втр 15 октября 10:07
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Олег Толкачев: Пора продавать не только здания, но и знания

Олег Толкачев: Пора продавать не только здания, но и знания

Послушать отчет Комплекса имущественно-земельных отношений о работе в прошлом году и планах на 2000-й захотело столько народу, что на всех мест не хва

[i]В тот день многим, пришедшим в зал заседаний московского правительства, пришлось остаться за дверью. Может, совещание было закрытым и разговор не предназначался для посторонних ушей? Как раз наоборот: послушать отчет Комплекса имущественно-земельных отношений о работе в прошлом году и планах на 2000-й захотело столько народу, что на всех мест не хватило. Тем не менее нам удалось поприсутствовать на «защите» и еще раз убедиться в значимости этого структурного подразделения для экономики города. Сегодня мы беседуем с руководителем комплекса, первым вице-премьером правительства [b]Олегом ТОЛКАЧЕВЫМ.[/i] — Олег Михайлович, из вашего доклада на заседании правительства можно заключить, что механизм получения дивидендов от городской собственности стал за последний год гораздо эффективнее, а план по доходам даже перевыполнен. За счет чего это достигнуто?[/b] — Самое важное, что система оказалась достаточно устойчивой. Есть приличное перевыполнение — 25 процентов. Получено оно в основном благодаря тому, что удалось возвратить долги, считавшиеся после дефолта безнадежными. Хороший прирост у нас по земле, а также по «долям» города в акционерных обществах. В целом, по-моему, и правительство, и мэр оценили нашу работу положительно. [b][i]Наша справка. [/b] В 1999 году Комплекс по экономической политике и имущественно-земельным отношениям перевыполнил плановое задание на 25%, собрав 8,2 млрд. рублей. Из этих средств 4,9 млрд. рублей было направлено в муниципальный, 1,1 млрд. рублей — в федеральный бюджеты.[/i] — Цифры цифрами, — продолжил Олег Михайлович, — но я бы акцентировал внимание на том, что решены основные, фундаментальные задачи. [b]— Это те десять «мэрских ударов», о которых вы говорили?[/b] — Да, десять мэрских ударов — это десять точек, по которым мы вели «прицельный огонь». Это работа с территориями, с долями города, повышение эффективности государственных унитарных предприятий и ликвидация ненужных ГУПов, законодательное обеспечение имущественно-земельных отношений… Но появилось и нечто новое. Добились более реальной котировки акций предприятий городской собственности. Освоили страхование имущества — уже до 17 процентов собственности застраховано, и надо подтягиваться к половине. Солиднее стало правовое обеспечение процесса. То есть структура управления имуществом заработала на различных уровнях, ее уже нельзя разрушить — она состоялась именно как система. Теперь ее надо совершенствовать, доводить до ума. [b]— Разговор показался мне очень интересным, выступавшие старались не просто подсказать, как получить дополнительные средства, но и вывести всю систему на новую орбиту. А Юрий Михайлович, помнится, несколькими необычными вопросами даже поставил вас в тупик, не правда ли? [/b] — Да, было несколько нетрадиционных поворотов во время обсуждения. Их, по крайней мере, пять. Очень важную задачу поставил мэр: правильно, говорит, что вы показали ту разницу, на которую превысили первоначальный плановый показатель. Но хорошо бы еще понимать: а сколько мы могли бы собирать в идеале? Сложный вопрос… И тем не менее на него надо уметь давать ответ. Примерно такой: столько, сколько собрали, плюс оставшиеся долги, плюс то, что город недобрал из-за предоставленных льгот, прибавить недобор. Хотя у нас и высокая собираемость — процента 93—94, но можно было бы и побольше. Главное — нужно к чему-то стремиться. Где та точка совершенства, к которой мы должны прийти? Это очень интересно. [i][b]Наша справка. [/b] В 2000 году от работы с городским имуществом правительство Москвы планирует получить 8,1 млрд. рублей. Для Департамента государственного и муниципального имущества годовое задание составит 3,9 млрд. рублей (в том числе от продажи — 915 млн. рублей, от аренды — 2,9 млрд., дивиденды по принадлежащим городу акциям — 100 млн. рублей). Московский земельный комитет должен получить 3,5 млрд. рублей, специализированное государственное унитарное предприятие (бывший фонд имущества) — 630 млн. рублей.[/i] [i]Следующий вопрос, на который натолкнул Юрий Михайлович, — интеллектуальная собственность. Как ее оценивать? Ведь до сих пор, когда говорилось о стоимости предприятия, оценивался баланс или, в лучшем случае, рыночная стоимость земли, станков, имущества, амортизации. А предприятие состоит еще и из технологий, из тех знаний, которые несут люди, которые умеют работать на этом оборудовании. Скажем, есть команда знатоков: менеджеров, рабочих, инженеров. Допустим, они куда-то ушли — то ли грипп скосил, то ли всех поголовно в армию забрали. И вы пригласили команду новичков — они ничего не знают, не умеют. Скажите, что-нибудь получится на этом предприятии? Да там не просто все развалят, хорошо, если ничего не взорвется и живы все останутся, а толку от них не будет. Так сколько стоят знания? Если в начале века на западном рынке котировались машиностроительные, транспортные, автомобильные, потом — нефтедобывающие концерны, то в конце ситуация поменялась. Теперь лидируют компьютерные корпорации, подобные «Майкрософту». Причем не те, что паяют компьютеры или пишут программы, а те, где ведущие идеологи определяют виртуальный мир столетия. Почему акции этих компаний так дорого стоят, почему инвесторы вкладывают в них деньги? Не потому, что если эту компанию продашь, то за их железки выручишь вложенное. А потому, что вкладчики или инвесторы понимают: в ней — будущее. Конечно, есть примеры интеллектуальной собственности подешевле, но от этого не менее весомые по сравнению с материальной. Технология компании «Боинг», например, в том, как строить самолеты, дальние магистральные, сколько они стоят и какова стратегия продаж. И как «Боинг» конкурирует с аэробусом или с «Локхидом». Это ноу-хау, интеллектуальная собственность. А российский «МиГ», который делает боевые машины и продает их по всему миру! С уверенностью можно сказать, что никакая паровозная компания не произведет истребители класса МиГ. Нет у них этих знаний, таких людей — не просто инженеров, а умов. Нет истории, нет технологии, нет того пути, который прошла компания. Это и есть интеллектуальная собственность.[/i] [b]— Как же определить ее стоимость? [/b] — Самый точный критерий — котировки на бирже. И даже в условиях отсутствия полноценной биржи акций интеллектуальную собственность Москвы уже пора оценивать. Пора для себя понимать, сколько же стоит то, что мы умеем, что знаем. Задача непростая, но если не ставить перед собой таких перспективных задач, ты будешь холодным ремесленником, сапожником. И в этом мэр абсолютно прав. Очень важный вопрос, который также поднял мэр, — «горячая линия». Правда, из всего того, что было сказано, некоторые увидели только одно: мэр приказал устроить телефон, по которому можно жаловаться. Это примерно тот самый эффект Паркинсона, который говорит, что если в Британском парламенте обсуждается строительство какого-нибудь кольцевого ускорителя в Стоун-хэнде, то вопрос проходит за 15 минут, потому что всем парламентариям он безразличен, они ничего в этом не понимают. Но если в парламент вносится вопрос о строительстве навеса для стоянки велосипедов парламентариев, обсуждение длится 4 часа. Велосипед есть у каждого, это им близко. Так и у нас получается. Тем не менее это дело важное, и надо было самим додуматься. Еще одна проблема — страхование имущества. Наверное, впервые в этом году мы можем в каком-то объеме эту работу продемонстрировать. [b]— Правда ли, что клиентам, как говорили на заседании, предлагают воспользоваться услугами лишь одной страховой компании?[/b] — Компания у нас не одна, не сомневайтесь. Но мэр правильно предлагает иметь набор страховых компаний, рынок страхования. К этому пока сделан только первый шаг. От нынешнего начального, первобытного положения пора переходить к более цивилизованному. [i][b]Наша справка. [/b] Доходы от работы с имуществом распределятся следующим образом: в бюджет Москвы будет направлено 4,7 млрд. рублей, в префектуры — 1,6 млрд. рублей, на реализацию городской инвестиционной программы — более 500 млн. рублей, в федеральный бюджет и другим получателям — 1,1 млрд. рублей.[/i] [i]Еще одна непростая проблема: сколько денег из тех дивидендов, которые наш комплекс направляет в казну, идет на развитие города? Это очень деликатная материя. Как тратятся деньги в семье — глубоко интимная вещь. У каждого свои взгляды. Молодому поколению хочется всего сразу, они не думают, как деньги достаются. Мужской половине — что-то свое, женской — тоже. Но вот приходит теща — и начинает указывать… Да ничего хорошего из этого не выйдет! Со стороны никто не поймет внутренней коллизии этого коллектива, никто не поможет. Семья здоровая — там всегда порядок. А если внутри кабак, то всегда будут скандалы. Так и в акционерных обществах. Сколько нужно тратить на свое развитие, сколько отдавать вкладчикам, решает общее собрание акционеров. Но если город имеет там долю, то должен понимать, что ему выгодно: изъять эти деньги и отдать в городскую казну или все-таки потратить на развитие тех обществ, которые находятся на территории города же. И сколько средств для этого в конце концов нужно? Пора уметь и на это отвечать.[/i] [b]— То есть попытаться создать какую-то формулу? [/b] — Знаете, по образованию я физик и как раз мог бы склоняться к тому, чтобы создать «формулу любви». Но боюсь, что здесь как раз никакую формулу толком не создашь. Потому что очень много факторов с трудом поддаются учету и абсолютно непредсказуемы. Та же политическая конъюнктура, тот же дефолт — их никакой формулой вам не удастся предвосхитить. Тем не менее надо просто пытаться, как говорит мэр, «управлять тенденцией». [b]— Были замечания, в частности, у префекта Виктора Козлова и других, по поводу необъективности оценок стоимости того или иного предприятия. Институт оценщиков, видимо, тоже требует перемен? [/b] — Правильно, погрешность в оценках бывает. Но что значит «точная оценка»? Ничего точного в жизни нет. Даже измерения линейкой не точны. Более или менее верную оценку дает котировка на бирже: столько стоит твое предприятие сегодня. Завтра будет по-другому, послезавтра — по-третьему. Кто-то идет вверх, кто-то вниз. Тем не менее надо иметь ясный механизм оценки. Такой, который соответствовал бы требованиям тех, кого оценивают, и вместе с тем, смысл которого понимало бы правительство, чтобы не давать возможности ни завышать, ни занижать оценки. Как судьи судят фигурное катание? Бывает, кого-то затирают, кого-то несправедливо поднимают. Но при всем том есть критерий, определенный норматив. Если спортсмен не делает прыжок в четыре оборота, а ему ставят 6,0 — значит оценка необъективна. Не обманешь специалиста. Там как делается: выкидывают самую высокую и самую низкую оценки — и ставят среднюю. Так и здесь должно быть: не одна, а набор оценок, и выводится средняя. [b]— Но главным вопросом мэр назвал оптимальное соотношение ставок оплаты за землю, аренду для того, чтобы не задушить предприятие. Как же найти то уравнение, чтобы отдача от предприятий была оптимальной?[/b] — Речь идет о чем: предприятия можно сразу задушить налогами так, что в один год они отдадут все и… закроются. Толку-то что: предприятие умерло. Зато я собрал! [b]— Что у нас с успехом и делают на федеральном уровне.[/b] — Да. Поэтому страна там и находится… Какова должна быть шкала налогообложения? Это очень тонкий вопрос. Конечно, сейчас нам уже нужно переходить к более тонкому регулированию, к высшим производным. Должен быть разумный баланс между размерами арендной платы и способностью предприятий ее платить с тем, чтобы стимулировать развитие бизнеса в городе. Такую задачку на ближайшее будущее нам поставил мэр. [b]— Олег Михайлович, работников ваших служб порой упрекают в бюрократических проволочках. Помню, вы сказали, что дело чести комплекса это искоренить. Так как чувствуют себя бюрократы сегодня?[/b] — Сказать, что нам удалось полностью искоренить всю бюрократическую волынку при регистрации документов, нельзя. Но какие-то шаги сделали. Уменьшили время на согласование, снизили оплату за услуги. Открыли много дополнительных филиалов. С другой стороны, иные посетители просто не хотят понять, что есть требования закона: представить набор документов, которые нужны для того, чтобы собственность была зарегистрирована. [i]Заканчивая разговор, мы предложили Олегу Михайловичу открыть в «Вечерней Москве» «Горячую линию», о которой говорилось на заседании. Договорились провести ее уже на этой неделе. Итак, в четверг, 27 января, с 15 до 16 часов москвичи могут позвонить Олегу Михайловичу Толкачеву. Он готов ответить на ваши вопросы по поводу любых имущественно-земельных отношений, разобраться с волокитой при оформлении сделок и т.п. Телефоны прямой линии: 259-83-91, 259-81-87, 259-65-09, 259-36-25.[/i]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада