вс 20 октября 06:52
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Особая папка Леонида Млечина. Кровавая Олимпиада

Особая папка Леонида Млечина. Кровавая Олимпиада

Возмездие за убитых палестинскими террористами израильских спортсменов в Мюнхене не заставило себя ждать

[i][b]Окончание. Начало читайте в номерах «ВМ» от 10 и 17 января[/b][/i] [b]Все израильские политики сходились на том, что преступники должны понести наказание. Но как это сделать? Террористов отпускают на волю[/b] Генерал Аарон Ярив, руководитель военной разведки, предложил Голде Меир уничтожить руководителей «Черного сентября». Пусть террористы почувствуют себя в роли людей, за которыми охотятся. Причем наказать нужно и тех, кто придумал эту операцию, кто руководил террористами, сидя за письменным столом. Премьер-министр Голда Меир внутренне противилась этой идее. Она просила канцлера ФРГ Вилли Брандта выдать Израилю трех оставшихся в живых и арестованных немецкой полицией участников нападения. Брандт ответил, что их будет судить немецкий суд. Но его правительство дало слабину, и этим сразу же воспользовались палестинцы. Через полтора месяца, утром в воскресенье, 29 октября 1972 года, двое палестинских боевиков захватили «Боинг-727», принадлежавший «Люфтганзе». Самолет летел из Дамаска во Франкфурт-на-Майне. Террористы сели на борт в Бейруте, где самолет сделал промежуточную остановку. Они потребовали лететь в Мюнхен. Самолет дозаправился на Кипре и полетел в сторону Западной Германии. Террористы потребовали освободить своих соратников, арестованных за участие в похищении и убийстве израильских спортсменов. В противном случае они угрожали взорвать самолет. Западные немцы были готовы на все, лишь бы их самих не трогали. Даже не оповещая Израиль, власти Федеративной Республики приняли решение капитулировать. – Я не видел иной альтернативы, – объяснил свои действия Вилли Брандт.– Пришлось подчиниться ультиматуму, чтобы предотвратить новое кровопролитие. Трое арестованных террористов – Джамаль аль-Гаши, Аднан аль-Гаши и Мохаммад Сафади – ожидали худшего. Все трое находились в разных тюрьмах – в Штраубинге, Штадельхайме и в Ландсберге. Всех троих освободили. В Триполи, куда их доставил «Боинг», террористов встретили, как героев. Весь арабский мир считал их освобождение победой, которую отмечали массовыми митингами и шествиями. Из Ливии боевиков переправили в Ливан. [b]Голда Меир принимает решение[/b] Для Израиля освобождение террористов было ударом. Голда Меир с нескрываемой горечью говорила: – Похоже, в мире за решеткой уже не осталось ни одного террориста. Всех отпустили. Все капитулировали перед ними. Все, кроме нас. Все сомнения, которые оставались у премьер-министра, исчезли. На следующий день после того как немцы отпустили троих террористов, Голда Меир приказала найти палестинцев, участвовавших в убийстве израильских спортсменов: – Я хочу, чтобы все организаторы и исполнители ответили за свое преступление. Отправьте наших мальчиков. Голда Меир поручила отомстить за Мюнхен директору Моссад Цви Замиру и начальнику военной разведки генерал-майору Аарону Яриву. Сотрудники обеих спецслужб действовали сообща, хотя в повседневной работе они конкурировали между собой. Израильтянам не так просто было установить, кто именно причастен к убийствам в Мюнхене. Никто из палестинцев не спешил в этом признаться. Тем не менее считается, что израильтяне все-таки достаточно точно установили, кто именно виновен в мюнхенской трагедии. Для начала в Израиле было проведено служебное расследование обстоятельств гибели израильских спортсменов. Расследованием руководил Пинхас Коппель, бывший сотрудник Шин-Бет и один из руководителей полиции. Комиссия пришла к выводу, что трагедия в Мюнхене – это прокол в работе контрразведки. Спортивные делегации Египта, ГДР и Советского Союза, несмотря на запрет Международного олимпийского комитета, все-таки включили в состав своих делегаций офицеров безопасности. Почему же израильские власти оказались такими законопослушными? Руководителей контрразведки наказали, хотя об этом в стране мало кто знал. [b]Боевая группа[/b] Директор Моссад Цви Замир поручил операцию возмездия Майку Харари. Ему было тогда сорок шесть лет. Когда-то его готовили в радисты. После войны Харари оказался в Риме, где участвовал в нелегальной отправке евреев в Палестину. После службы в армии, в 1950 году, был взят в ШинБет. Через десять с лишним лет Харари перешел в Моссад, где со временем вырос до начальника оперативного управления. Майк Харари сразу же выехал в Европу с паспортом на чужое имя.Операционной базой он избрал Париж. Считается, что боевая группа состояла всего лишь из пятнадцати человек. Двое приводили приговор в исполнение, двое их прикрывали. Еще двое занимались организационной работой – бронировали номера в гостиницах, находили конспиративные квартиры, арендовали машины. Двое отвечали за бесперебойную связь. И человек шесть-восемь следили за объектом и обеспечивали благополучную эвакуацию после операции. Все это были опытные люди. Каждый говорил на нескольких языках. Среди них были специалисты по изготовлению фальшивых документов, взрывчатки, хорошие стрелки. Каждый в случае необходимости мог действовать самостоятельно. Боевая группа, разумеется, имела право в случае необходимости прибегнуть к помощи региональных резидентур. Но по разным соображениям число посвященных было строго ограничено. Да и руководству Моссад не хотелось подставлять под угрозу сотрудников резидентур, обычно действующих под дипломатическим прикрытием. В самых сложных ситуациях боевой группе приходилось рассчитывать только на собственные силы. Стратегическая задача состояла в том, чтобы оторвать террористов от их соратников и от баз снабжения, подловить их в тот момент, когда они максимально уязвимы. Террористы всегда нуждаются в чьей-то помощи, чтобы получить документы, деньги, оружие. Если они оказываются одни, то теряются. Для начала палестинским боевикам стали звонить по телефону. На хорошем арабском им настоятельно рекомендовали впредь не участвовать в террористических акциях. Звонившие демонстрировали хорошее знание личной жизни боевиков, называли имена их жен, детей. Израильтяне хотели продемонстрировать способность достать любого из боевиков. Потом в арабских газетах стали появляться некрологи боевиков, хотя они были еще живы. Это была психологическая подготовка. А уж когда появились статьи о том, что Моссад охотится за участниками теракта в Мюнхене, Организацию освобождения Палестины охватила настоящая паранойя. [b]Абу Цвайтер: Рим, октябрь 1972 года[/b] Первым всего через одиннадцать дней после мюнхенской трагедии за убийство израильских спортсменов ответил Ваэль Абу Цвайтер. Он шестнадцать лет жил в Риме и работал в ливийском посольстве, участвовал в подготовке основных европейских операций «Черного сентября». Считается, что именно Цвайтер доставил террористам в Мюнхен оружие. Члены израильской оперативной группы по одиночке добрались до Италии. В Рим им доставили пять полуавтоматических пистолетов «беретта» двадцать второго калибра. Это оружие сотрудники Моссад считали надежным и удобным. 16 октября 1972 года вечером Цвайтер навестил старую знакомую. Когда он направился домой, двое оперативников ожидали его в подъезде. Примерно в половине одиннадцатого вечера он пересек улицу и, нагруженный бутылками вина, вошел в подъезд. Оперативник на всякий случай уточнил: – Вы – Ваэль Абу Цвайтер? Тот кивнул, после чего двое оперативников всадили в него по полной обойме – четырнадцать пуль. Оперативники спокойно вышли из подъезда и сели в ожидавшую их машину – «Фиат-125», взятый напрокат мнимым туристом с фальшивым канадским паспортом. В кабине их ждали двое. Они изображали любовников и делали вид, что целовались. [b]Махмуд Хамшари: Париж, декабрь 1972 года[/b] В декабре 1972 года израильтянам назвали адрес Махмуда Хамшари, руководившего боевыми операциями палестинцев с территории Франции. Он ведал оружием и взрывчаткой и подбирал объекты для терактов. Израильтяне пришли к выводу, что Хамшари несложно застрелить прямо на улице. Но задача состояла в том, чтобы провести операцию устрашения. Один из оперативников, представившись итальянским журналистом, позвонил Махмуду Хамшари и попросил об интервью. Тот согласился. «Журналист» предупредил, что через несколько дней перезвонит, чтобы окончательно договориться о времени и месте встречи. Смысл этой игры состоял в том, чтобы Хамшари не только брал телефонную трубку, но и называл себя. Когда дома никого не было, его квартиру тайно посетили специалисты-подрывники. Они вмонтировали мощное взрывное устройство в столик под телефоном. На следующий день, 8 декабря, рано утром, трое сотрудников боевой группы подъехали к дому. Они дождались, когда его жена с дочкой покинули квартиру, чтобы не пострадали невинные люди. В 8.45 Махмуду Хамшари позвонили. Он снял трубку. – Это Махмуд Хамшари? – уточнил по-арабски руководитель группы. – Да, это я, – с готовностью ответил тот, ожидая звонка итальянского журналиста. Оператор с помощью дистанционного управления привел в действие детонатор... Слухи о том, что людей из «Черного сентября» убивают одного за другим, поползли по Ближнему Востоку. [b]Аль-Шир: Никосия, январь 1973 года[/b] Хусейн Абд аль-Шир (он же Хусейн Башир, он же Абд аль-Хир) был представителем арафатовской организации ФАТХ на Кипре, который в силу своего удачного географического положения (с острова было рукой подать до Ливана, Египта и Израиля) служил удобной базой для терактов в Европе. Аль-Шир лично отбирал молодых палестинцев для боевых действий. Известно было, что одновременно он поддерживал тесные отношения с резидентурами КГБ и спецслужб других социалистических стран на Кипре. Советский Союз уже несколько лет оказывал массированную помощь палестинским боевым организациям. Аль-Шир переправлял в Советский Союз молодых боевиков, которых КГБ принимал для диверсионной подготовки. Считается, что аль-Шир снабдил отправлявшихся в Мюнхен террористов документами и билетами. Когда аль-Шир уехал утром по делам, израильтяне побывали в его комнате и вмонтировали в кровать небольшое количество взрывчатки. Ему достаточно было лечь в постель, чтобы прозвучал взрыв. Но руководитель боевой группы подумал о том, что аль-Шир может привести к себе гостей, кто-то присядет на кровать и погибнет. Чтобы избежать ненужных жертв, установили еще один взрыватель, требующий радиосигнала. Вечером 24 января аль-Шир вернулся в гостиницу в сопровождении человека, который был осведомителем Моссад. Он сообщил руководителю операции, что аль-Шир в номере один. Через некоторое время свет в номере погас, это означало, что аль-Шир лег спать. Наблюдавший за окном оперативник подал сигнал оператору... Взрыв был настолько мощным, что выбило окна и дверь номера. [b]Зайяд Мухаси: Афины, январь 1973 года[/b] Аль-Шира сменил на Кипре Зайяд Мухаси. Говорят, что его не включили в первоначальный список. Но раз было принято решение устранить его предшественника на этом посту, то и наследника сочли достаточно опасным. Израильтяне отыскали его в Греции и в гостиничный номер заложили восемь миниатюрных зажигательных бомб. При взрыве в закрытом помещении они мгновенно сжигали весь кислород. Но взрыватель почему-то не сработал, тогда один из агентов Моссад взломал дверь и бросил еще одну бомбу. [b]Аль-Кубаиси: Париж, апрель 1973 года[/b] Через два месяца в Париже Моссад рассчитался с еще одним террористом. Базиль аль-Кубаиси, обладатель иракского паспорта, состоял в Народном фронте освобождения Палестины. Аль-Кубаиси занимался доставкой боевикам оружия и взрывчатки. Считается, что аль-Кубаиси готовил покушение на премьер-министра Израиля Голду Меир, когда она прилетела в Соединенные Штаты. Тогда в машину рядом с терминалом израильской авиакомпании в аэропорту имени Джона Кеннеди заложили огромный запас взрывчатки. Но ее обнаружили, и Голда Меир осталась жива. 6 апреля вечером аль-Кубаиси славно поужинал в дорогом кафе и прогулочным шагом отправился в гостиницу. По дороге он получил пулю – тоже из «беретты». [b]Абу Юсеф, Кемаль Адван, Камаль Насер: Бейрут, апрель 1973 года[/b] Те, кто руководил террористами, обосновались в Бейруте. Окруженные множеством телохранителей, они ощущали себя в безопасности. Они были уверены, что в Ливане израильтяне до них никогда не доберутся. В Бейруте находились три руководителя «Черного сентября», непосредственно занимавшиеся терактом в Мюнхене: Мохаммад Юсуф аль-Наджар (он же Абу Юсеф), Кемаль Адван и Камаль Насер. Исполнение было поручено спецназу. Командовал отрядом подполковник Эхуд Барак. Отряд погрузили на скоростные катеры. Им понадобилось семь часов, чтобы дойти до Бейрута. На берег шестнадцать спецназовцев высадились с резиновых лодок. Там их ждали три машины. Все спецназовцы были в гражданской одежде; их отвезли в центр города. Эхуду Бараку пришлось переодеться женщиной и напялить парик, чтобы обмануть бдительность палестинских охранников и ливанских полицейских. Он даже воспользовался косметикой, а под лифчиком у него были гранаты. Он, правда, вынужден был отказаться от юбки, но в то время уже многие женщины носили брюки. На улице Барак для маскировки обнял одного из подчиненных за талию, и они благополучно миновали полицейский патруль. Всех троих руководителей «Черного сентября» тщательно охраняли. Поэтому атаковали всех троих одновременно. Подполковник Эхуд Барак отдал приказ действовать, пять раз нажав на тумблер радиопередатчика. Руководители боевых групп считали сигналы, разгибая пальцы. Все три группы действовали стремительно. Телохранители даже не успели взяться за оружие. Отход боевых групп прикрывали израильские вертолеты. Об операции, проведенной в Бейруте, писали и говорили решительно все. Израильтяне считали, что справедливость восторжествовала – преступники наказаны. – Мы уничтожили убийц, которые собирались убивать вновь и вновь, – сказала Голда Меир в кнессете. Палестинские вожди были напуганы. Руководителей боевых отрядов окружили большим количеством телохранителей и обязали минимум раз в месяц менять квартиру. Жен отправили в Египет. Больше всех боялся за свою жизнь Ясир Арафат. С того дня он больше никогда не ночевал два раза в одном месте. [b]Мохаммад Будиа: Париж, июнь 1973 года[/b] В Париже Моссад обнаружил одного из самых известных террористов тех лет Мохаммада Будиа. Будиа отправил в Израиль трех молодых девушек с заданием взорвать несколько отелей в самых посещаемых туристами районах Израиля. Он снабдил девушек одеждой, пропитанной различными химическими веществами. Соединенные вместе, они становились такими же опасными, как напалм. Но израильская контрразведка обратила внимание на странно ведущих себя девушек. Они были арестованы и на допросах описали человека, который их послал. Это был Будиа. Мохаммад Будиа был крайне осторожен, постоянно менял внешность и имена. Нигде подолгу не жил, мастерски уходил от наблюдения. В Париже он обзавелся целым гаремом, так что снимать квартиры необходимости не было. Он ночевал у своих подруг, соединяя приятное с полезным. За сексуальные подвиги израильтяне окрестили его «синей бородой». Поздно вечером 27 июня 1973 года израильтяне засекли машину Будиа возле дома одной из его пассий. Он был осторожен и всегда проверял машину, прежде чем в нее сесть. Тем не менее агентам Моссад удалось вскрыть автомобиль и подложить взрывное устройство под водительское сиденье. Утром Будиа покинул свою подругу и спустился вниз. Он вышел на улицу и тщательно осмотрел свой голубой «Рено», заглянул в багажник и под капот, проверил выхлопную трубу и днище. Ничего подозрительного он не обнаружил, сел за руль и... взлетел на воздух. [b]Моссад ошибается: Лиллехаммер, июль 1975 года[/b] Трое боевиков, выживших в Мюнхене, скрывались много лет. Но вечно прятаться невозможно. И в конце концов они тоже были уничтожены. Только с Али Хасаном Саламехом у Моссад вышла промашка. Саламех стал одним из самых близких к Арафату людей. Тот настолько доверял Саламеху, что поручил ему командовать своей личной охраной. О нем говорили как о возможном наследнике Арафата. Саламех оказался трудной мишенью. Его очень хорошо охраняли. Израильтяне гонялись за ним по всей Европе. Но он постоянно исчезал за «железным занавесом» – прятался в социалистических странах, где его оберегал аппарат госбезопасности. Израильская разведка получала массу противоречивых сообщений о его местопребывании и не знала, кому верить. 14 июля руководитель группы получил информацию о том, что Саламех находится в Норвегии и ждет курьера. Первая группа, которой поручили операцию возмездия, уже устала и нуждалась в отдыхе. Задание поручили новичкам, не имевшим опыта. Именно поэтому операция окончилась смертью невинного человека и колоссальным провалом. Вот как развивалась эта история. В поле зрения агентов Моссад попал курьер террористов по имени Кемаль. Он сначала находился в Осло, а потом отправился в небольшой курортный городок Лиллехаммер. Это был странный маршрут для курьера, который, по словам информаторов, вез что-то важное для руководителя террористической организации. Единственное возможное объяснение – именно там находится Саламех. Несколько сотрудников оперативной группы Моссад взяли напрокат машины и отправились в Лиллехаммер. Курьера обнаружили в центре города в кафе «Королина», где Кемаль беседовал с каким-то арабом. Израильтяне не верили своим глазам – значит, встреча с Саламехом и в самом деле состоялась! Только потом стало ясно, что произошла чудовищная ошибка. Ахмед Бучик, официант, приехавший из Марокко в Норвегию на заработки, был поразительно похож на Саламеха. 21 июля, в субботу, десять оперативников из Моссад, сменяясь, весь день следили за невинным человеком. В их распоряжении были четыре автомобиля, взятых напрокат, так что они легко перемещались по городу. Утром Ахмед Бучик позавтракал в маленьком кафе в центре города, побывал в бассейне, вечером отправился со своей женой в кинотеатр, где демонстрировали старый военный фильм. Тем временем в город приехала группа ликвидации. В половине одиннадцатого вечера человек, которого считали Саламехом, сел со своей дамой в автобус и поехал домой. Когда они шли от остановки, перед ними остановилась «Мазда» белого цвета. Двое оперативников остались в машине, двое выскочили с оружием в руках. Это были все те же «беретты» двадцать второго калибра с глушителем. Они всадили в несчастного официанта четырнадцать пуль. В маленьком городке выстрелы прозвучали особенно громко. Соседи немедленно вызвали полицию, которая приехала в считанные минуты. Это было первое убийство в городе за сорок лет. Началось расследование. Бдительные соседи отметили появление в городе как раз накануне убийства людей восточной наружности на машинах с неместными номерами. Боевая группа успела покинуть страну. Но группа поддержки была задержана. Для израильских руководителей убийство невинного официанта и арест всей группы был тяжелым ударом. В руках норвежской полиции оказались шесть подозреваемых. Все они были агентами Моссад. Всех шестерых судили. Все они удивительным образом оказались слабыми профессионалами. И это не вязалось с репутацией Моссад как чуть ли не лучшей разведки мира. [b]Саламех: Бейрут, январь 1979 года[/b] Израильтяне продолжали следить за Саламехом. Операция по его уничтожению началась в ноябре 1978 года. Агент Моссад, выдававшая себя за англичанку Эрику Чэмберс, приехала в Бейрут, чтобы поработать в палестинской благотворительной организации. Группа наружного наблюдения выявила, что Саламех постоянно ездит по одному и тому же маршруту – из дома жены до штаб-квартиры ФАТХ. Эрика Чэмберс сняла квартиру, окна которой выходили как раз на эту улицу. Она часами сидела у окна. Через неделю в Бейрут прибыл еще один агент Моссад с фальшивым канадским паспортом. Он тоже снял квартиру, взял машину напрокат и целыми днями разъезжал по городу, предлагая владельцам магазинов кухонную утварь из Канады. Через день прибыл еще один агент с британским паспортом, который, как и остальные, вполне легально остановился в гостинице и взял напрокат «Фольксваген». К середине января 1979 года все было готово. В один из январских вечеров двое израильских боевых пловцов спустили с борта израильского ракетного катера маленькую лодку и поплыли в сторону Бейрута. Они вышли на берег с тяжелым грузом взрывчатки и детонаторов. На берегу их ожидали два израильских агента. Пловцы помигали им фонариком. Они вышли из своего «Фольксвагена» и забрали ценную посылку. Пловцы оттолкнули лодку от берега и, дружно работая веслами, направились к катеру, который их подобрал и исчез в темноте. Агенты вернулись в квартиру, которую снимали, и распаковали взрывчатку. Это было пять килограммов мощного гексогена. Они заложили гексоген во взятый напрокат «Фольксваген». Через несколько дней припарковали его на Бекаа-стрит, по которой регулярно проезжал Саламех. Агенты устроились неподалеку и стали ждать. 22 января 1979 года израильские агенты не промахнулись. Без четверти четыре дня Саламех попрощался с женой – его ждали в родительском доме, чтобы отметить день рождения его племянника. В огромном «Шевроле» его сопровождали двое хорошо вооруженных охранников, еще трое находились в «Лендровере» сопровождения. Конвой мчался с большой скоростью, но это не спасло «красного принца». Когда его машина свернула на Бекаа-стрит и проезжала мимо припаркованного «Фольксвагена», агент Моссад, находившийся в квартире, снятой Эрикой Чэмберс, нажал кнопку радиосигнала. Раздался взрыв. Пять килограммов гексогена покончили с «красным принцем» и его телохранителями. Саламех был смертельно ранен, он выпал из машины и распростерся на земле. Его доставили в больницу при Американском университете и сразуповезли в операционную. Острый кусок металла попал ему в мозг, и в начале пятого врачи зафиксировали смерть. Сто тысяч палестинцев провожали Саламеха в последний путь. Ясир Арафат выступал на его похоронах: – Мы продолжим наш путь, ведущий в Палестину! Прощай, мой герой! Из организаторов теракта в Мюнхене остались Абу Айяд, который вместе с Арафатом основал боевую организацию ФАТХ и «Черный сентябрь», и Абу Дауд, непосредственно руководивший террористами в Мюнхене. [b]Абу Дауд, неудача: Варшава, июль 1981 года[/b] В начале января 1977 года в Париж прилетел Абу Дауд. Это он непосредственно руководил нападением палестинских боевиков на израильских спортсменов в Мюнхене. Он получил въездную визу во французском посольстве в Бейруте, предъявив фальшивый иракский паспорт на имя Юсуфа Раджи Ханна. Об этом стало известно Моссад. Израильтяне уведомили власти ФРГ, которые хотели судить Абу Дауда за кровопролитие в Мюнхене. Боннские судебные чиновники попросили о помощи французскую контрразведку – управление охраны территории. Абу Дауд уже находился во Франции в составе официальной палестинской делегации, которую пышно принимали. Французские дипломаты попали в глупое положение, когда палестинца арестовали и посадили в парижскую тюрьму «Санте». В камере он оказался вместе с мелким вором из Бельгии и парочкой наркоманов. Федеративная Республика и Израиль немедленно потребовали выдать им Абу Дауда. Французские власти, узнав, с кем они имеют дело, испугались собственной смелости. Париж годами подкупал различные террористические группы, добиваясь, чтобы они действовали где угодно, только не во Франции. История с Абу Даудом угрожала разрушить эту сложную игру. Палестинца тут же повели в суд. Рассмотрение его дела продолжалось двадцать минут. Выяснилось, что арестовали Дауда без соблюдения необходимых формальностей. Его тут же посадили в машину и с полицейским эскортом отвезли в аэропорт Орли, снабдили билетом первого класса и посадили на первый же рейс в Алжир. После этой истории Абу Дауд предпочитал ездить только в социалистические страны, где ему ничего не угрожало. В конце июля 1981 года Абу Дауд приехалв Варшаву под именем гражданина Ирака Тарика Шакира Махди. Вечером в субботу, 1 августа, к нему подошел молодой человек средиземноморской наружности и всадил в него пять пуль. Но стрелял он плохо, Абу Дауда не убил, только ранил. Палестинцу повезло – в госпитале Министерства внутренних дел ему удачно удалили три пули, и он выздоровел. Счастливо избежавший смерти Абу Дауд скрылся. Утверждали, что живет на Кипре вместе с женой на пенсию, получаемую от Палестинской автономии. Он дал интервью американским журналистам, которые связались с ним через Сирию. Он подтвердил, что нападение на спортсменов в Мюнхене было одобрено Арафатом. Председателю ООП обо всем докладывал его ближайший помощник Абу Айяд. Арафат благословил теракт словами: – Аллах вас защитит. По словам Абу Дауда, деньги для операции нашел Махмуд Аббас, он же Абу Мазен, избранный после смерти Арафата президентом Палестинской автономии. Абу Дауд сказал, что сейчас он не стал бы проводить такую операцию, но тогда она была очень полезной: – Благодаря этой операции о палестинском вопросе узнали пятьсот миллионов человек, которых совершенно не волновала судьба палестинцев. Узнав, что кинорежиссер Стивен Спилберг снял фильм о сентябрьских днях в Мюнхене, Абу Дауд удивился, что американец с ним не посоветовался: – Он должен был поговорить с теми, кто знает правду. Если бы меня спросили, я бы рассказал все, как было. [b]Абу Айяд, смерть от своих: Тунис, январь 1991 года[/b] Абу Айяд, один из главных соратников Арафата, боялся, что рано или поздно агенты Моссад доберутся до него. Но израильтяне перестали охотиться за ним, потому что Абу Айяд пришел к выводу, что надо отказаться от вооруженной борьбы и договариваться с израильтянами. Тогда его убили свои. Утром 14 января 1991 года Абу Айяд, обосновавшийся в Тунисе на вилле у океана, обсуждал кризис в Персидском заливе с двумя коллегами. Поглощенный разговором, Абу Айяд не обратил внимания на то, что в комнату вошел телохранитель. Это был молодой человек по имени Хамза Абу Зейд, в руке он держал «калашникова». Телохранитель внезапно поднял автомат и открыл стрельбу. Главной целью убийцы был Абу Айяд, он получил четыре пули в живот и одну в голову. Абу Айяд считался самым вероятным наследником Ясира Арафата на посту председателя исполкома Организации освобождения Палестины. Арафат находился в Багдаде. Он сразу же вылетел в Тунис, чтобы присутствовать на похоронах старого друга и преданного соратника. Выяснилось, что убийца работал на Абу Нидаля, который убил палестинцев больше, чем Моссад. Не ясно было, чей заказ выполнял Абу Нидаль, который не работал бесплатно. Похоже, заказчиком выступил Саддам Хусейн. Абу Айяд считал, что Саддаму нужно вывести войска из Кувейта и избежать большой войны. Саддам Хусейн нашел способ избавиться от человека, который ему не нравился. [b]Вместо эпилога[/b] В семидесятые и восьмидесятые годы все осуждали Израиль за применение силы против террористов, боевые операции на территории других государств, нежелание договариваться с боевиками. Времена изменились, когда не только Израиль, но и другие государства оказались жертвами большого террора. Впрочем, кто теперь помнит мюнхенскую трагедию? Я беседовал со многими людьми, так или иначе связанными с событиями, которые произошли в сентябре 1972 года в Мюнхене. Один из наших замечательных спортсменов, вернувшийся из Мюнхена с золотой медалью, увлеченно рассказывал о своих победах и счастливых днях спортивного праздника. – Да, но, к сожалению, – сказал я, – мюнхенская Олимпиада запомнилась еще и трагической историей. – Какой? – удивился олимпийский чемпион. Я напомнил. – Да что вы, – прервал он меня, – это эпизод! А вот как мы обставили американцев – это эпоха. [b]На илл.: [i]Директор Моссад Цви Замир видел, как гибли спортсмены в Мюнхене. Он руководил операцией возмездия.[/b][/i] [i]Совместный проект газеты «Вечерняя Москва» и телеканала ТВЦ[/i]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?