти), которые ради осуществления своей красивой, но безумной идеи готовы разорить страну и голодом уморить народ. Прагматик же будет делать то, что подсказывают обстоятельства как внутреннего, так и международного порядка. Второе. Путину, по-моему, присуще стратегическое мышление, что отсутствовало у Ельцина, которого, однако, выручала потрясающая интуиция. Путин хорошо чувствует дух времени. Он прекрасно понимает, что возрождение России невозможно на иных ценностях, кроме тех, которые близки и понятны народу и которые помогали России выстоять в самые тяжелые времена. Это идеи справедливости, солидарности, сильного государства, патриотизма, духовности, идея развития и т.д. Возрождение России требует, чтобы люди вновь поверили в себя, в будущее, обрели доверие к власти, авторитет которой при Ельцине упал как никогда низко. Сильной стороной Путина является то, что он остро чувствует настроения людей. Я еще не слышал ни об одном случае, чтобы люди ушли разочарованными после встречи с ним. А встречается он, как мы видим, регулярно и с представителями самых разных слоев и профессий. Третье. Путин оказался хорошим тактиком. Сколько раз мы укоряли Путина за то, что он, так сказать, позволил состояться беспринципной сделке между прокремлевской фракцией «Единство» и фракцией КПРФ. Но вот прошло совсем немного времени, и стал ясен замысел той комбинации. Кремль получил возможность не зависеть ни от левых, ни от правых. Благодаря альянсу фракций «Единство» и КПРФ и их союзников Кремль может получать поддержку 285 депутатов. И в то же время, опираясь на поддержку «Единства» и правых фракций и групп, может создать большинство в 240 депутатов без фракции КПРФ, что уже и начало происходить. И когда заместителями председателя Думы вопреки воле депутатов-коммунистов утвердили Владимира Лукина из «Яблока» и Бориса Немцова из Союза правых сил, и когда «укоротили» функции думского комитета, возглавляемого Анатолием Лукьяновым. Если Кремль обретенную им таким образом свободу действий в парламенте будет использовать не во вред, а во благо страны, то многие уже давно подготовленные законопроекты, касающиеся различных сторон реформирования страны, но не получавшие поддержку со стороны левого думского большинства, в скором времени станут законами. И вот удивительные метаморфозы! Борис Немцов, тот самый Немцов, который еще недавно в пух и прах разносил Путина, обвиняя его в непредсказуемости, вдруг прозрел и почти по-ленински произнес: «Момент, которого так долго ждали правые, наконец наступил. Некоммунистическое большинство может принимать нужные стране законы». Только, сдается мне, правым не следует на этот счет впадать в эйфорию. Путин вряд ли станет поддерживать их радикал-либерализм. И последнее. Многих в России, несомненно, волнует то, на самом ли деле Путин взял какие-то обязательства перед бывшим президентом Борисом Ельциным по отношению к Семье. Это действительно серьезная проблема. И она не только в том, будет или не будет оказывать влияние на Путина и после избрания его президентом Семья. Будут или не будут неподсудными те ее члены, к которым могут быть вопросы у органов правосудия. Проблема куда глубже! Во-первых, борьбу с коррупцией и преступностью, которая уже давно взяла за горло общество, нельзя вести выборочно. Так у нас ничего не получится. И, во-вторых, без веры народа в справедливость трудно рассчитывать на его поддержку власти, а следовательно, и на возрождение России. А именно возрождение России Владимир Путин провозглашает первостепенной национальной задачей, и его, как он считает, надо начинать с возрождения духовности, нравственности. В этих условиях, как мне кажется, нужно набраться терпения и подождать до 26 марта. Вот тогда уже можно будет об этом и поговорить. Ибо только недоброжелатели Путина могут ему рекомендовать начинать какие-то серьезные перестановки, перетряски и пр. до того, как он станет президентом. А если, к слову сказать, не он, то кто? Понятно, что не Тулеев, Подберезкин или Явлинский, а Геннадий Андреевич Зюганов. «При всем богатстве выбора» разумной альтернативы, как видим, нет. [b]Алексей КИВА, политолог [/b]

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы