сб 19 октября 10:22
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Национальный забой

Национальный забой

Через неделю начнется массовое убийство тюленевых детенышей

[i]Тысячи лет гренландские тюлени устраивают на беломорских льдинах «детные залежки». Тысячи лет промышляют тюленя поморы. Отношение к тюленю-кормильцу испокон века было уважительное. Зверобойный промысел — дело отважных и сильных — стал нынче национальным позором. Благородная охота на морского зверя в конце двадцатого века превратилась в избиение младенцев. Дело в том, что сегодня зверобои добывают не взрослых тюленей, а исключительно новорожденных тюленят — бельков.[/i] [b]В прошлогодней зверобойке участвовало 300 колхозников. Каждый из них получил около 3000 рублей за 7—8 дней работы. [/b] Ни один из видов животных не подвергается такому циничному и массовому истреблению, как гренландский тюлень в России. Ведь убивают новорожденных, абсолютно беззащитных детенышей ластоногих, которые не могут уползти на слабеньких ластах, не могут нырнуть в море вслед за матерью. Эти глазастые несмышленыши даже не пытаются спастись от человека с дубиной. Их бьют палкой по носу, и, если не убивают с одного удара, они плачут, как дети, заливаясь кровью и настоящими слезами. Старая поморка рассказывала, что, когда в конце сороковых годов ее, еще молоденькую, взяли вместе с мужиками на «зверобойку» и заставили бить бельков, у нее сердце кровью обливалось от стыда и жалости. Массовый забой бельков появился в годы первых пятилеток и освоения Арктики, во времена строительства печально известного Беломоро-Балтийского канала, когда тюленье мясо стало основой рациона государственных рабов. Так что истребление новорожденных никак нельзя отнести к традиционным промыслам, а цинизм и жестокость — к «особенностям национальной охоты». У всех народов существует испокон века неписаный, самой природой установленный закон — не трогать самку с новорожденным детенышем. В последнее десятилетие двадцатого века ежегодно 30 000 тюленят в возрасте двух-трех недель от роду на полном законном основании получают удар дубиной. В 1999 году жители беломорских деревень Золотица, Койда, Чапома «добыли» 34 850 бельков. Через несколько дней им предстоит нелегкий труд — угробить 76 000 новорожденных тюленят. Убийство бельков — «насущный хлеб» православных поморов. Это какой-то абсурд. Неужели люди не в состоянии нормально прожить и вырастить своих детей без чудовищного убоя тюленьих детенышей? Как же раньше-то жили? Как же выживают карелы с противоположного берега Беломорского горла? Они отказались от зверобойки, и квота на несколько тысяч тюленей перешла к архангельским поморам. Организует зверобойку ООО «Белое море»: несколько рыболовецких колхозов, у которых уже нет флота — рыболовецкие суда поржавели и развалились, как тракторы и комбайны «сухопутных» крестьян. В прошлогодней зверобойке участвовало около 300 колхозников. Каждый из них получил около 3000 рублей за 7—8 дней работы. («Правда Севера», 25 февраля 1999 г.) Такая сумма никак не может считаться основным и единственным заработком. Не может быть зверобойка насущным хлебом поморам, как это заявляют организаторы убоя. Что же люди делают в оставшиеся 355 дней в году? Неужели сидят на печи? Разве эти 100 баксов по нынешнему курсу семьям поморов больше нечем заработать? И вообще, сколько стоит удар дубиной по голове новорожденному тюленю? Может быть, зверобойка страшно выгодна меховой или какой-нибудь другой отечественной промышленности? Шкурки бельков, предварительно засоленные, везут в Казанское мехобъединение на выделку и пошив шапок. За каждую шкурку меховщики должны платить ООО «Белое море» по 250 рублей. Белые шкурки тюленят при хранении и выделке портятся, покрываются пятнами. Сбыта изделия почти не имеют, и засоленные шкурки лежат на складах порой по нескольку лет. Их приходится красить в коричневый или черный цвет. Черный белек — это апофеоз российского абсурда, бессмысленного и беспощадного. Такая шапка стоит от 300 рублей. Все магазины и рынки Архангельской области завалены этим товаром в любое время года. Ободранные тушки бельков никак не используют. Раньше тюленье мясо шло на прокорм зеков и песцов на зверофермах. Нынче тарифы на грузовые перевозки съели всю пользу тюленьего мяса. Горы окровавленных тушек гниют возле поморских поселков. Так что «насущный хлеб» наших соотечественников поморов получается не только кровавый, но еще черный и тухлый. Та же ситуация и в соседней Норвегии. В последние годы мясо тюленя тоже тухнет на льдинах — кормить песцов и норок на зверофермах дешевле и выгоднее сублимированными полнорационными кормами из Германии. Норвегия от промысла белька отказалась, поскольку «мода» на шубки и шапки из шкур новорожденных в Европе категорически прошла благодаря усилиям защитников животных. Мода прошла, а производство в Норвегии осталось. Его надо поддерживать. Уже в 1997 году члены экспедиции IFAW в районе зверобойки заметили норвежцев, пытавшихся скупать шкурки бельков. А совсем недавно в Осло на конференции по использованию морских млекопитающих представитель министерства рыболовства Норвегии Йохан Виллиамс сказал буквально следующее: «Не правда, что добыча тюленей имеет низкую рентабельность. Она вообще нерентабельна. В 1999 году министерство рыболовства субсидировало забой тюленей в размере 13 млн. норвежских крон. В 2000 году мы предоставим зверобоям и переработчикам (фирме «Rieber&Co») 15 178 млн. норвежских крон. Мы также планируем выделить финансовые ресурсы россиянам, чтобы они поддержали нас в нашем стремлении заблокировать любые будущие попытки природоохранных организаций по объявлению добычи тюленей вне закона. Мы поддерживаем любую деятельность по отлову, производству продуктов из тюленей и их сбыту». (Пресс-центр представительства IFAW в Москве.) Так что на вопрос, кому это выгодно, ответ получен. От такого «насущного хлеба» отказались и в Канаде. Бьют тамошние прибрежные жители взрослого тюленя. И ничего в этом страшного нет. Международными конвенциями ежегодно выделяется определенная квота. Стадо гренландского тюленя есть в Северной Атлантике, в Северном и Белом морях. И только наше российское стадо гренландских тюленей подвергается убою молодняка. По закону «О животном мире» промысел разрешен. Международные квоты имеют в виду взрослого тюленя — десятипудового, могучего и проворного морского зверя. Международный фонд защиты животных, добившийся полного запрета на убой детенышей морских млекопитающих во всех странах мира, предлагает разработать программы экономического развития российских беломорских поселков, переориентировать поморов на другие виды промысла. Три семьи в деревне Золотица, отказавшиеся от участия в зверобойке, получили от IFAW оборудование для переработки рыбы и ягод. Это позволило им создать предприятия малого бизнеса. Беломорские края богаты морошкой, грибами, великолепной рыбой. В московских магазинах коробочка финской морошки стоит дороже самых экзотических фруктов. Наша морошка ничуть не хуже ее, только надо правильно упаковать и сохранить… В Канаде промысел белька с успехом заменили экологическим туризмом. Люди прилетают на льдины на вертолетах, чтобы увидеть живого белька. Он не уползает, дает погладить себя, сфотографировать. За это удовольствие платят по 3—4 тысячи долларов. Мать малыша плавает рядом у кромки льда. Люди уйдут, она выйдет на лед, покормит свое единственное чадо невероятно питательным молоком 50%-ной жирности. Вырастет тюлененок и станет вполне нормальным промысловым зверем. В море он может себя защитить. «Закон о защите животных от жестокого обращения», содержащий статью о запрете уничтожения детенышей морских млекопитающих, прошел все три положенных чтения в Государственной думе. Архангельский губернатор выражал беспокойство о том, что отмена зверобойки может вызвать социальный взрыв. Но Совет Федерации закон принял. И вдруг на последнем этапе буквально за день до своей новогодней отставки Ельцин наложил на закон президентское вето. А Путин вето подтвердил, послав в Государственную думу письмо. В письме этом говорится, что закон такой не нужен, поскольку «не имеет собственного предмета правового регулирования». Это значит, что либо жестокости к животным у нас в России нет, либо пусть будет и нечего ее контролировать в законодательном порядке. Возможно, самому и.о. президента РФ было не до подробного чтения закона против жестокости. Сейчас уже создана согласительная комиссия по преодолению президентского запрета. Вот только успеют ли члены Комитета по экологии Государственной думы и представители президента продвинуть утверждение закона до начала забоя? До кровавой бойни в тюленьем роддоме осталось несколько дней. Керосин для вертолетов куплен, денежки в зверобойку вложены. 76 000 беленьких заложников вот-вот появятся на свет.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?