пт 18 октября 15:13
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Конец эпохи Ельцина. Что впереди?

Конец эпохи Ельцина. Что впереди?

Народ разуверился во власти, которая называла себя демократической, но которую цивилизованный мир посчитал коррумпированной и назвал воровской

[b]После того как страсти в связи с досрочной отставкой президента Бориса Ельцина несколько улеглись, можно спокойно поразмышлять о сложившейся ситуации. Тем более что как сторонники, так и противники Ельцина сгоряча чего только не наговорили! То, что досрочный уход Бориса Ельцина с поста президента на деле не был неожиданностью, ибо он органично вписывается в сценарий, разработанный «семьей» еще к лету 1999 года, едва ли уже не стало общим местом рассуждений независимых политологов. Те же, кто утверждал, что Ельцин до последнего будет держаться за власть и даже умрет в кресле президента (А. Ципко), многого не учитывали.[/b] [i]Ни состояния здоровья «царя Бориса», которое временами делало его совершенно беспомощным и сильно беспокоило «семью», боявшуюся, что новая ситуация может застать ее врасплох. Ни «генеральной линии» «семьи» в обстановке, возникшей после принявшего международный характер скандала в связи со швейцарскими счетами, когда главным для нее стало не продлить настоящее, в любом случае кратковременное, а обеспечить себе безопасное будущее. Не учитывали и реальной силы и влияния «семьи» на президента, которая в конечном итоге и продиктовала ему решение об отставке, внешне выглядевшее для него достойным. Не учитывали и того, что Запад, грубо говоря, уже списал Ельцина как руководителя России, с которым можно вести серьезные дела. В последнее время западные лидеры его откровенно сторонились, а СМИ открыто называли воровским созданный Ельциным режим.[/i] Однако по-своему правы были и те, кто считал, что Борис Ельцин до последнего будет держаться за власть. Например, Гавриил Попов, неплохо лично знавший Бориса Ельцина, даже не исключал, что ради этого тот может даже выйти за пределы конституционного поля. Тогда что же заставило Ельцина ускорить принятие, несомненно, тяжелого для него решения о досрочной отставке и при этом чувствовать себя, как мы видим, в наилучшем настроении? Только ли достигнутая заранее с назначенным им преемником договоренность о гарантиях личной безопасности ему и его близким, а также успокоившее «семью» обещание не пересматривать итоги приватизации? Не думаю. Хотя это, безусловно, успокоило окружение Ельцина. Ответ на заданный вопрос, на мой взгляд, дает то, что он принял решение об отставке еще во время пребывания в Китае. Это, кстати, подтверждают и члены семьи Ельциных. Можно предположить, что он там не раз слышал о родоначальнике китайских реформ Дэн Сяопине, который продолжал оказывать решающее влияние на ход реформ и развитие страны в целом, уже не занимая никакого государственного, партийного и иного поста и будучи уже больным и слабым. Ельцин, очевидно, представил себя в роли Сяопина. И об этом говорит целый ряд фактов. Во-первых, находясь в Вифлееме, Ельцин высказался в том духе, что он продолжает контролировать ситуацию в стране посредством человека, которого он сам выбрал своим преемником. Вовторых, уйдя в отставку, Ельцин официально будет именоваться не бывшим, а первым президентом РФ. В-третьих, он будет иметь свой кабинет в Кремле со своим штатом. В-четвертых, для Ельцина создается специальный фонд наподобие «Горбачев-Фонда», штат которого, скорее всего, в миниатюре воспроизведет почти все президентские структуры. Там наверняка будет место, кроме, понятно, личной охраны, и помощникам, и советникам, и спичрайтерам, и пресс-секретарю, и даже управделами. И не в московские мэры надо было рваться Пал Палычу (Бородину), а настраиваться на переход на должность управдома в новый фонд. И можно не сомневаться, что в отличие от фонда Горбачева фонд Ельцина никто не будет ущемлять. Первому президенту России, не то что первому президенту СССР, не придется ездить по миру с лекциями ради сбора денег и поддержания своего статуса. Строго говоря, для дела подобные фонды — нуль, но для наших бывших первых лидеров — это действительно максимально щадящий уход из большой политики. Сейчас много говорится и пишется о том, как ловко стратеги Кремля и «семьи» перехитрили своих политических противников во имя сохранения пресловутой преемственности. Но хитрость в политике хороша, пока она не ведет к обману народа или пока не пытаются обмануть саму историю. Жаль, что мы только что свернули с того пути, по которому уже целый ряд лет идут бывшие страны социализма,где уже функционирует двухпартийная система. Большевикам в 17-м тоже казалось, что они перехитрили всех, но за эту хитрость пришлось расплачиваться нескольким поколениям россиян. Да мы за нее до сих пор платим. Уход в отставку правившего страной около 10 лет «президента-царя», который силой своих необъятных конституционных полномочий оставлял на ключевых постах государства давно дискредитировавших себя радикал-либералов и тем самым искусственно сдерживал естественный процесс политической эволюции, объективно требует смены правящей элиты. Так происходит практически во всех странах бывшего реального социализма, в которых правых у руля государства сменяют левые и наоборот. Ротация правящих партий не только позволяет откорректировать проводившийся до этого курс, но и, как правило, дает мощный импульс общественному развитию. У нас же происходит нечто уникальное. Протест народа против проводившейся все последние годы политики, против нищенских условий жизни и коррумпированной власти по каким-то пока до конца не проясненным причинам в ходе недавних парламентских выборов не нашел своей реализации в той степени, как это ожидалось и как это обычно происходит в других странах. Когда в Европе на смену правым партиям приходят социал-демократы (особенно это наглядно проявлялось в период до формирования социального государства и социально-рыночных отношений и нынешней фазы борьбы за права человека), то это сопровождается углублением демократизации общественных отношений, проведением более выраженной социально ориентированной политики. Мы тоже этот этап так или иначе должны пройти. А вовремя не пройдем — не избежать нам новых социальных потрясений. Допустим, в интересах консолидации общества в условиях, когда страна переживает очень тяжелый период в своей истории, некоммунистическая, в частности, левоцентристская оппозиция в лице «Отечества» и близких ему сил, которая, по логике общественного развития, должна была бы после последних парламентских выборов стать партией власти, вступит в коалицию с прокремлевскими силами. С одной стороны, это, несомненно, снизит накал межпартийной борьбы, содействуя политической стабильности, позволит парламенту быстрее принимать нужные стране законы и т. д. Но, с другой стороны, не задержит ли это формирование двухпартийной политической системы как важнейшей основы нормального функционирования современной демократии? Ныне в широких политических кругах распространено мнение, что поскольку Путин победит любого претендента в президенты, то поэтому такому уважаемому политику, как Примаков, нет резона вступать в заранее проигрышную борьбу за президентское кресло. Боюсь, что это ошибочная позиция. Даже если согласиться с тем, что у Путина сегодня действительно наибольшие шансы на успех, как и с тем, что волею обстоятельств Примаков оказался в чрезвычайно сложной ситуации. Но так видится с позиций сегодняшнего дня, а что будет завтра, то есть в самый канун выборов, мы знать не можем. Всякое происходит в жизни как страны, так и человека. Поэтому кто-то из авторитетных политиков демократической ориентации должен непременно выступать альтернативным кандидатом. Иначе может случиться, что у Зюганова, который наверняка выйдет во второй тур, не окажется серьезного конкурента. Пока Конституция остается такой, какой ее «сделали под Ельцина», и это объективно дает возможность новому президенту действовать авторитарно, равно как и процветанию авторитаризма в отдельных российских регионах. Опасность сползания России к авторитаризму заложена, однако, не только в Конституции. Народ разуверился в демократии, под флагом которой проводились грабительские реформы, вся ельцинская политика, поставившая Россию на грань национальной катастрофы. [b]P. S.[/b] [i]После отставки Бориса Ельцина Россия наконец могла бы выйти из той тягостной ситуации, когда во время президентских выборов народу приходилось делать выбор между плохим и очень плохим. Многие, отдавшие голоса за Бориса Ельцина в 1996 году, сделали это скрепя сердце, поскольку не хотели, чтобы победил лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Казалось, наконец сейчас мы будем иметь достойную пару соперников-некоммунистов в борьбе за президентское кресло. Именно в результате такой борьбы и появляются сильные президенты. Но, увы, похоже, этого не произойдет. А жаль. Как бы за этим пока что неосознанным стремлением большинства нашей политической элиты еще до выборов определиться с президентом не проглядывала вполне осознанная народная тяга к «вождю». Что так характерно для политической культуры России и что грозит нам по меньшей мере установлением на целый исторический этап «направляемой демократии» на восточный манер.[/i]

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит